Психологические детерминанты стремления женщин

Начало ХХI века в России, как и во всем мире, охарактеризовалось всплеском пластических операций, совершаемых женщинами. К самым популярным относятся операции, связанные с лицом и увеличением груди. В целом, по результатам психологических исследований, «юноши в целом были больше удовлетворены своей внешностью, чем девушки» [1].

Идеалы каждой эпохи включают свои каноны красоты, которым стремится подражать ряд женщин. У каждого при этом своего идеала, но учитывая российский и мировой рейтинг идеальных красавиц, можно выделить следующие эталоны, которым пытаются следовать: Паулина Андреева, Кендалл Дженнер (расположение глаз, близкое к идеалу), Вера Брежнева, Эмбер Херд (идеальная форма носа), Аня Чиповская, Анджелина Джоли (идеальные губы), Анна Семенович, Дрю Бэрримор (большой бюст).

Рассмотрим социально-психологические детерминанты явления стремления женщин к изменению своей внешности, подражанию, размыванию «образа Я». В качестве социальных детерминант можно выделить изменчивость доверия к правительству, отсутствие ясных политико-экономических программ, зыбкость баланса между заработной платой и уровнем цен, наличие межэтнических конфликтов и др. Нестабильная социальная ситуация в стране запускает формы психологических защит у женщин, имеющих расстройства мышления и восприятия. Данные психические состояния носят латентный характер, которые запускаются в неблагоприятных условиях. Как следствие, мозг теряет способность к адекватной оценке реальности. И тогда становятся актуальными психологические детерминанты стремления женщин к изменению внешности. Остановимся на них более подробно.

Как отмечают психологи, в большинстве случаев причина психическая травма, полученная в раннем детстве. При этом негативные факторы могут не проявляться на протяжении долгих лет, до возникновения «пускового механизма», которым может служить стрессогенный фактор (уход из семьи мужа или взрослых детей, уход с работы в связи с наступлением пенсионного возраста и т.п.).

Согласно мнению основоположника психоанализа Зигмунда Фрейда, причина заключается не столько в самой психической травме, полученной в раннем детстве, сколько «в патогенных воспоминаниях о ней, остающихся бессознательными… Невроз следовало бы уподобить травматическому заболеванию, а его возникновение объяснить неспособностью справиться со слишком сильным аффективным переживанием» [5]. Таким образом, психическая травма, полученная женщиной в раннем детстве, оставаясь на бессознательном уровне, вызывает у нее тяжелые переживания, вызванные стрессогенными факторами в ее жизни, в том числе, и предельными накоплениями возбуждений, с которыми у нее не получает справиться или которые частично преодолеваются посредством бессознательных механизмов защиты, ведущих к образованию невротических симптомов.

В качестве примера можно привести пример из своей практики. Так, за психологической помощью по проблеме невозможности построения гармоничных отношений с мужчинами обратилась Светлана (44 года). По ее мнению, всем мужчинам от нее нужны только ее деньги и бизнес, а она сама их не интересует. Причину такого отношения она видела в 1-м размере груди (что вполне соответствует ее 44 размеру одежды), считала, что если у нее будет грудь 4-5 размера, то мужчины изменят к ней свое отношение и она сможет ими манипулировать.

В ходе психологического консультирования было выявлено, что отец бросил семью, когда ей исполнилось 4 года, отношения с дочерью не поддерживал. Мать постоянно упрекала Светлану в том, что испортила ей жизнь после того, как родилась, регулярно повторяла фразы: «Ты ему не нужна», «На этом свете ты никому не нужна», «Если заболеешь, то вообще никому не нужна». В 13 лет у нее возникала мысль сброситься с 8 этажа.

Постоянно сравнивая себя с другими женщинами, приходила к выводу, что она уступает во внешности, успехах, окружающих ее мужчинах и т.п. В большей степени завидовала женщинам с большим бюстом.

По ее воспоминаниям, на протяжении всей жизни она старается быть лучше, хочет всем нравиться. Для этого она тщательно следит за своим внешним видом, придерживается строгой диеты, в чрезмерно больших количествах использует косметику и туалетную воду, одевается в молодежных стилях — «секси», «клубный», «гламур». При диалоге после каждой сказанной фразы, спрашивает, заглядывая в глаза: «Правильно?».

Как видно из примера, стараясь компенсировать те психологические комплексы неполноценности, которые были сформированы у Светланы с детства, она создала свои определенные паттерны поведения. Учитывая, что возраст приближается к периоду, определяемому в психологии, как «кризис середины жизни», данные паттерны являются для нее опасными и даже разрушительными.

При дальнейших воспоминаниях Светланы обнаружилось, что воспоминания на самом деле тесно связаны между собой и ведут к объяснению ее поведения в настоящем. В процессе психологического консультирования у Светланы было сформировано представление о психической травме, полученной в раннем детстве, как источнике и причине возникновения желания провести пластическую операцию по изменению размера груди.

После выявления причин, которые послужили пусковым механизмом для стремления к изменению внешности, для Светланы был разработан психологическая программа, которая включала в себя три этапа.

На первом этапе с использованием приемов гештальт-терапии, телесно-ориентированных техник самокоррекции, техник NLP происходила коррекция физического и биологического уровня «образа Я».

Второй этап включал выработку позитивного отношения к себе с помощью приемов дифференциальной психотерапии. «Основная задача коррекции психологического уровня «Я» – развитие качеств, обеспечивающих адекватную самореализацию личности в межличностных взаимоотношениях» [4].

Например, был предложен комплекс упражнений, которые она должна была выполнять каждый день. Чтобы освободиться от навязчивой мысли изменению внешности, было предложено:

«1. Вернуться к адекватному восприятию самой себя, к простоте любимых предметов, позаботиться о себе, привести в порядок свои вещи, уладить повседневные деловые вопросы, стараясь во что бы то ни стало извлечь максимальную пользу из имеющихся возможностей.

2. Избегать «пустых» разговоров по телефону, выслушивания подруг о их проблемах, т.к. сочувствие чужим несчастьям возрождает неосознаваемые внутренние противоречия.

3. Быть внимательной к подбору телепередач, т.к.  содержащаяся в них информация способна перезапускать негативные архетипы психики» [3].

На третьем этапе происходило развитие навыков коррекции социального «Я» на основе анализа иерархии жизненных целей и окружающего культурного контекста. При разработке программы мы использовали фразы для самоубеждения, предлагаемые Дж.М. Береж по настройке на позитив: «Я радуюсь каждому дню своей жизни. Я настроена позитивно. Я здорова и счастлива. Я питаюсь правильно. Я осознаю свою цель и с удовольствием делаю все для ее достижения. Я отказываюсь от всего, что вредит моему здоровью. Я свободна в своем выборе. Я стройная и гибкая» [2].

Результатом психологического консультирования Светланы выступила гармонизация внутреннего психологического состояния, улучшение сна, повышение уверенности в себе, своих возможностях, а также отказ от предполагаемо операции по увеличению груди.

Резюмируя вышесказанное, можно отметить следующее. Социально-психологическими детерминантами стремления женщин к изменению внешности выступает фрустрация основных потребностей (физиологических, в безопасности), вызванных нестабильной экономико-политической ситуацией в стране, запускающих у женщин, имеющих расстройства мышления и восприятия, формы психологических защит. Психодиагностика и комплекс индивидуальной психологической программы может помочь женщине в преодолении негативных психических состояний, вызванных психической травмой, полученной в раннем детстве и вызвавших психологические защиты.

Фланаган Ольга,

косметолог-стилист,

Вашингтон (США)

Список литературы:

1.  Артемьева Г. Наблюдай как мужчина, выгляди как женщина. М.: АСТ, 2011.

(с) Сборник материалов второй международной научно-практической конференции «Психопрофилактика, реабилитация и здоровьесбережение» 19-20 декабря 2015 года.