Значение психолога в процессе психотерапевтического воздействия

Гладкова Анна Леонидовна, психолог,

Заместитель начальника Управления кадров

концерн «Крост»

 

В современном обществе человек, ищущий ответы на многие вопросы, стремящийся к самопознанию, или оказавшийся в возрастном или духовном кризисе, или просто в какой-то  непростой для себя ситуации зачастую остается один на один со своей проблемой, с которой самостоятельно он справиться не может. И тогда он обращается к психологу, в поисках ответов, подсказок и решений.

На мой взгляд, в процессе психотерапии эффективность обращения к психологу, в конечном счете, зависит от личности и системы ценностей самого психолога.

Так,  известный психолог и автор книг А. А. Осипова, считает, что:

«Важной личностной предпосылкой эффективной работы является стремление самого психолога к самоактуализации и личностному росту. Освоение психокоррекции необходимо начинать с себя, с постоянной работы над развитием гибкости, спонтанности и мужества. Личностный рост предполагает реалистичное отношение к себе, постоянную открытость новому опыту, готовность внутренне изменяться, исследовать и творить себя, брать на себя ответственность за свои решения и действия».

Я согласна с этой точкой зрения, это заставляет  задуматься о том, что же на самом деле происходит в процессе личностного взаимодействия психолога и клиента?

Существуют разные мнения психологов на этот счет в разных направлениях психологической науки.

Так одни психологи утверждают, что консультирование должно быть объективным, другими словами ценностно-нейтральным, и опираться только на ценности и потребности клиентов.

Например, психолог Г.С. Абрамова, в качестве цели консультирования обозначает «культурно-продуктивную личность, обладающую чувством перспективы, действующую осознанно, способную разрабатывать различные стратегии поведения и способную анализировать ситуацию с различных точек зрения».

Психолог А.О. Обозова  видит «общую задачу психолога, проводящего консультацию» в том, чтобы «помочь посетителю в осознании, поиске путей решения, способов достижения принятого решения… Результаты труда консультанта заключаются в том, что посетитель начинает лучше понимать свои трудности, точнее видит их причину, узнает способы разрешения проблем, верит в себя и в успех своих усилий, готов исполнить найденные решения проблем».

Но, есть и другие психологи, которые считают, что нужно открыто демонстрировать клиенту свои ценности и убеждения, так как объективность и нейтральность может восприниматься клиентом как одобрение и поддержка его поведения, даже если оно в корне не правильное, или даже аморальное.

Например, известный православный психолог Л.Ф. Шеховцова в своей статье «Особенности православной психотерапии и консультирования», пишет: «Теоретические установки современной психотерапии и консультирования до сих пор еще поддерживает у некоторых психотерапевтов иллюзию, что нужно и можно помогать клиенту, абстрагируясь от собственного мировоззрения. Однако появляется все больше работ, в которых формулируется иной вывод, к которому приходит в настоящее время профессиональное психотерапевтическое сообщество».

Доктор психологических наук М.А. Гулина в своей работе, обобщающей современное состояние западной и отечественной психотерапии, пишет: «Консультанту недостаточно владеть только конкретной теоретической системой и обучиться соответствующей этой системе процессуальной модели, как часто представляется устроителям и участникам поспешно организованных курсов обучения психотерапии. Каждая теория уже в своих терминах скрыто или открыто несет ряд ценностей, которые, собственно, и интегрируют воедино теорию и метод. Эти ценности определяют и жизненную позицию, жизненную философию консультанта, без которой механическое использование метода обращается в манипуляцию в негативном смысле этого термина, делая клиента объектом, а не субъектом консультирования и помощи».

По мнению классического психоаналитика К. Юнга, внимание к этическим проблемам  у психолога, возрастает при накоплении его профессионального опыта в практическом консультировании.

По этому поводу К.Юнг отмечал, что «для результата душевного лечения личность врача (так же, как и пациента) часто намного важнее, чем то, что врач говорит и думает». При этом «происходит встреча двух иррациональных данностей, которые не есть ограниченные, измеряемые величины, но которые привносят с собой наряду с их потенциально определимым сознанием неопределимо распространенную сферу бессознательного».

Главное заключается в оказании помощи не человечеству, народу или какой-то иной однородной массе, а совершенно конкретному, живому, страдающему отдельному человеку. Именно это и является основным императивом среди прерогатив в работе психолога, что особенно отмечал К.Юнг.

Известный отечественный психолог-практик А.Ф.Бондаренко пишет о том, что «профессиональное самоопределение уменьшает дистанцию между «Я-функциональным» и «Я-экзистенциальным», стимулируя дальнейшее развитие специалиста.

Большинство отечественных психологов-практиков пока останавливается на уровне «Я-функционального», делая основной упор на когнитивную сторону своей работы, увлекаясь изучением как можно большего количества различных техник и методик, забывая о собственном личностном развитии и совершенствовании. Ведь главное продуктивное профессиональное зерно не нужно искать где-то во вне. Оно находится в самой личности, дожидаясь, когда его найдут и взрастят. А это оказывается гораздо более сложным и трудным, чем просто заниматься накоплением внешних сведений».

Как мы видим, еще не всем практикующим психологам понятно, что их личная система ценностей, опыт и мировоззрение влияет на результат психологического консультирования. Но рано или поздно любой психолог услышит вопрос: Как мне жить? Как мне поступить в данной ситуации? И на психологе лежит большая ответственность за то, какой ответ он найдет. И если психолог будет искать его только исходя из объективности и жизненных ориентиров и ценностей клиента, то в данном случае будет велика вероятность ошибки, потому что в данном случае психолог не расширит горизонт осознания клиента, а просто подтвердит его собственную картину мира. И только, исходя из своих собственных убеждений, базирующихся на высокой морали, психолог сможет открыть для клиента новые горизонты и повысить его уровень восприятия на ступеньку выше в сложившейся ситуации.

Поэтому, на мой взгляд, психолог, как и всякий человек, имеет право на декларацию своего мировоззрения и своих ценностей. Так как, не обозначая позицию, и свое мнение, а только опираясь на ценности клиента,  психолог приобретает высокий риск оказаться не профессиональным и не принести результата клиента в его обращении по конкретному вопросу.

В обучении специалистов психологии большой акцент делается на знании теории и обладании необходимыми инструментами для работы психолога, которые составляют его дальнейший профессионализм. Но так ли это, на самом деле, важно?

В большинстве серьезных психотерапевтических школ предполагается, что для овладения профессией психологу достаточно приобрести некий объем информации, овладеть определенными умениями и пройти личную психотерапию.

 Но, я считаю, что во взаимодействии человек-человек особую роль играет личность каждого, ее уровень, развитие, ценности, мировоззрение, мораль… Можем ли мы с полной уверенность сказать, что психолог, работая с клиентом осознает не только личностные ограничения клиента, но и свои тоже? И что мешает этому осознанию? В православной религиозной психологии существует такое понятие, как гордыня. И, на мой взгляд, именно гордыня может помешать эффективному продуктивному взаимодействию психолога с клиентом.

Как известно, гордыня в христианстве — это грех, первая страсть, которая появилась в мире еще до сотворения людей. И первым гордецом, учинившим бунт, стал самый могущественный ангел — Денница, который не захотел находиться в послушании у Бога, он решил, что он умнее Бога и сам может управлять этим миром. Гордыня – ощущение полного превосходства своей личности над другими. Она является неадекватной оценкой личностной важности. Проявление гордыни очень часто приводит к глупым ошибкам, из-за которых страдают окружающие.

Поэтому,  психотерапия выступает против гордыни, а почему? Потому что, гордыня заставляет психолога думать, что он лучше всех, умнее всех, и верно может быть только его мнение. Он не принимает критику, и искренне верит, что делает все идеально, и таким образом в лучшем случае он просто стоит на месте, не продвигаясь вперед, а в худшем теряет навыки и знания.

Разберем основные признаки гордыни,  и как она может проявляться практической деятельности психолога.

Первый признак – это «мерить другого своей меркой». Это когда психолог, невольно осуждает клиента, раздражается, не может его принять таким, какой он есть. В психотерапии это влечет за собой отсутствие безоценочного отношения к клиенту, а соответственно и снижает результат психотерапии. В лучшем случае, клиент просто почувствует негативное отношение психолога, и уйдет к другому, в худшем — конечный результат психотерапии будет сильно искажен предвзятым отношением психолога и отсутствием глубинного понимания личности клиента,  которое будет закрыто ему из-за первичного оценочного отношения, за что ответственность понесет сам психолог.

Второй признак – это «своеволие». Своеволие психолога проявляется, как правило, в непослушании. Своевольный психолог не слушает старших, опытных коллег. Он творит свою волю в консультировании, пренебрегая таким понятием как «супервизия»:  «Буду делать так, как считаю нужным, так, как хочу, как я вижу, а не так, как меня учат, не так, как предписывает инструкция, я сам умный, сам все знаю, и все понимаю», говорит он.

Третий признак – это обиды. Что такое обида для психолога в консультировании? Это печаль и горечь оттого, что клиент задевает психолога, говорит ему обидные вещи, сравнивает его с другими специалистами, обесценивает его работу. И в сердце психолога, невольно возникает обида на клиента: «Как так, я же столько для тебя сделал, как ты можешь меня сравнивать с другими специалистами?». Проявление обиды, безусловно, показывает, что психолог заражен гордостью, и эффективность психотерапии в данном случае, с большой вероятностью, будет очень снижена.

Рассматривая основные признаки гордыни, безусловно, можно сделать вывод, что психолог просто обязан научиться находить в себе и признавать признаки гордыни, а также научиться с ней бороться. Иначе, он имеет все шансы потерять доверие своих клиентов, которое восстановить будет потом очень сложно. 

Помимо всего вышесказанного, основываясь на научных представлениях психологической науки, я считаю, что для профессиональных занятий психотерапией психологу также необходимы и некоторые качества, которые никак в ходе личной терапии возникнуть и быть отработанными не могут.

Это такие качества, как:

  1. Интеллектуальное развитие и развитие когнитивных функций психолога. Профессия психолога предполагает наличие значительных мыслительных усилий, широкого кругозора, абстрактного мышления, высоких показателей вербальной обработки информации,  быстрой ориентации в любых предлагаемых обстоятельствах, умении устанавливать причинно-следственные связи, способность оперативно принимать весьма непростые решения и многих других способностей, которые обеспечиваются только достаточно высоким уровнем интеллекта.
  2. Достаточно развитый культурный уровень психолога. Это предполагает определенный объем знаний психолога по различным современным философским и религиозным течениям, определенный уровень социальной информированности, понимание культур и традиций народов и так далее.  Это предполагает постоянное саморазвитие и самообразование психолога, так как это может оказаться крайне важным как для установления контакта с клиентом, так и собственно для эффективной терапии.
  3. Гибкость мышления и поведения. Данное свойство позволяет психотерапевту спокойно принимать дополнительную или чужую точку зрения, убедившись в ошибочности собственной, и не навязывать клиенту своих личных убеждений взамен его собственных. Кроме того, именно это качество позволяет терапевту видеть ограничения собственной позиции и возможностей.
  4. Аутентичность (греч. Аuthentikos- означает подлинный, настоящий) – это способность психолога быть собой, не изменяя своей истинной сущности. В данном контексте психолог настолько хорошо себя осозновать, чтобы не прибегать к манипуляциям и не создавать иллюзий того, чего он не может. Невозможно обучать других тому, чего не умеешь сам, потому что клиенты всегда замечают слабые места терапевта. А потерянное доверие подрывает профессиональную репутацию.
  5. Конгруэнтность (лат.congruentia- соответствие) – это способность правильно и точно реагировать на слова и действия клиента, «отражать» его стремление и намерения. Эта черта основывается на эмпатийности и толерантности. В основном именно конгруэнтность определяет первое впечатление от терапевта и влияет на принятие клиентом решения о том, стоит ли иметь с ним дело.

Если понимать, что при условии наличия описанных качеств психолог вполне может быть как очень мягким, так и очень жестким, как взрывным и темпераментным, так и спокойным, как скромным и застенчивым, так открытым и жизнерадостным, с чувством юмора или без и т.д., то описанный портрет начинает выглядеть вполне реалистичным.

Представитель гуманистической психологии, американский психолог Карл Роджерс писал, что клиент находит в самом себе огромные ресурсы для самопознания и изменения при соблюдении трех условий:

  • подлинности, искренности, конгруэнтности психотерапевта;
  • эмпатическом понимании психотерапевтом клиента;
  • безусловном принятии клиента психотерапевтом

 Таким образом, мы видим, что в процессе терапевтического воздействия, личность психолога играет решающую роль. Профессиональное и личностное развитие психолога заключается не столько в его работе с окружающими, прежде всего своими клиентами, сколько в работе с самим собой. Постоянная открытость новому опыту, готовность внутренне изменяться, работая со своим мировоззрением и системой ценностей, которые позволят ему оказывать не только профессиональную помощь, но также выводить клиентов за пределы понятного им осознания проблемы на более высокий уровень. Только подобное отношение может сделать психокоррекционное воздействие эффективным, а жизнь как психолога, так и клиента наполнить смыслом.


Литература:

  1. Осипова А.А. «Общая психокоррекция. Учебное пособие», М.: Сфера, 2002
  2. Марина Гулина «Терапевтическая и консультативная психология», М.:Речь, 2001
  3. Статья «Особенности православной психотерапии и консультирования», Л.Ф. Шеховцова, Московский психотерапевтический журнал, 2009, №3.
  4. Юнг К.Г. Практика психотерапии. — Санк-Петербург: Университетская книга , 1998.
  5. Бондаренко А.Ф. Психологическая помощь: Теория и практика: (Учебное пособие для студентов старших курсов психологических факультетов и отделений университетов). — Киев: Укртехпрес, 1997.
  6. Энциклопедия веры (guru/bibliya/chem-strashen-greh-gordyni-i-kak-s-nim-borotsya-v-zhizni.html)
  7. А. А. Ткаченко «Духовно-природная психотерапия». (Эсхатологический аспект). Личностная и профессиональная элитарность. –Кривоград, 2001
  8. Роджерс К. Клиентоцентрированный/человекоцентрированный подход в психотерапии. Вопросы психологии, 2001
  9. Векипедия