Происхождение детских неврозов и психотерапия

 

ПОЛНОСТЬЮ КНИГУ МОЖНО ПРОЧЕСТЬ ЗДЕСЬ…


НЕКОТОРЫЕ ГЛАВЫ.

НЕВРОЗЫ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ.

АНАМНЕЗ, ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ

ВВЕДЕНИЕ

Неврозы у детей и подростков — самый распространенный вид нервно-психической патологии. Как психогенные заболевания формирующейся личности, неврозы в аффективно-заостренной форме отражают многие проблемы человеческих отношений, прежде всего понимания и общения между людьми, поиска своего «я», оптимальных путей самовыражения, самоутверждения, признания и любви.

Первоначально неврозы представляют эмоциональное расстройство, возникающее преимущественно в условиях нарушенных отношений в семье, прежде всего с матерью, которая обычно является наиболее близким для ребенка лицом в первые годы его жизни. Не меньшую патогенную роль в последующие годы играют отношения с отцом, если он не способен своевременно разрешить личностные проблемы развития своих детей. Оба родителя испытывают много личных проблем, нередко сами больны неврозом и придерживаются догматически воспринятых или исходящих из прошлого травмирующего опыта взглядов на воспитание без учета индивидуального своеобразия и возрастных потребностей детей.

Все это дает основание рассматривать невротическое, психогенное по своему происхождению заболевание ребенка как своего рода клинико-психологическое отражение личностных проблем родителей, начинающихся нередко еще в прародительской семье.

Неврозы — это своеобразный клинико-психологический феномен, формирующийся на протяжении жизни трех поколений — прародителей, родителей и детей. Невроз является психогенным заболеванием формирующейся личности, поэтому на него оказывает влияние все то, что может осложнить процесс формирования личности у детей и способствовать общему нарастанию нервно-психического напряжения у родителей.

К этим факторам относятся причины социально-психологического, социально-культурного и социально-экономического характера.

Из социально-психологических факторов заслуживают внимание наличие единственного ребенка в семье или эмоциональная изоляция одного из детей, если их несколько, недостаточная психологическая совместимость родителей и детей; конфликты; одностороннее преобладание (доминирование) одного из взрослых (как правило, матери или бабушки по материнской линии, если она проживает в семье); перестановка или инверсия традиционных семейных ролей; низкая продуктивность совместной деятельности членов семьи и, наконец, известная изолированность семьи в сфере внешних контактов.

К социально-культурным факторам относятся проблемы, связанные с проживанием в большом городе; ускорением темпа современной жизни; недостатком времени; скученностью; некоторой обезличенностью и все более сложным характером межличностных отношений; недостаточными условиями для полноценного отдыха и разрядки эмоционального напряжения.

Социально-экономические факторы включают в себя неудовлетворительные жилищно-бытовые условия молодой семьи; занятость родителей; ранний выход матери на работу и помещение ребенка в ясли или привлечение других лиц для ухода за ним.

Следует подчеркнуть неблагоприятное влияние на воспитание детей тех матерей, которые стремятся освободиться от своих семейных обязанностей, считая их обременительными и не отвечающими, в их представлении, современному «эмансипированному» положению женщины.

Эти чрезмерно категоричные, принципиальные и деловые женщины не придают значения нежным и теплым чувствам в отношениях с детьми, считают семью помехой для достижения честолюбивых замыслов и легко решаются на разрыв семейных отношений. В чем-то данный переходный этап оборачивается увеличением психопатических черт в характере таких женщин, часто бывших единственными детьми в семье. Вместе с тем нарастание нервно-психической нагрузки у работающих и занятых семьей женщин сопровождается их большей невротизацией, что также отрицательно влияет на воспитание детей и формирование их личности.

Увеличение числа неврозов у взрослых, прежде всего у родителей, сказывается на увеличении числа неврозов у детей, порождая своеобразный замкнутый круг, разорвать который можно только одновременным оказанием эффективной и доступной психотерапевтической и психопрофилактической помощи всем его участникам.

Мы видим широкий спектр причинно-следственных факторов, влияющих на возникновение неврозов у детей.

Цель написания книги состоит в освещении главным образом малоизученных или нераскрытых сторон проблемы неврозов у детей с использованием клинико-психологического подхода.

Представленные в книге данные получены на материалах обследования и лечения 356 детей и подростков с неврозами в возрасте до 15 лет за период 1968—1985 гг. Распределение больных на приеме по диагнозам было следующим: неврастения — 50%; невроз страха — 23%; невроз навязчивых состояний (в тексте для краткости — обсессивный невроз) — 15%; истерический невроз — 12%.

Глава 1. ИСХОДНЫЕ ПОНЯТИЯ

Дефиниция.

Существуют различные определения неврозов, в которых оттеняется та или иная сторона заболевания.

Патогенетически обоснованное определение невроза принадлежит В. Н. Мясищеву. Еще в 1934 г. он отмечал, что невроз представляет болезнь личности, в первую очередь болезнь развития личности.

Под болезнью личности В. Н. Мясищев понимал ту категорию нервно-психических расстройств, которая вызывается тем, как личность перерабатывает или переживает свою действительность, свое место и свою судьбу в этой действительности. В 1939 г. он уточнил, что невроз — это психогенное заболевание, в основе которого лежит неудачно, нерационально, непродуктивно разрешаемое личностью противоречие между ней и значимыми для нее сторонами действительности, вызывающее болезненно-тягостные переживания: неудач в жизненной борьбе, неудовлетворения потребностей, недостигнутой цели, невосполнимой потери. Неумение найти рациональный и продуктивный выход из переживаний влечет за собой психическую и физиологическую дезорганизацию личности (Мясищев В. П., 1960).

В настоящее время общепризнанной является точка зрения на неврозы как на психогенные заболевания личности (Карвасарский Б. Д., 1980). В зарубежной литературе невроз рассматривается по-разному: в ортодоксальном психоанализе — как неизбежный и необходимый момент развития в связи с образованием и разрешением детской тревоги (Klein M. et al., 1966).

В индивидуальной психологии невроз считается патологической формой компенсации чувства внутренней недостаточности или нереализованного чувства превосходства (Adler A., 1928).

В поведенческой терапии невроз определяется как зафиксированный навык неприспособленного поведения, приобретенный путем научения (Wolpe J., 1958). Крупнейший зарубежный специалист по проблеме неврозов К. Ноrnеу определяет невроз как психическое расстройство, вызванное страхом и защитой от этого страха, а также попытками отыскать компромисс в конфликте противоположных тенденций. Невротические расстройства как отклонения от общепринятого в данной культуре интерперсонального поведения — это проявление заторможенного процесса самореализации (Horney К., 1950).

Психогенный характер заболевания неврозом означает, что оно обусловлено действием психических (психологических) факторов, значимых для человека и выражаемых в виде тех или иных существенных для него переживаний (Мясищев В. Н., 1955). Они могут обозначаться как внутренний или невротический конфликт (Ноrnеу К., 1945).

Связь невроза с психотравмирующей ситуацией позволяет считать его принципиально обратимым состоянием (Мясищев В. Н., 1960).

Эпидемиология неврозов.

По официальным данным ВОЗ, число неврозов за последние 65 лет выросло в 24 раза, в то время как число психических заболеваний — в 1,6 раза.

Невысоким, очевидно, будет и рост числа психопатий, что, как и относительно небольшое увеличение психозов, подчеркивает ведущую роль в их происхождении биологической дефицитарности. Нарастание неврозов, помимо известных причин, является также следствием их лучшей клинико-психологической диагностики и более частой обращаемости за помощью.

Высокий процент (35,3%) лиц с нервными заболеваниями выявлен в 1986 г. в Великобритании. В Италии эта цифра составляет 24,8%, в Испании — 12,7%, т. е. заметна зависимость числа нервных нарушений от социально- экономического и культурного уровня этих стран.

Увеличение нервных заболеваний в развитых странах идет, на наш взгляд, преимущественно за счет неврозов — наиболее весомой и динамичной социально-психологической и клинической переменной в общей нервно-психической патологии. Известно, что в структуре нервно-психической заболеваемости неврозы наиболее распространены у взрослых и детей (Колегова В. А., 1971; Лебедев С. В., 1979; Карвасарский Б. Д., 1980; Козловская Г. В., Кремнева Л. Ф., 1985). К ведущим невротическим нарушениям, выявляемым у детей на неврологическом приеме, относятся астеноневротический синдром и невротические реакции (Горюнов А. В. и др., 1980).

Данные врачебных приемов не дают полную картину заболеваемости неврозами. Среди детей с расстройствами психики, выявленных при сплошном обследовании, лишь 20% детей состояли на учете у психоневролога (Лебедев С. В., 1979).

Необходимо помнить и то, что эпидемиологическое исследование неврозов затруднено по причине необходимости проведения направленной и достаточно продолжительной беседы с каждым из детей и по крайней мере — с одним из родителей. Легче поддаются учету явные формы нарушенного, делинквентного или психотического поведения, а также видимые признаки нервности, включая заикание и тики. По данным Л. В. Соколова (1985), отклонения в нервно-психическом развитии обнаружены у 33% детей, посещающих детский сад.

Ориентировочные данные о количестве неврозов можно получить, если учесть их удельный вес в структуре нервно-психической заболеваемости на приеме. По одним данным, неврозы выявляются у 27% (Колегова В. А., 1971), по другим — у 45% больных от общего числа детей с нервно-психическими нарушениями (Козловская Г. В., Кремнева Л. Ф., 1985). В среднем эта цифра составляет 36%, т. е. условно можно считать по крайней мере каждого третьего из детей с нервно-психической патологией больным неврозом.

По-видимому, это соотношение будет увеличиваться в сторону неврозов при массовом обследовании в школе и выявлении психогенных форм школьной дезадаптации у 15—20% учащихся (Каган В. Е., 1984). Отмечается и 12% минимальная распространенность у всех детей выраженных клинических форм нарушений адаптации в школе (Schwartz G. M. et al., 1981).

Наибольшее число неврозов, по данным обращаемости, наблюдается в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте (Колегова В. А., 1971). По данным сплошного обследования, наибольшее число неврозов выявляется у детей школьного возраста (Козловская Г. В., Кремнева Л. Ф., 1985). Частота неврозов у школьников возрастает по мере увеличения времени обучения (Манова-Томова В. С. и др., 1981). В возрасте 12—18 лет имеется постоянный уровень невротизма (Bamber J. Н., 1979). Расстройства невротического уровня преобладают у мальчиков (Захаров А. И., 1977; Лебедев С. В., Козловская Г. В., 1980).

Больше неврозов в периоды возрастных кризов (Козловская Г. В., Кремнева Л. Ф., 1985). Школьная дезадаптация также способствует неврозам (Каган В. Е., 1984). В подростковом возрасте, по данным анкетного обследования J. Bamber (1979), более невротичны девочки. У девушек по сравнению с юношами заметно преобладание невротических расстройств, включая тревогу и депрессию (Almqnist F., 1986).

Больных неврозами женщин на приеме в 2 раза больше, чем мужчин (Мягер В. К., 1976). Следовательно, в детском возрасте заметно преобладание лиц мужского пола, больных неврозами, а у взрослых — женского пола. Причем у женщин ведущей реакцией на стресс будут нарушения психических, а у мужчин — соматических функций организма (Немчин Т. А., 1983). Соотношение мальчиков и девочек в исследуемой нами клинической выборке — 205 и 151. Мальчиков, больных неврозами, следовательно, в 1,4 раза больше.

При неврастении это соотношение достигает 2,2. При истерическом неврозе, наоборот, девочек в 3,3 раза больше. При неврозах на фоне невропатии мальчиков значительно больше, чем девочек: без невропатии подобные различия минимальны. В отличие от невропатии, при которой число мальчиков достоверно выше, резидуальная церебральная органическая недостаточность не оказывает влияния на соотношение мальчиков и девочек при неврозах.

Достоверные различия будут отмечаться при клинической дифференциации невроза по степени тяжести. В группе с тяжелым, обычно психомоторно осложненным, течением невроза мальчиков больше.

Если разделить всех больных неврозами по наличию или отсутствию психомоторных нарушений, то соотношение мальчиков и девочек существенно изменится. В группе без психомоторных нарушений (тиков, заикания, энуреза) мальчики встречаются только в 1,1 раза чаще, чем девочки.

В группе с психомоторными нарушениями мальчиков в 1,9 раза больше. В свою очередь, значительная часть психомоторных нарушений — это проявление невропатии, а она в большей степени характерна для мальчиков.

Следовательно, невропатию у мальчиков можно воспринимать как один из факторов биологического риска. С 12 лет соотношение мальчиков и девочек, больных неврозами, практически одинаково, так как именно к началу пубертатного периода сглаживаются проявления невропатии. Изменение рассматриваемого соотношения в сторону более частых невротических расстройств у лиц женского пола заметно уже в юношеском возрасте и, как уже отмечалось, характеризуется обратным детству соотношением у взрослых (Мягер К., 1976).

Статистически достоверно и мы подтверждаем преобладание неврозов у женщин (матерей детей, больных неврозами). Проведенная нами серия эпидемиологических исследований направлена главным образом на изучение общей нервности у детей и подростков от 3 до 16 лет посредством использования специально разработанных анкет. Первое из таких исследований охватило 800 детей дошкольного возраста, посещающих детский сад (400 мальчиков и 400 девочек).

Заметные отклонения у детей со стороны нервной системы квалифицировались воспитателями у 25% детей; у мальчиков достоверно чаще (28%), чем у девочек (21%). В старшем дошкольном возрасте (5—7 лет) частота нервных проявлений достоверно выше, чем в младшем (3—5 лет), как у мальчиков, так и у девочек. В 5 лет у тех и других максимальная частота нервных нарушений составила соответственно 37 и 29%. При начале обучения в 6 лет этот возраст предшествует школе, что заслуживает особого внимания.

Нарушения поведения возбудимого круга (повышенная возбудимость, неуправляемость, расторможенность вместе с агрессивностью (драчливостью), конфликтностью и неуживчивостью) несколько чаще встречаются у мальчиков (15%), чем у девочек (11%). У тех и других в старшем дошкольном возрасте они статистически достоверно более выражены, чем в младшем.

Нарушения поведения тормозимого круга (боязливость, пугливость, робость и нерешительность, неумение постоять за себя, беззащитность совместно с повышенной эмоциональной чувствительностью, склонностью «все близко принимать к сердцу», легко обижаться, плакать и расстраиваться) более свойственны девочкам (22%), чем мальчикам (17%).

Максимальной выраженности эти проявления достигают в 4 года (35% у девочек и 26% у мальчиков), оттеняя проблемы эмоционального развития в данном возрасте. По данным корреляционного анализа на ЭВМ (здесь и дальше — коэффициенты парных корреляций Q и Ф) у мальчиков 3—5 лет нарушения поведения тормозимого круга противостоят (обратная связь) бесцеремонности, отсутствию сдерживающих начал, чувства вины и переживания случившегося, т. е. нарушениям поведения главным образом возбудимого круга.

Тормозимость отрицательно коррелирует также с неискренностью, лживостью и хвастовством.

Последние проявления, в свою очередь, несовместимы с повышенной эмоциональной чувствительностью, склонностью легко обижаться, плакать и расстраиваться. Всем этим доказывается противоположная направленность поведения тормозимого круга, а вместе с тем и большинства из невротических расстройств, приведенным выше характеристикам, нередко встречающимся в клинике в виде нарушений поведения психопатоподобного, преимущественно возбудимого, круга.

У девочек подобные различия менее выражены, что указывает на относительно меньшую полярность их поведенческих и нервных нарушений. Исследование распространенности нервности у школьников проведено на базе нескольких общеобразовательных школ.

Учителя оценивали различные проявления нервности по анкете, ряд утверждений которой формулировался как «повышенно возбудимый, нервный», «робкий, нерешительный, боязливый, нервный». Соответственно, в первом варианте школьник условно относился к группе возбудимых; во втором варианте — к группе тормозимых; возможен и смешанный вариант. Из 1146 школьников 7—16 лет нервными по оценке педагогов признаны 43% мальчиков и 18% девочек (различия достоверны). У дошкольников, как отмечалось выше, нервными будут 28% мальчиков и 21% девочек. В целом, нервных школьников (31%) будет больше, чем дошкольников (25%). Весь прирост нервности в школьном возрасте происходит за счет мальчиков (28% — у дошкольников и 43% — у школьников; различия достоверны). Причем если соотношение количества нервных мальчиков и девочек достоверно различается уже в дошкольном возрасте (р<0,05), то в школьном оно увеличивается в большей степени (р<0,001).

Однако непрерывное увеличение нервности у мальчиков происходит только до 11 лет, достигая 56% в 10 лет. В 11 лет наблюдается достоверно подтверждаемый спад нервных проявлений (38%); затем, в 12 лет, они несколько нарастают и постепенно снижаются в последующие годы (24% в 15 лет). В возрасте 7—11 лет нервных мальчиков в среднем 50%; 11—16 лет — 37,5% (различия статистически достоверны) [начало подросткового возраста лучше всего считать у девочек с 10, у мальчиков — с 11 лет; в дальнейшем для облегчения статистических подсчетов мы будем пользоваться отправной точкой в 10 лет, — прим.].

Заметное снижение нервных проявлений в 11 лет по сравнению с возрастом 10 лет указывает большей частью на уменьшение влияния невропатии как распространенного вида нервности. Поскольку они более характерна для мальчиков, то этим и объясняется в немалой степени снижение нервности прежде всего у них, а не у девочек.

Достоверно выявленное повышение нервных реакций возбудимого круга в 12 лет у мальчиков мы склонны объяснять началом пубертатного периода и обусловленной им гормональной перестройкой организма.

Противоположная повышенной возбудимости тормозимость имеет наибольший удельный вес в структуре нервности в 9 и 14 лет. У девочек соотношение повышенной возбудимости, тормозимости и смешанных вариантов нервности не имеет значимых отличий по возрасту.

Дополнительно использовались анкеты для оценки нервного состояния детей родителями на собраниях в школе (683 человека). Подобно мнению педагогов, родители выше оценивают нервность мальчиков, чем девочек, особенно в возрасте 7—11 лет (46%).

В подростковом возрасте снижение нервности, по мнению родителей, наблюдается и у мальчиков, и у девочек, причем у мальчиков — в большей степени. В каждой второй опрошенной семье родители обращались или хотели бы обратиться за консультацией и помощью к невропатологу или психоневрологу. Кроме этого, у каждого второго школьника родители испытывают много проблем в воспитании и хотели бы воспользоваться квалифицированной консультацией специально подготовленного психолога или педагога.

Источники психогений.

Среди разнообразных патогенных ситуаций, являющихся причиной психической травматизации при неврозах, выделяются семейно-бытовые, прежде всего конфликтные, отношения в семье (Мясищев В. Н., Карвасарский Б. Д., 1967; Мягер В. К., 1971).

В более широком аспекте причиной невроза может быть дисгармоничное функционирование семьи в целом, приводящее к заболеванию одного из ее членов (Семичов С. Б., 1978). Подчеркивается хронический характер основополагающего для невроза эмоционального стресса (Губачев К. М. и др., 1976).

Патогенность внешних обстоятельств жизни проявляется лишь в сочетании с соответствующим значимым отношением личности.

В свою очередь, особенности личности, системы ее свойств и отношений могут быть поняты лишь из истории ее развития в определенной социально- бытовой среде, прежде всего в семье (Мясищев В. Н., 1960).

Указывается на характерное для психогенных состояний сочетание психической травмы и особого склада личности детей и подростков (Гиляровский В. А., 1934; Блей Е. А., 1940; Сухарева Г. Е., 1959).

Считается, что чем острее и внезапнее действует психическая травма, тем меньшую роль играют личностные особенности, и, наоборот, при уменьшении массивности и остроты психической травмы индивидуальный склад личности приобретает большую роль в формировании клинической картины невроза (Сухарева Г. Е., 1959).

Прежде всего, патогенность психической травмы возрастает в условиях новизны, внезапности воздействия, быстрой смены динамического стереотипа (Сухарева Г. Е., 1959), сниженного функционального состояния коры головного мозга, биотонуса в целом (Осипова Е. А., 1932; Сканави Е. Е., 1934), резидуальной органической (Пивоварова Г. Н., 1960) или невропатической (Симеон Т. П., 1958) недостаточности.

Особое значение придается месту наименьшего сопротивления организма (Блей Е. А., 1940) и возрасту больных (Симеон Т. П. и др., 1935). Выделяя патогенную роль хронической психотравмирующей ситуации, отечественные авторы связывают ее в большинстве случаев с наличием конфликтов, неправильным воспитанием в семье и потерей близких.

Подобная точка зрения отличается от зарубежных исследований 30-х годов, построенных главным образом на концепциях психоанализа. Основное патогенное значение придается Эдипову комплексу и ранней психической травматизации (Freud S., 1912).

Семья же воспринимается только в качестве экрана, отражающего переживания пациента. Внимание сосредоточивается на односторонне понимаемых проблемах развития и противоречиях в психике, мастурбационных фантазиях и чувстве вины, несовершенстве защитных механизмов (Freud S., 1923; Klein M., 1932; Freud A., 1936). Однако уже в 20-х годах начинает появляться более разносторонний, с учетом реального семейного окружения и типов воспитания, взгляд на проблему неврозов (Hug-Helmuth Н., 1926).

В последующем все большее значение придается невротическим особенностям личности родителей и их влиянию на отношения с детьми (Ноrnеу К., 1937). Чрезмерная строгость и изнеживание считаются причиной невротической заторможенности (Schultz-Hencke H., 1947).

Подчеркивается неблагоприятное влияние психической депривации и отрыва от матери, равно как и недостатка любви и заботы (Spitz R., 1946; Bowlby J., 1961).

Уделяется внимание ролевым конфликтам, в том числе несоответствию семейной роли ребенка и требований школы (Richter H., 1983). Неправильное воспитание в семье и конфликты как ведущие источники психогений у детей и подростков с неврозами признаются и большинством современных исследователей (Захаров А. И., 1972, 1982; Лебедев С. В, 1979; Козловская Г. В., Кремнева Л. Ф., 1985).

При изучении структуры пограничных расстройств среди городского детского населения выявлена этиологическая корреляционная связь с неврозами, прежде всего, хронической психотравмирующей ситуации в семье и дефектов воспитания, затем школьных конфликтов, острой психической травмы и на последнем месте — алкоголизма родителей (Козловская Г. В., Лебедев С. В., 1981).

Установлена следующая последовательность этиологических семейных факторов при неврозах у детей: развод родителей; ссоры в семье; грубое и строгое отношение родителей; ситуация депривации; воспитание вне семьи; баловство; неодинаковое и противоречивое отношение; симбиотическая связь с одним из родителей; чрезмерные амбиции родителей; ссоры с братьями и сестрами; узнавание об усыновлении (Христозов X., 1983).

Конституционально-генетический фактор.

По мере углубления знаний о неврозах значение генетических факторов в их происхождении неоднократно подвергалось пересмотру.

В настоящее время отягощенность нервно- психическими заболеваниями при неврозах считается незначительной, без различий при неврастении, истерии и неврозе навязчивых состояний (Федоров А. П., 1978). Противоречивые данные получены у близнецов — от отрицания значительного влияния наследственности на неврозы (Хамаганова Т. Г. и др., 1977) до ее выделения в качестве важной переменной (Schepank H., 1974). Имеется точка зрения, что наследственность при неврозах — это один из аспектов более широкой проблемы генетики индивидуальных реакций на психический стресс (Кочубей Б. И., 1978).

Нам представляется неправомочной постановка вопроса о наследуемости неврозов как психогенных заболеваний личности, поскольку это подразумевало бы отсутствие соответствующих изменений личности под влиянием социальной среды. Даже если речь идет о некоторых общих в семье особенностях нервно- психического реагирования, то и тогда правильно говорить об определенном сочетании наследуемых и приобретенных свойств или о конституционально-общем типе нервно-психического (и соматического) реагирования.

Действительно, при неврозах отмечается немало общих особенностей у детей, родителей и прародителей, способствующих невротическим отклонениям под влиянием психотравмирующих условий жизни. К тому же, если родители не преодолели свои проблемы в детстве, то они могут неадекватно реагировать на аналогичные проблемы у детей. Тогда вместо ослабления возможно усиление возрастных проблем, достигающих степени невроза именно из-за аффективного отношения родителей.

Главная патогенная роль в данном случае принадлежит не столько возрастным проблемам детей, сколько неадекватному отношению к ним родителей, не сформировавших в течение своей жизни навыка их конструктивного разрешения. Обращают внимание встречающиеся случаи идентичных возрастных невротических расстройств у сестер, реже — у братьев.

Большей частью это относится к неврозу навязчивых состояний в виде фобий — навязчивых страхов с основополагающим для них страхом смерти. Так, одна из сестер в возрасте 7 лет навязчиво мыла руки, опасаясь заражения и последующей смерти; то же было в 7 лет у другой сестры.

Общность возрастных в своей основе страхов смерти у сестер подразумевает и общность эмоционально-когнитивного типа реагирования. Повышенной тревожностью обладает мать девочек, обнаруживая к тому же выраженный страх смерти в соответствующем возрасте.

В результате она излишне эмоционально реагировала на появление подобного страха у дочерей, пытаясь бороться с ним призывами и ограничениями. Тем самым она еще в большей степени способствовала фиксации страхов, поскольку девочки боялись выразить внешне беспокоящие их чувства.

Отец же вследствие своей мнительности и отстраненности от непосредственного общения с дочерьми не смог помочь им разрешить возрастные в своей основе переживания. Влияние тревожно-мнительного реагирования родителей, особенностей их мышления сказалось на самом характере переработки детьми переживаний как навязчивых страхов и опасений.

Таким образом, правильнее будет говорить не о наследственной предрасположенности к неврозам, а о наличии общих, в том числе и генетически обусловленных, способов или типов нервно-психического реагирования, опосредованных конкретным характером отношений в семье. Иллюстрирует данное положение статистический анализ общности нервно-психического реагирования в трех поколениях семьи детей с неврозами: детей, их родителей и прародителей. Опрос в виде стандартизованного интервью проводился раздельно у матери и отца при условии наличия полных прародительских семей. Всего изучено 94 семьи по линии матери и 80 — по линии отца.

В качестве ограничительных использовались 17 признаков: сензитивность; лабильность настроения; возбудимость; тревожность; мнительность; тормозимость; необщительность; фиксация переживаний; эпилептоидные черты характера; ананкастический радикал; гиперсоциальность; ригидность; паранойяльно-подобные черты; неустойчивость; несамостоятельность; доминантность (властность); истерические черты характера.

Сензитивность (при интервью положительный ответ на утверждения типа: «очень ранимый, чувствительный, легко расстраивается») встречается у подавляющего числа детей, матерей; большинства отцов и бабушек (родителей матери и отца).

Достоверно чаще сензитивность выражена у матерей и бабушек, чем у отцов и дедушек. Эмоциональная лабильность (повышенно эмоциональный, легко меняется настроение) имеет место у подавляющего числа детей, у большинства матерей. По женской линии лабильность настроения достоверно выше только в семьях девочек, больных неврозами.

Возбудимость (несдержан, легко выходит из себя, вспыльчив, повышенно-возбудим) присутствует у большинства детей и незначительного большинства матерей. Различия по женской и мужской линии отсутствуют.

Тревожность (часто беспокоится, тревожится, плохо переносит ожидание) свойственна подавляющему числу детей, большинству матерей и бабушек. По женской линии тревожность выражена достоверно чаще, чем по мужской. Мнительность (часто волнуется по поводу того, что может произойти, во всем сомневается, мнительный) наблюдается в большинстве случаев у мальчиков и их матерей. Как у мальчиков, так и у девочек мнительность достоверно чаще представлена по женской линии. Гиперсоциальность (заостренное чувство долга, обязанности, ответственности, трудность компромиссов) преобладает у девочек, а также родителей (матерей и отцов) и прародителей (бабушек и дедушек) как девочек, так и мальчиков.

Различия по женской и мужской линиям отсутствуют. Ригидность (трудность изменения своей точки зрения, неуступчивость, упрямство) незначительно преобладает у мальчиков по оценке матери и девочек — по оценке отцов, а также у дедушек по обоим линиям, кроме дедушки у матери девочек.

У отцов девочек ригидность встречается относительно чаще (50%), чем у отцов мальчиков (32%). В целом по мужской линии ригидность встречается чаще, чем по женской.

Остальные характеристики из приведенного списка не имеют существенного распространения в семьях детей с неврозами, поэтому мы на них не останавливаемся. Из рассмотренных характеристик выделяются те, которые встречаются у большинства детей и по крайней мере у одного взрослого: родителя или прародителя.

Это сензитивность, эмоциональная лабильность, возбудимость, тревожность, мнительность, гиперсоциальность и ригидность. Вместе они образуют невротический контур личности в трех поколениях семьи детей с неврозами.

В свою очередь, статистически предопределяющими среди данных характеристик будут сензитивность, гиперсоциальность и тревожность.

Их можно определить как базисную триаду невротического типа реагирования: на эмоциональном уровне — сензитивность; на уровне характера — тревожность; направленности личности — гиперсоциальность. Наиболее часто отмечаются сензитивность и гиперсоциальность.

Эти характеристики создают известное противоречие между чувственными и рассудочными, эмоциональными и рациональными аспектами психики. Наличие двух одинаково выраженных сторон психического реагирования доказывает, что, в целом, в семье детей с неврозами нет одностороннего преобладания эмоционального или сугубо рационального типа реагирования, и речь, таким образом, идет именно об их сочетании. Представляет интерес сочетание некоторых изученных характеристик в семье. Сензитивность, лабильность настроения и возбудимость рассматриваются как эмотивность, в то время как мнительность, ананкастический радикал (подчеркнутое стремление к порядку и чистоте, наряду со склонностью к навязчивым мыслям и повторениям) и гиперсоциальность образуют комплекс подчеркнутой рациональности. Наибольшие баллы по эмотивности и рациональности получают матери, достоверно отличаясь этим от остальных взрослых членов семьи.

Тем самым психика матерей детей с неврозами является наиболее противоречивой в плане выраженности ее эмоциональных и рациональных сторон. При подсчете суммарных величин всех 17 приведенных характеристик можно получить своего рода индекс характерологического своеобразия.

Достоверно чаще он выражен среди взрослых у матерей, в первую очередь у матерей мальчиков, что подчеркивает большую вероятность заболевания неврозами у мальчиков, матери которых характерологически более изменены.

У бабушек в сравнении с дедушками был выявлен достоверно больший индекс характерологического своеобразия. В большей степени это своеобразие присуще бабушкам по линии матерей и достигает максимального выражения в семьях девочек. Этих бабушек следует считать наиболее патогенным прародительским звеном в характерологической структуре семьи детей с неврозами.

Заслуживает внимания достоверно большая выраженность характерологических изменений по взрослой женской линии (мать, обе бабушки) в сравнении с мужской (отец, оба дедушки).

В большей степени они представлены в семьях девочек.

Приведем данные дополнительного интервью со 117 матерями и 106 отцами, согласно которому у большинства матерей (61 %) выявлены признаки нервности в детстве в отличие от их достоверно меньшего распространения в этом возрасте у отцов (36%).

На момент проведения интервью частота диагностируемого невроза у матерей соответствует частоте нервности в детстве, в то время как у отцов невроз диагностируется значительно реже проявлений нервности в детстве. Следовательно, нервность по женской линии обладает относительно большей устойчивостью, чем нервность по мужской линии, отличающаяся большей вариативностью и возрастной изменчивостью (динамикой).

В связи с рассматриваемой проблемой изучена похожесть в семье по признакам общих черт лица (внешности) и характера. Для решения этой задачи у детей наиболее подходит возраст 7—11 лет, когда изучаемые признаки достаточно развиты и нет пубертатных возрастных изменений. В исследуемой группе — 129 детей (76 мальчиков и 53 девочки) с неврозами и такое же количество — в норме [несмотря на всю относительность термина «норма», мы пользуемся им, а не термином «контрольная группа», поскольку для сравнения брались дети без нервно-психических нарушений, — прим.]; всего 258 детей.

Установлено, что мальчики 7—11 лет при неврозах достоверно чаще, чем в норме, походят внешне на отцов. У девочек с неврозами достоверно более идентичный характер с отцами, чем в норме (р<0,01), т. е. чаще заболевают неврозами девочки, похожие характером на отцов.

Подчеркнем, что для семей мальчиков и девочек с неврозами в большей степени, чем для семей детей, здоровых в нервно-психическом отношении, характерно преобладание материнского влияния. Подобная диспозиция создает несоответствие между общностью с отцами у детей с неврозами и односторонним влиянием матери в семье.

В свою очередь, матери мальчиков достоверно чаще походят характером на своих отцов, а матери девочек достоверно чаще походят на них внешним видом (лицом) и характером. Можно сказать, что у матерей детей с неврозами более доминантными признаками по внешности и характеру будут признаки отца, в отличие от матерей детей без нервно-психических отклонений, не обнаруживающих значительного преобладания признаков общности с одним из родителей.

Большая похожесть детей и матерей на своих отцов в родительских и прародительских семьях вступает в противоречие с недостаточной ролью отца в обеих семьях, дефицитом общения с ним или его фактическим отсутствием. Подобной диспозиции в семейных отношениях способствует и односторонне преобладающий характер женского влияния в семье, обусловленный доминированием матери и бабушки в родительских и прародительских семьях, прежде всего в воспитании детей.

Таким образом, мы имеем дело с базисным, или исходным, конституционально-средовым конфликтом при неврозах у детей.

Дата рождения, количество детей в семье и порядок рождения.

В литературе имеются указания на выделяющиеся месяцы рождения детей, впоследствии заболевающих психическими заболеваниями. В отношении неврозов нами проанализированы даты рождения у 356 детей и подростков. Не обнаружено существенного преобладания дат рождения по месяцам или временам года. Дети с неврозами — часто единственные дети в семье, и в их воспитании наблюдается больше отклонений, чем при наличии нескольких детей (Гарбузов В. И., 1978; Антонов А. И., 1980; Манова- Томова В. С., 1981).

Относительно больше единственных детей у взрослых с истерическим неврозом (Федоров А. П., 1978). Единственных детей в наших наблюдениях — 62%, мальчиков — 61%, девочек — 64%. Для сравнения с контрольной группой, в которую входили и нервные дети и которая состояла из 762 детей и подростков 8—15 лет [это исследование проведено отдельно от предыдущего исследования с выборкой из 1146 учащихся 7—16 лет, — прим.], использовалась аналогичная возрасту выборка детей, больных неврозами. Единственных детей при неврозах и в контроле будет соответственно 62 и 40%, мальчиков — 61 и 42%, девочек — 64 и 39%.

Все различия достоверны.

Практически различия будут еще большими, если учесть определенный процент детей с неврозами в контрольной группе. Таким образом, количество единственных детей достоверно больше в семьях, где они больны неврозом. В свою очередь, единственных детей достоверно больше в семьях больных неврастенией, истерическим неврозом и неврозом страха. Максимальные различия в этом отношении наблюдаются у мальчиков, больных неврастенией и истерическим неврозом, что объясняет характерный для них завышенный уровень притязаний и эгоцентризм. Если в семье несколько детей и один из них болен неврозом, то представляет интерес порядок их рождения. По данным литературы, большая опасность невротизации отводится первенцу — старшему ребенку в семье, у которого более низкая адаптация, чем у последующих детей (Христозов X. и др., 1976).

Первенцы более зависимы и внушаемы, подвержены боязни утраты родительского внимания, склонны к чувству вины и враждебности; у них больше проблем, связанных со страхами и колебаниями настроения (Thurstone L., Jenkins R., 1931). Разработанный нами вопросник невротического типа реагирования из 36 пунктов предназначен для использования в школьном, главным образом подростковом, возрасте.

Ответы получены у 762 школьников 8—15 лет (1-й класс исключен из-за трудностей письменного ответа на анкету). Нас интересовали различия по среднему баллу между группами опрошенных, которые были единственными в семье, первенцами (старшими) или вторыми (младшими) детьми. Достоверно больший балл невротизации набрали девочки-первенцы, т. е. старшие в семье по сравнению с младшими детьми.

У мальчиков подобные различия представлены тенденцией. Степень невротизации единственных детей приближается к невротизации первенцев; у мальчиков единственные дети более невротичны, чем младшие (вторые) дети в семье. На основании изучения общей выборки детей и подростков 8—15 лет можно утверждать о преобладании невротического типа реагирования у первенцев — старших и единственных детей в семье.

Группа детей с неврозами состояла из 100 семей с двумя детьми, один из которых болен неврозом (53 семьи мальчиков и 47 семей девочек). Другой ребенок, как правило, относительно здоров в нервно-психическом отношении. Среди мальчиков, больных неврозом, первенцев, т. е. старших детей в семье, — 55%, среди девочек — 53%.

При наличии двух мальчиков в семье больных первенцев будет больше — 64%, т. е. если в семье рождаются мальчики, то первый из них более уязвим в нервно-психическом отношении. Мы видим, что риск невротического заболевания существует как у первенцев, так и у вторых детей. Значимым для изучаемой проблемы будет желанность или нежеланность одного из детей, отсутствие или избыток любви к нему, а также неприятие каких-то черт его темперамента и характера.

Нежеланными чаще оказываются вторые (младшие) дети в семье. Из них большинство составляют мальчики. Наибольшая вероятность неприятия существует у вторых мальчиков в семье. Поскольку родители хотят девочку, их отношение к младшему сыну, как к девочке, фрустрирует его, создавая невротическую проблему личностного развития.

Заметим, что невроз может возникнуть как у старших, желанных мальчиков в семье при требовательно-принципиальном отношении родителей, так и у младших, нежеланных мальчиков в условиях их чрезмерной опеки. Проблемная ситуация возникает также, когда в семье рождается вторая девочка.

Переживая менее травматично это событие, чем появление второго мальчика, родители тем не менее относятся к младшей дочери подчеркнуто требовательно, как следовало бы в их представлении относиться к мальчику.

Не составляют исключения и ситуации, когда озабоченные своим здоровьем и уставшие от стрессов родители опасаются иметь еще детей из-за риска дальнейшего повышения нервно- психического напряжения. Тогда случайное появление второго ребенка воспринимается как обуза, как нечто осложняющее жизнь.

Одна из матерей охарактеризовала подобное состояние в следующих словах: «Самое худшее, что мне случилось совершить, это… родить на старости лет второго ребенка». Другая мать при разговоре на эту тему сказала: «Я — максималист.

Все силы отдаю мужу, дочери и боюсь, что у меня не хватит сил еще на одного ребенка». Наиболее патогенной оказывается ситуация, когда доминирующая в семье мать, полностью удовлетворенная похожей на нее дочерью, не стремится больше иметь детей. Случайная беременность не заканчивается абортом только потому, что на рождении ребенка настаивает отец.

Появляющийся мальчик походит на отца и встречает еще большее эмоциональное неприятие матери в виде недостатка чуткости, внимания и любви. Обладая неблагоприятными чертами характера, она излишне формально и строго, если не деспотично, относится к сыну, являющемуся для нее чем-то вроде изгоя или «козла отпущения» для вытеснения неприязненных чувств к мужу.

Последний чрезмерно занят, часто отсутствует в семье (командировки, работа по найму, длительные рейсы) и не может уделять сыну необходимого внимания, своевременно стабилизировать его проблемы психического и полового развития. Обычно этим пониженного питания мальчикам, производящим впечатление «заморыша», свойственны страхи, энурез и психосоматические расстройства, нередко в виде бронхиальной астмы.

Нежеланность рождения ребенка, а точнее — преждевременность его появления, возможна и в отношении старшего (первенца) в семье, особенно когда он мешает реализации профессиональной карьеры у честолюбивых, эгоцентричных родителей. В целом, у первенцев больше риск быть нежеланным в семье, в то время как у младших (вторых) больше риск быть непринятым по полу.

Таким образом, чтобы ответить на вопрос о причинах более частой невротизации первых или вторых детей в семье, следует учесть разнообразные, каждый раз индивидуально значимые патогенные факторы, обусловленные прежде всего отношением родителей к детям.

Глава 2.

СВОЕОБРАЗИЕ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ.

В. Н. Мясищев отмечал, что правильное понимание невроза как болезни развития личности требует понимания личности человека и закономерностей ее развития (Мясищев В. Н., 1960).

В данном разделе раскрывается своеобразие раннего психического развития детей, впоследствии заболевающих неврозами. В общепринятом значении это — анамнез их жизни, раскрываемый посредством стандартизованного интервью с родителями. Помимо этого, характеристики раннего развития детей и самочувствия матери фиксировались вопросником из 500 пунктов.

Антенатальные патогенные факторы.

Проанализируем данные, полученные у 218 родителей детей с неврозами и 56 родителей детей, здоровых в нервно-психическом отношении [в дальнейшем обозначаемые как «здоровые», — прим.]. До наступления беременности семейная обстановка у первой группы родителей в силу разных причин была более неблагоприятной, в основном из-за неуверенности в прочности брака. Более часто, чем в норме (р<0,001), встречаются заболевания половой сферы, в основном у тех женщин, чьи дети впоследствии заболевают истерическим неврозом. Несмотря на отсутствие предохранения, беременность не возникала в течение нескольких лет у 36% женщин, в норме — у 14% (р<0,001).

Задержка объясняется главным образом нервным состоянием женщины и ее невротическим состоянием. Сопутствующие функциональные нарушения в диэнцефальной области мозга оказывают тормозящее влияние на центры гипоталамуса, регулирующие циклическую продукцию лютеинизирующего и фолликулостимулирующего гормонов.

В большинстве случаев беременность — первая по счету. Во время беременности большинство женщин (59%) испытывают состояние эмоционального стресса. Он проявляется плохой переносимостью ожидания, тревожностью, внутренней напряженностью в условиях продолжающихся семейных проблем, общей неустроенности, волнений при сдаче экзаменов и зачетов во время учебы в институте. Фактически частота стресса при беременности будет выше, если учитывать и отрицательное отношение к ней у некоторых, еще не подготовленных к рождению ребенка и ориентированных на исполнение профессиональных обязанностей, женщин.

По сравнению с другими неврозами стресс достоверно более выражен у матерей, чьи дети заболеют неврозом страха. Во всех случаях стресс у матерей встречается достоверно более часто, чем в норме. Вероятность самопроизвольного аборта составляет 20%, в норме — 18%. При неврозе страха у детей она отмечается достоверно чаще, чем при остальных неврозах. Нет значимых различий и по сравнению с нормой токсикозов первой и второй половины беременности.

Следовательно, ведущими патогенными факторами беременности у матерей детей, заболевающих неврозами, являются как ее задержка под влиянием стресса, так и наличие самого стресса при беременности. В большей степени антенатальные патогенные факторы выражены в семьях мальчиков.

Перинатальные патогенные факторы.

Роды в большинстве случаев наступают в срок. Преждевременные и поздние (на 2 нед. и больше) роды встречаются в 32%; преждевременные — в 19%, поздние — в 13%. Преждевременные роды достоверно чаще наблюдаются среди нежеланных детей. У каждой второй женщины при родах отмечается выраженная слабость родовой деятельности и возникает необходимость в ее искусственной стимуляции. Отсутствие крика при рождении фиксируется у 21% мальчиков и 9% девочек. Как правило, это связано с общей слабостью, «усталостью» новорожденного, являющейся откликом на патологию родовой деятельности у матери.

Различное по продолжительности отсутствие крика у новорожденного, как и патология родов в целом, наблюдается чаще у матерей, находящихся во время беременности в состоянии эмоционального стресса (соответственно р<0,001 и 0,05). Если у мальчиков отсутствие крика чаще всего встречается при сангвиническом и холерическом темпераменте, то у девочек — при флегматическом темпераменте.

Патология родов у матерей достоверно более выражена при неврастении у детей. Перенесенная внутриутробно и в родах гипоксия, по нашим наблюдениям, нередко обостряет в дальнейшем механическую память у детей. Это дает основание честолюбивым родителям помещать их в языковые и музыкальные школы.

Однако церебрастенически обусловленные общая невыносливость и повышенная возбудимость мешают усвоению материала, создавая перенапряжение нервно-психических сил по неврастеническому типу. Возраст матери при рождении детей — в среднем 28 лет, отца — 31 год, что превышает норму. Наиболее молодые матери и отцы — при последующем развитии у детей неврастении, наиболее «пожилые» отцы — при неврозе страха у детей.

Молодые родители обычно более резки и нетерпеливы в своих требованиях, чаще физически наказывают детей, чем старшие по возрасту, но более беспокойные и опекающие родители. Масса тела детей при рождении составляет в среднем 3260 г, не отличаясь от нормы.

Постнатальные патогенные факторы.

Грудное вскармливание достаточно продолжительное и составляет в среднем 6 мес. Проблемы грудного вскармливания, если они есть, чаще представлены при неврозе страха. Эмоциональный стресс у матери в первый год жизни ребенка не уменьшается, а возрастает, выявляясь у 82% матерей. В норме он достоверно менее выражен.

В ряде случаев стресс возникает после родов, явившихся сверхсильным психогенным раздражителем, и проявляется заторможенностью матери, что препятствует своевременным эмоциональным и речевым контактам с ребенком. Ведущая причина стресса в каждой второй семье — конфликтные отношения с мужем.

Если он не хотел ребенка, то пока еще неофициальный разрыв супружеских отношений особенно тяжело сказывается на нервном состоянии матери. Грудной ребенок легко перенимает беспокойство матери, отвечая срыгиваниями, криком, беспокойным сном и сниженным аппетитом.

В максимальной мере стресс представлен у матерей детей с неврозом страха. Достаточно часто встречается и беспокойство матери в отношениях с детьми.

При неврозах у детей оно достоверно чаще, чем в норме, особенно в отношении дочерей (р<0,001) [беспокойство матери, как и другие стороны ее отношения, включает в себя ряд признаков одной из шкал упомянутого вопросника из 500 пунктов, — прим.]. Последнее объясняется аффективно заостренным уровнем материнского инстинкта к ребенку того же пола. Подтверждает это и меньший уровень ранней заботы о мальчиках по сравнению с нормой (р<0,01) при отсутствии различий заботы о девочках. Закономерным следствием стресса матери и ее беспокойства будет появление у детей в первые годы жизни ответного беспокойства, даже при кратковременном отсутствии матери.

Невропатия.

В настоящем она квалифицируется как аномалия нервно- психического развития, этиологически связанная либо с генетическим фактором, либо с экзогенными воздействиями во внутриутробном периоде (Ковалев В. В., 1979).

В основе невропатии лежит функциональная недостаточность вегетативной регуляции (Кириченко Е. И., Журба Л. Т., 1976; Гарбузов В. И. и др., 1977), и в последующем она имеет корреляцию с неврозами (Лебедев С. В., 1979). В генезе невропатии определенную роль играют переживания матери во время беременности.

Невропатия в наших наблюдениях расценивается как общая нервная ослабленность конституционально-антенатального плана. Можно выделить следующие ее признаки: — повышенная нервная чувствительность в виде склонности к проявлению аффекта, эмоциональных расстройств и беспокойства; — нервная ослабленность в виде общей невыносливости, легкой утомляемости в условиях повышенной нервно-психической нагрузки, а также при шуме, духоте, ярком свете; — нарушения сна: поверхностный, чуткий, беспокойный или чрезмерно глубокий; затрудненное засыпание, уменьшенная потребность в дневном сне (отказ от него в 2—3 года); — вегетососудистая дистония в результате дисфункции высших вегетативных центров.

Проявляется артериальной гипотензией, плохим самочувствием при колебаниях барометрического давления, сосудистыми спазмами (головными болями), спазмами слизистых (ложным крупом, бронхиальной астмой, рвотами), а также повышенной потливостью, ознобами, сердцебиениями и неустойчивостью пульса; — соматическая ослабленность вследствие снижения реактивности организма и его защитных иммунных сил. Проявляется частыми заболеваниями типа ОРВИ, хроническими тонзиллитами, трахеитами и бронхитами с астматическим компонентом, замедленным выздоровлением и длительным субфебрилитетом.

Здесь же следует отметить частое появление грыж (особенно пупочной и паховой) и аденоидов; — диатезы (экссудативно-катаральный, лимфатический и нервно-артритический) как проявления нарушенного обмена веществ и аллергии.

У этих детей наблюдаются пониженное питание, бледность или повышенная масса тела, пастозность. В грудном возрасте типичны опрелости и зуд, в дальнейшем — аллергические реакции типа крапивницы и ангионевротического отека Квинке. Возможен переход экссудативно-катарального диатеза в нейродермит в условиях повышенной нервной нагрузки. Типична ферментативная недостаточность как следствие общего нарушения обмена веществ. Ввиду ограниченного выделения пищеварительных соков и пониженной массы тела количество физиологически усваиваемой пищи невелико и аппетит, в целом, снижен.

Только в подростковом возрасте аппетит постепенно выравнивается, но сохраняется лабильная реакция желудочно- кишечного тракта (легкость возникновения тошноты и рвоты); — психомоторные, конституционально обусловленные нарушения типа энуреза, тиков и заикания. Они часто сменяют друг друга, что лишний раз заостряет внимание на лежащей в их основе невропатии. На рентгенограмме черепа выявляется подчеркнутый сосудистый рисунок; на ЭЭГ — общие, нерезко выраженные диффузные изменения. Невропатия встречается у 56% детей, больных неврозами (у мальчиков — 60%, у девочек — 50%); достоверно чаще, чем в норме (р<0,001).

У девочек невропатия достоверно часто преобладает при неврозе страха, у мальчиков — при истерическом неврозе. Отдельные симптомы невропатии могут не иметь столь очевидных различий при неврозах, например вегетососудистая дистония, несмотря на ее достоверно высокий уровень по сравнению с нормой. Вопреки мнению о распространенности страхов при невропатии, их индекс (среднее число) не различается у детей при невропатии и без нее.

То же самое можно сказать и в отношении тревожности, тормозимости и возбудимости. Вероятность появления невропатии достоверно повышается при наличии эмоционального стресса матери во время беременности (р<0,01).

Изложенное дает основания квалифицировать невропатию не как причину неврозов, а как предрасполагающий фактор, наряду со своеобразием характера детей.

Основная патогенная роль невропатии заключается в болезненном изменении реактивности организма, ослаблении его защитных сил и адаптивных возможностей. В результате воздействие стресса становится более патогенным и, главное, соматотропным. Нерезко выраженные признаки невропатии уменьшаются в течение первых лет жизни, иногда проявляясь в виде психомоторных нарушений типа диуреза, заикания и тиков.

В эти же годы «камнем преткновения» в отношениях между родителями и детьми являются невропатически обусловленные проблемы сна, еды и частых заболеваний. В отношении сна это проявляется неустанной борьбой с ребенком из-за отсутствия у него дневного сна с 1,5—2 лет.

Фактически же потребность в дневном сне уменьшается за счет его измененного биоритма, нарастающей физической и познавательной активности и повышения возбудимости. Проблема еды выражается в постоянных уговорах и принуждениях со стороны родителей; отказах и рвотах у детей.

Действительно, любая кашицеобразная, мучнистая пища, как и грубая, жесткая, затрудняет глотание из-за мышечной слабости, нежности и ранимости слизистых. Быстро наступает и чувство насыщения ввиду небольшого объема желудка и повышенной чувствительности нервных окончаний.

Вместе с недостаточным количеством пищеварительных соков это объясняет непереваривание повышенного для ребенка объема пищи и дискинезии желчевыводящих путей в дальнейшем.

Проблема соматической ослабленности выражается в бесконечных, по словам родителей, ОРВИ, вызванных измененной общей реактивностью детей. При прочих условиях они заболевают первыми и болеют дольше других, что ослабляет их и так невысокую иммунную активность. Это создаст характерную ситуацию часто болеющего и не посещающего детский сад ребенка.

Ослабление признаков невропатии наблюдается к 10 годам, когда укрепляется биоритм сна и заметно возрастают защитные силы организма. Это отражается в уменьшении интенсивности некоторых психомоторных нарушений, в первую очередь энуреза. Однако постоянное перенапряжение нервно-психических сил и невроз как психогенное заболевание могут сохранить проявления невропатии на более длительный срок. В подростковом возрасте она обычно выражается вегетососудистой дистонией, бронхитами с астматическим компонентом, нейродермитом.

Резидуальная церебральная органическая недостаточность.

Данный термин используется для обозначения патологии, имевшей место антенатально, перинатально и в первые 2 года жизни: антенатально и перинатально — как последствия частичной отслойки плаценты, выраженной недоношенности, асфиксии в родах и внутричерепной травмы; постнатально — это сепсис, церебральные осложнения инфекций, тяжелые ушибы и сотрясения головного мозга.

Для определения органически обусловленной нервности, возникающей позже, употребляется конкретный термин вроде «остаточные явления менингита». В целом, резидуальная патология встречается у 8,5% детей с неврозами, без заметных различий по полу. Резидуальная патология и невропатия не связаны между собой и, скорее, представляют взаимоисключающие понятия.

Однако они могут сочетаться, обычно на фоне недоношенности и наличия нескольких психомоторных расстройств одновременно. Значение резидуальной церебральной патологии при неврозах состоит в дополнении их клинической картины церебрастеническим синдромом и более выраженным спектром поведенческих нарушений, главным образом повышенной возбудимостью и гиперактивностью.

Вместе с тем отсутствуют расторможенность и агрессивность, которые наряду с отсутствием чувства вины представили бы клиническую картину психопатоподобно измененного поведения. В отличие от невропатии, на которую оказывает существенное влияние стресс матери во время беременности, при резидуальной органической патологии достоверно значимой оказывается нежеланность появления ребенка.

О беременности узнают случайно, не следят за ней и нередко пытаются прервать ее. Риск органических повреждений также более высокий у позднородящих женщин.

Дизонтогенез.

Общие закономерности психического дизонтогенеза раскрыты В. В. Ковалевым в рамках разрабатываемой им эволюционно- динамической концепции детской психиатрии (Ковалев В. В., 1981). Дизонтогенез может затрагивать разнообразные стороны развития, в том числе половое созревание (Лебединская К. С., 1973).

Моделями дисгармонического психического развития являются невропатии и патологические развития личности — аномалии психического развития, в основе которых лежит дизонтогенез эмоционально-волевой сферы (Лебединский В. В., 1985). Проявления психического дизонтогенеза по типу дисгармонии формирования личности и парциальной задержки развития относятся к факторам психического риска первого порядка и встречаются у 30% городской популяции детей (Ковалев В. В., Козловская Г. В., 1980).

Дизонтогенез при неврозах — это прежде всего проявление неравномерности развития, темпа созревания психических и физических функций. Встречаясь главным образом в первые годы жизни, неравномерность развития зависит от совместного действия многих факторов. Конституциональный фактор — это общность темпа развития с кем-либо из родителей или прародителей, которые, к примеру, также несколько позднее или раньше стали говорить или ходить.

Неравномерность развития зависит и от темпа развития психических процессов и особенностей становления темперамента детей. Неравномерным будет становление темперамента у детей при наличии разных, особенно контрастных, темпераментов родителей.

Вначале, как показывают наблюдения, может преобладать влияние холерического (или флегматического) темперамента одного из них, вызывая некоторое ускорение (или замедление) психического развития ребенка. В дальнейшем флегматический (или холерический) темперамент другого родителя способен несколько замедлить (или ускорить) темп развития, т. е. восстановить его до обычного, свойственного большинству детей.

Темп развития может снова меняться в подростковом возрасте, когда у одних подростков нарастают подвижность, энергичность, стремительность и возбудимость, а у других усиливаются медлительность и заторможенность.

Обычно только с окончанием подросткового возраста можно говорить об индивидуально стабильном типе темперамента. По разработанной нами шкале — «опережение психического развития в первые годы жизни» — наблюдается тенденция к более высоким показателям, чем в норме, у детей, впоследствии заболевающих неврозами.

В большей степени это заметно у детей с неврастенией. Другая шкала — «латентность — замедление раннего развития» — показывает меньшую выраженность по сравнению с нормой. Таким образом, обе шкалы независимо друг от друга подтверждают наличие некоторого опережения раннего развития у детей с неврозами. «Латентность развития» более свойственна детям, заболевающим неврозом страха.

Отдельно изучены такие показатели, как развитие речи, время начала ходьбы, рост. Раннее развитие речи отмечается у 28% мальчиков и 34% девочек; соответственно возрасту — у 57 и 56%; некоторое отставание — у 15 и 10%.

Опережение времени начала ходьбы выявлено у 38% мальчиков и 48% девочек; начало ходьбы в год — у 49 и 43%; некоторое отставание — у 13% мальчиков и 9% девочек. Рост выше среднего имеют 27% мальчиков и 29% девочек: средний — 64 и 56%; ниже среднего — 9 и 15%. Таким образом, по приведенным показателям, опережение развития также преобладает над его задержкой. При опережении речевого и общего психического развития относительно большее число мальчиков имеют холерический темперамент. При адекватном возрасту психическом развитии на первое место выходит сангвинический темперамент.

При замедлении психического развития возрастает удельный вес флегматического темперамента, который, однако, не выражен чаще сангвинического. У девочек подобные соотношения не заметны. Таким образом, у мальчиков более выражена связь между темпом психического развития и темпераментом.

Темперамент.

В классическом варианте темперамент — проявление темпа психических процессов (Стреляу Я., 1982). Свойства темперамента можно определить также, как энергетическую характеристику психических свойств (Мерлин В. С., 1973). Темперамент подвержен возрастным изменениям, прежде всего связанным с процессом созревания (Стреляу Я., 1982). Известна точка зрения И. П. Павлова на преобладание крайних типов темперамента при неврозах (Павлов И. П., 1938).

По мнению В. Н. Мясищева, состояние тревоги и страха, тревожной мнительности, обидчивости и взрывчатости, реализуясь в зависимости от темперамента, вызывают реакции эмотивного характера, переходящие в состояние невроза при непонимании со стороны окружающих (Мясищев В. Н., 1973).

В концепции В. И. Гарбузова основное патогенное противоречие при неврозах заключается в несоответствии средового влияния врожденному типу реагирования — темпераменту (Гарбузов В. И., 1977). Последний В. И. Гарбузовым рассматривается в измерениях холерического, сангвинического и флегматического темперамента. Меланхолический темперамент объединен с флегматическим, поскольку встречается редко в детском возрасте и представляет, скорее, клинический вариант, чем вариант нормы. Подобного мнения придерживаемся и мы, так как это позволяет к тому же более равномерно распределить темперамент по полярной шкале «холерик — сангвиник — флегматик».

В качестве ведущего критерия темперамента нами используется темп протекания психических и моторных реакций. Соответственно, холерик при интервью определяется как «быстрый, стремительный, быстро говорит, думает, делает»; флегматик — как «медлительный, неторопливый, медленно говорит, думает, делает»; сангвиник — как среднее двух характеристик. Данные о темпераменте 119 детей и подростков с неврозами получены при интервью с родителями и наблюдениях за спонтанной деятельностью детей в совместных играх. Получено следующее распределение холерического, сангвинического и флегматического темперамента: у мальчиков он встречается соответственно в 29—39 — 32%; у девочек — 17,5—50 — 32,5%. Обращает внимание отсутствие существенных отличий в типах темперамента у мальчиков.

У девочек более заметно преобладает сангвинический темперамент, затем идет флегматический: наименее выражен холерический темперамент. Оценка родителями темперамента 90 детей и подростков с неврозами в возрасте 7—15 лет сравнивалась с аналогичной оценкой у 282 школьников того же возраста в норме. Выраженность холерического темперамента одинакова при неврозах и в норме; сангвинический темперамент относительно чаще, а флегматический — реже встречается в норме. Уменьшение числа детей с сангвиническим темпераментом и увеличение с флегматическим темпераментом может быть известным отражением болезненной заторможенности у детей с неврозами.

Оценка родителями своего темперамента не показывает преобладания его крайних типов у матерей и отцов детей с неврозами. Рассмотрим контраст темпераментов у родителей и детей (холерического, с одной, и флегматического — с другой стороны). Матери чаще находят свой темперамент и темперамент мальчиков контрастным, чем отцы, соответственно в 35 и 20%. У девочек, наоборот, отцы чаще считают свой темперамент с ними контрастным (44%), чем матери (21%).

Следовательно, родитель противоположного с ребенком пола склонен чаще обнаруживать контраст в темпераментах, чем родитель того же пола. При холерическом темпераменте наибольшим патогенным действием обладают чрезмерные ограничения со стороны родителей и других взрослых в семье.

Происходит заострение возбудимости, активности и непоседливости этих детей, напоминающее гиперактивность. «Отсутствие тормозов», возбудимость и непоседливость проявляются в основном дома, в травмирующей обстановке. Постоянная стимуляция детей с флегматическим темпераментом оказывает тормозящий эффект.

Они становятся инертными и вялыми, замедленными и «копушами». Холерический и флегматический темпераменты, таким образом, оказываются более чувствительными к издержкам отношения родителей. Но и сангвинический темперамент уязвим, если он представляет, как это нередко бывает у детей с неврозами, неустойчивое возрастное сочетание крайних типов темперамента родителей.

Например, темперамент ребенка может напоминать в чем- то холерический темперамент одного и флегматический темперамент другого родителя. В этом случае патогенно значимыми будут как чрезмерные ограничения, так и избыточная стимуляция активности детей со стороны родителей. Общей в рассмотренных ситуациях будет безуспешность попыток родителей «исправить» природный темперамент детей — попыток, оборачивающихся перенапряжением их психофизиологических возможностей и неврозом.

Эмоциональный контакт родителей и детей.

Эмоциональный контакт родителей и детей — одно из условий нормального психического развития, формирования характера и личности. Проблемы эмоционального контакта с родителями у детей, которые впоследствии заболевают неврозами, обусловлены прежде всего гиперсоциальной направленностью личности матерей в виде гипертрофированного чувства долга, обязанности, повышенной принципиальности, трудности компромиссов.

С одной стороны, эти матери много опекают и тревожатся, а с другой — поступают излишне правильно, но, что называется, без души. Часто не идут вовремя навстречу, стремятся излишне пунктуально выдерживать режим дня, без конца читают мораль и считают детскую возню, смех и веселье пустым времяпрепровождением. Эмоциональный контакт нарушается и при помещении детей в ясли или замене матери другим воспитывающим лицом (няней, родственниками). Больше всего этих матерей в группе ИТР, прежде всего при гиперсоциальной направленности личности и незрелости чувства материнства.

Эмоциональный контакт осложняется и при нежеланности детей, чаще — несвоевременности их появления или несоответствия пола ожидаемому родителями. Типичны затруднения и в эмоциональном контакте с отцом ввиду его занятости, недостаточной включенности в воспитание и конфликтной изоляции в семье. В сумме показатели шкалы «проблемы эмоционального контакта с детьми» превышают аналогичные показатели в норме.

Существенно, что мать не может обеспечить приемлемого и, главное, устойчивого эмоционального контакта, в то время, когда ребенок наиболее нуждается в нем. В этой связи типичной будет ситуация, когда нежность и любовь матери заменяются строгостью, отзывчивость — недоверием, терпение — раздражительностью, а последовательность — переходами из одной крайности в другую. Рассмотрим более подробно такую сторону эмоционального контакта, как привязанность детей к родителям (прежде всего, к матери) в дошкольный период жизни. Привязанность формируется в условиях достаточно теплого, продолжительного и тесного контакта матери с ребенком.

Осознанные проявления привязанности у эмоционально чувствительных детей при неврозах и в норме заметны с 7-месячного возраста, когда выражено беспокойство даже при непродолжительном отсутствии матери. Это указывает как на возникновение лежащего в основе привязанности чувства общности, единства с матерью (категория «мы»), так и на развитие первичных групповых или социальных отношений. Вместе с тем факт реагирования на отсутствие матери показывает, что ребенок ощущает себя в чем-то отличным от нее, когда остается один, не чувствуя поддержки и заботы. Подобная дифференциация указывает на зарождение чувства «я» как осознанного восприятия себя. Выраженное беспокойство в отсутствие матери может отчетливо проявляться с 7 мес. до 2,5 лет у девочек (в норме до 2 лет) и 3 лет у мальчиков (в норме до 2,5 лет) и быть максимально представленным при помещении в больницу (без матери) и ясли. В возрасте 8 мес. при неврозах и в норме возможен выраженный страх при появлении незнакомых взрослых.

Ребенок при этом прижимается к матери. Создается впечатление, что он как бы подчеркивает привязанность к матери, будучи неспособным поделить ее с другими, особенно пожилыми и незнакомыми женщинами, отличными от сформировавшегося у него эмоционального образа матери. У девочек подобная, во многом инстинктивная, реакция может распространиться на мужчин.

Появление категории «другого» или «они» в групповом контексте указывает на дальнейшую дифференциацию «я» в структуре межличностных отношений. Боязливо-аффективное восприятие другого продолжается сравнительно недолго, и уже в 1 год 2 мес. ребенок менее беспокоен в присутствии посторонних.

С 1 года 2 мес. до 1 года 6 мес. он уже не столько боится, сколько настороженно воспринимает действия чужих взрослых (к сверстникам подобная реакция, как и страх раньше, отсутствует). Некоторая смущаемость (застенчивость) остается до 2,5 лет, после чего дети могут первыми вступать в контакт.

Беспокойство в присутствии незнакомых взрослых нередко фиксируется в психотравмирующих условиях пребывания в яслях и больнице (особенно в возрасте 8 мес. — 1 года 6 мес., когда дети не способны привязаться к кому-либо, кроме матери, и воспринимают чужих взрослых с чувством страха). В итоге, возрастает беспокойство, повышается потребность в безопасности и невротически заостряется привязанность к матери.

Следует обратить внимание и на то, что мальчики более чувствительны к разлуке с матерью, девочки более беспокойно воспринимают появление чужих взрослых. При неврозах и в норме чувство привязанности достигает своего выраженного развития к 2 годам. В это же время активно представлено формирование «я». Не случайно, что развитие привязанности к матери и чувства «я» идет параллельно.

Мать в это время нужна ребенку как опора, как образ уже сложившегося «я», как источник удовлетворения эмоциональных потребностей. Поэтому спокойное, без лишней суеты, уверенное, последовательное и в то же время заботливое, любящее отношение матери вместе с нарастающей потребностью в подражании отцу (у мальчиков) способствует стабилизации чувства «я» и постепенному уменьшению чрезмерной зависимости от родителей. Этого не происходит при неврозах, поскольку мать часто находится в состоянии эмоционального стресса и не может являться опорой или источником безопасности для ребенка.

Скорее, она представляет источник повышенного беспокойства, особенно когда испытывает невротически обусловленную тревогу одиночества или навязчивый страх возможного несчастья с ребенком. Тогда, чрезмерно опекая ребенка, она в буквальном смысле слова «привязывает» его к себе, делая рабом собственного настроения, не отпуская от себя ни на шаг и тревожно предохраняя от воображаемых, несуществующих опасностей.

В результате ребенок испытывает каждый раз все большее беспокойство, когда остается без матери, легко теряется, беспокоится и боится. Вместо активности и самостоятельности развиваются пассивность, зависимость, «цепляние» за мать, «приставучесть» и подобные им черты поведения в первые годы жизни детей. Потребность в привязанности нарастает при наличии невропатии и травмирующего опыта разлук с матерью.

В итоге, можно говорить о формировании так называемой невротической привязанности, основанной на тревожности матери и аффективно заостренной потребности детей в безопасности. Более выраженная, чем в норме, привязанность отмечается у детей, испытывающих много страхов, неуверенных в себе, часто болеющих и лишенных поддержки отца. При недостаточно включенной позиции отца в жизнь семьи дети в большей степени привязаны к матери и легче перенимают ее беспокойство.

Последнее выражено и тогда, когда ребенок боится отца из-за его грубости, вспыльчивости или излишней строгости. Тогда он стремится получить недостающие тепло и внимание от матери, невротически привязываясь к ней. Подобная ситуация оказывает наиболее неблагоприятное воздействие на мальчиков, поскольку односторонний опыт общения с матерью привносит проблемы в их последующие отношения со сверстниками того же пола.

К 3 годам жизни привязанность при неврозах и в норме приобретает качественно новые черты, проявляясь выраженной потребностью в признании и любви со стороны родителей, скорее, чем в зависимости от них. Интенсивно развиваясь, потребность в любви достигает, как и все эмоциональное развитие в целом, выраженного уровня в 4 года. Причем любовь направлена главным образом на родителя противоположного с ребенком пола (у мальчиков — на мать; у девочек — на отца).

В условиях удовлетворения родителями чувства любви к ним эмоциональное развитие детей протекает более благоприятно. На этом пути у детей с неврозами существуют определенные препятствия. Любовь родителей имеет условный или принципиальный характер, ребенок любим только тогда, когда оправдывает повышенные и субъективно односторонние требования к нему. Чувство любви нередко осложнено неприятием детей по полу, нежеланностью (преждевременностью) их появления или наличием в семье более благополучного сибса (брата или сестры).

Это чувство, как и привязанность, «созревает» у родителей детей с неврозами несколько позже, чем в норме, приходя в противоречие с максимально выраженной потребностью в нежности и ласке у детей младшего дошкольного возраста.

К тому же оно часто заменяется аффективно заостренным беспокойством о ребенке, чрезмерной опекой и постоянными предохранениями, избыточной регламентацией его деятельности. Чувства матери обычно «растворяются» в борьбе с упрямством детей, не отвечающих односторонним представлениям о должном поведении.

Наконец, в любви много нереализованных, невосполненных чувств к мужу или же она отсутствует ввиду похожести ребенка на отца, с которым мать находится в конфликте. Отмеченные особенности материнской любви затрудняют эмоциональный контакт с детьми, препятствуют формированию полноценного чувства привязанности и создают характерный эффект эмоциональной депривации в первые годы их жизни.

В старшем дошкольном возрасте заметна возрастная потребность в отождествлении (идентификации) детей с родителем того же пола (у мальчиков — с отцом; у девочек — с матерью). Выражена в этом возрасте и потребность в общении со сверстниками как значимыми другими, что совпадает с развитием ролевых структур личности, умением принимать и играть роли. В этой связи родитель того же пола приобретает значение эталона — модели для формирования идентичных полу навыков поведения при достаточно выраженном чувстве любви к родителю другого пола.

С целью уточнения этих положений проведен опрос 960 здоровых в нервно-психическом отношении детей и подростков 3—16 лет из полных семей /1/. Задавался вопрос о том, кем бы стал опрашиваемый в воображаемой игре «Семья»: мамой, папой или собой (порядок этих слов все время менялся для устранения суггестивного влияния). У мальчиков 5—8 лет и девочек 3—9 лет преобладает выбор родителя того же пола, максимально представленный в старшем дошкольном возрасте.

Отождествление с мужской или женской ролью, воплощенной в лице родителя того же пола, дает возможность более уверенно чувствовать себя среди сверстников того же пола, быть принятым ими. Полоролевая идентификация в большей степени выражена у девочек, у которых она имеет и больший возрастной диапазон своего выражения, чем у мальчиков. Как у мальчиков, так и у девочек имеется корреляция между идентификацией с ролью родителя того же пола, его авторитетом в семье, предпочтением его профессии и отсутствием страха перед ним (последнее только у девочек).

Таким образом, факторы авторитета, компетентности и безопасности — необходимые условия полоролевой идентификации с родителями. Выбор роли родителя другого пола, несмотря на наличие привязанности (т. е. действие эмоционального фактора), незначителен. Выбор себя в игре «Семья» начинает преобладать у мальчиков с 10 лет, а у девочек — с 9 лет, являясь показателем роста самосознания личности. В 9 лет у мальчиков и 8 лет у девочек наблюдается перекрест между уменьшающимся выбором родителя того же пола и возрастающим выбором себя.

С учетом доминирующих ответов можно считать старший дошкольный возраст адекватным для выбора роли родителя того же пола, подростковый — выбора себя, а младший школьный — смешанным (переходным) для обоих выборов. При неврозах выборы в воображаемой игре «Семья» рассматривались у 335 детей из полных семей в возрасте 3—15 лет.

Как и в норме, дети старшего дошкольного возраста чаще всего выбирают роль родителя идентичного с ним пола, особенно в 6 лет. Вместе с тем мальчики при неврозах чаще, чем в норме, выбирают роль матери, что заметно до 9 лет, и раньше начинают быть собой в игре «Семья» (с 8 лет, в норме — с 10 лет). Подобные тенденции указывают как на большую зависимость мальчиков с неврозами от матерей (феномен невротической привязанности), так и на развитие компенсаторного стремления к независимости (автономии) мнений и оценок. Говорит это также о недостаточной роли отца в жизни семьи.

При наличии конфликта между родителями девочки достоверно чаще, чем при его отсутствии, становятся собой в игре «Семья», отказываясь таким образом от выбора роли матери. У мальчиков конфликт родителей не сказывается на характере их выборов, т. е. девочки более чувствительны к отношениям в семье.

В старшем дошкольном возрасте мальчики с неврозами находятся в более сложной семейной ситуации, чем девочки. Вызвано это недостаточной ролью отца в семье и уходом в случае развода. Последствия этого будут рассмотрены в разделах «Страхи» и «Неполная семья». Пока же отметим, что мальчики, лишенные общения с отцом, обнаруживают большее количество страхов, неуверенность в себе и трудности в общении со сверстниками.

Подобные отклонения в немалой степени обусловлены и компенсаторно-замещающим, односторонним влиянием матери, нередко уже больной неврозом. Последнее, на чем мы остановимся в данном разделе, — это психологическая структура семейных отношений, известная под названием «комплекса Эдипа» у мальчиков и «комплекса Электры» — у девочек.

По мнению 3. Фрейда, «самый глубокий и постоянный мотив отчуждения, особенно между лицами одного пола, проявляется уже в раннем детском возрасте. Я имею в виду любовную конкуренцию явно подчеркнутого полового характера. Сын еще маленьким ребенком проявляет особую нежность к матери, которую считает своей собственностью, и видит в отце конкурента, который оспаривает у него это исключительное обладание.

Точно так же маленькая дочь видит в матери человека, мешающего ее нежным отношениям с отцом и занимающего место, которое с радостью заняла бы сама девочка» (Фрейд 3., 1922). Помещая комплекс Эдипа в центр конфликтного существования человека, 3. Фрейд видит в нем и главный источник чувства вины при неврозах. Как известный этап формирования личности эти отношения могут иметь место в младшем дошкольном возрасте на фоне развития чувства тела. Причем речь идет не о половом чувстве, а о выраженном чувстве любви, направленном на родителя другого пола.

Следует учесть и стремление к подражанию родителю того же пола, когда мальчик, так же как и отец, хочет быть женатым на матери, лежать утром с ней в одной постели, а девочка, как и мать, хочет быть замужем за отцом, по-детски повторяя в игре ее образ действий. На рубеже младшего и старшего дошкольного возраста эмоциональное влечение к родителю другого пола, мотивированное чувством любви (более выраженным при внешнем сходстве с ним), дополняется потребностью в идентификации с родителем того же пола, который, таким образом, как и раньше, не является объектом враждебности.

От того, насколько отмеченные возрастные тенденции будут конкурировать, а не гармонично дополнять друг друга, зависит характер семейных отношений. Попытки одного из родителей односторонне приблизить к себе ребенка, настроить его против другого родителя, способны привнести проблемный ракурс в естественную для возраста динамику личностных отношений, тем более, что ревность (в 3—5 лет) и агрессивные фантазии (в 2—4 года) являются нормальным проявлением эмоционально насыщенных отношений в этом возрасте.

Эти отрицательные чувства могут быть направлены на родителя того же пола, «монополизировавшего» эмоциональный контакт с ребенком, в то время как он любит родителя другого пола. Например, мать доминирует в воспитании, оттеснив на задний план отца, которого любит дочь, или отец не воспитывает, а «дрессирует» сына, считая его излишне мягким и эмоциональным, в то время как мальчик любит мать, уступающую ему и более отзывчивую. Неприязненные чувства в этом случае будут направлены на отца, отнявшего любовь матери.

Мы видим, что агрессивные чувства в этих случаях обусловлены конкретной социально- психологической динамикой семейных отношений. При всем этом ребенок не может реализовать свои чувства и потребности, испытывая к родителям противоречивые чувства любви, восхищения, обиды, ревности и неприязни. Неразрешимый внутренний конфликт является источником постоянного психического напряжения, играющего роль одного из невротически декомпенсирующих факторов. Чувство вины, испытываемое детьми при наличии противоречивых чувств к родителям, может иметь место, но главным образом в старшем дошкольном возрасте, когда происходит развитие социально опосредованных или высших эмоций.

Рассмотренные семейные ситуации типичны для детей с неврозами и представляют не что иное, как патогенно значимые модели межличностных конфликтов. Лучше всего и рассматривать их таковыми, в социально- психологическом ключе, не прибегая к искусственно созданной терминологии.

Проблемы адаптации.

Посещают ясли 53% мальчиков и 55% девочек. Из них состояние аффекта возникает первое время у 92% детей без различий по полу. Пребывание в яслях представляет для них психотравмирующую ситуацию в результате разлуки с матерью как объектом эмоционального предпочтения и безопасности, появления новых, незнакомых взрослых, которых еще боится ребенок, и ломки жизненного уклада в целом. Под воздействием этих факторов не смогли адаптироваться в яслях 73% мальчиков и 52% девочек. Большая трудность приспособления к яслям у мальчиков обусловлена их более интенсивной привязанностью к матери, чем у девочек, в связи с чем более травмирующим становится отделение от нее и прекращение эмоционального контакта. В свою очередь, более выраженный стресс является одной из причин достоверно более высокой (р<0,01) заболеваемости (большей частью ОРВИ) у мальчиков, посещающих ясли (у 84%), по сравнению с девочками (у 44%).

Посещение яслей в этих условиях становится невозможным и ребенок остается дома, но в более худшем состоянии, чем до их посещения. Выраженным психотравмирующим воздействием обладает также госпитализация в первые годы жизни по поводу заболеваний, обследования и операции (60% из обследуемого контингента детей, бывших свыше недели в больнице). Госпитализация без матери имеет место у каждого второго ребенка. В этом случае почти всегда отмечается различной длительности и выраженности реактивное состояние.

После выписки некоторые дети из-за пережитого эмоционального шока первое время не узнают родителей, затем болезненно реагируют на замечания, становятся более обидчивыми, требовательными и капризными. У них часто расстраивается сон, увеличиваются количество страхов и «прилипчивость» к родителям.

Нарастают эмоциональная и вегетативная неустойчивость, вероятность появления психомоторных нарушений в виде тиков, заикания, энуреза. Определенную роль в происхождении невротического состояния может иметь отношение обслуживающего персонала, недостаточно учитывающее психологические особенности детей.

Причиной невротического состояния при госпитализации являются в большинстве случаев те же факторы, что и при помещении детей в ясли (отрыв от матери, ломка стереотипа, страх незнакомых взрослых, как и чрезвычайно остро воспринимаемое чувство боли в раннем возрасте). Безусловно, не все реагируют подобным образом. Так, большинство из консультированных нами детей из детского дома не обнаруживают ярких реакций при госпитализации из-за отсутствия возрастных страхов, привязанности или недостаточного понимания происходящего, доходящего временами до степени безразличия.

Но даже на детей, заболевающих неврозами, госпитализация действует неодинаково. Наиболее травматична она у детей с последующим развитием невроза страха и истерического невроза, особенно при госпитализации без матери. Это не случайно, поскольку дети с истерическим неврозом эмоционально более тяжело переживают разрыв привычных связей, лишение любви, признания и поддержки.

Для детей, заболевающих неврозом страха, более характерно беспокойство в ответ на появление в больнице незнакомых взрослых, контрастирующих своим поведением с привычным отношением матери. Следует коснуться и вопроса о неблагоприятных последствиях для детей с неврозами раннего помещения в санаторий, где срок пребывания, как правило, несколько месяцев. Даже в современных условиях приходящие воспитатели не могут заменить внимание и заботу матери для детей 2—5 лет.

Отсутствие психологически регламентированной службы только усиливает эффект невротизации эмоционально чувствительных детей, когда их выбирают в качестве жертвы для проявления агрессивных чувств дети с психопатоподобными и психопатическими чертами поведения. Немалое число этих детей имеет почти каждый санаторий. Это еще больше осложняет адаптацию у детей с неврозами ввиду их беззащитности.

Вместе с родительской депривацией подобная психогенная ситуация приводит к снижению эмоционального тонуса, расстройству настроения и замедлению процесса соматического оздоровления, что способствует заболеванию неврозом. Рассмотрим более подробно проблемы адаптации в детском саду, поскольку большинство детей дошкольного возраста являются организованными. Состояние аффекта в первое время посещения детского сада выявлено у 44% детей (49% мальчиков и 37,5% девочек). В большинстве случаев оно не достигает степени реактивного состояния, как в яслях: меньше и число детей, неадаптированных в детском саду — 41% (45% мальчиков и 35% девочек).

Обращает внимание несколько большее число неадаптированных мальчиков в детском саду, больше их также в яслях и школе. Если в яслях это объясняется более выраженным, чем у девочек, беспокойством при отделении от матери, то в детском саду и школе зависит от недостаточно сформированного навыка общения с отцом. В отношении частых соматических заболеваний различия у мальчиков и девочек отсутствуют (48 и 45% соответственно).

Сравнение с нормой (мальчики и девочки вместе) показывает заметное преобладание у детей, заболевающих неврозами, состояния аффекта при начале посещения детского сада (р<0,001) и отсутствие адаптации в дальнейшем (р<0,001). Прежде всего, это относится к эмоционально чувствительным, впечатлительным и боязливым детям, обнаруживающим тревожную зависимость от матери и невропатически обусловленные проблемы еды и дневного сна. Плохой аппетит и отсутствие дневного сна являются часто источником конфликтных отношений со стороны воспитателей, стыдящих, а то и наказывающих детей как непослушных.

В целом, число плохо адаптированных детей при неврозах заметно снижается в детском саду (41%) и особенно в школе (26%) по сравнению с яслями (65%), что подчеркивает улучшение адаптации с возрастом. Родители детей, у которых выявляется состояние аффекта при помещении в детский сад и неадаптированные в нем в дальнейшем, сравнивались по вопроснику MMPI с родителями детей без проявления аффекта и адаптированных в детском саду (для краткости обозначим детей соответственно как адаптированных и неадаптированных).

В профиле MMPI у матерей и отцов неадаптированных детей заметен подъем 4-й шкалы (у матерей мальчиков различия достоверны (р<0,001). Ввиду относительно невысоких подъемов шкалы ее следует трактовать как наличие у родителей неадаптированных детей трудностей самоконтроля, конфликтности, проблем взаимоотношений с окружающими и, прежде всего, — с детьми. Обращает внимание и подъем 1-й шкалы у матерей неадаптированных мальчиков (р<0,001).

Это указывает на большое количество жалоб, хроническое чувство усталости и недомогания, тревожно-мнительную фиксацию болезненных ощущений. Подобный настрой неблагоприятно отражается на выздоровлении детей, поскольку матери продолжают считать их больными даже тогда, когда практически они здоровы.

У матерей неадаптированных девочек достоверно более выражены 6-я и 7-я шкалы. Посредством механизма ролевой идентификации с матерью дочь усваивает такие особенности ее поведения, как нетерпимость к чужому мнению, чрезмерную настойчивость в осуществлении своих желаний, подозрительность и настороженность в контактах, склонность к предвзятым оценкам и категоричным суждениям (6-я шкала). Эти особенности характера матери сочетаются с неуверенностью и тревожной мнительностью (7-я шкала), создавая внутренне противоречивый облик ее личности. Непроизвольное усвоение детьми рассмотренных черт характера родителей осложняет отношения со сверстниками и затрудняет адаптацию в детском саду.

Упрямство.

Упрямство — «камень преткновения» в отношениях с детьми, «столбовая дорога», ведущая к невротизации детей уже в первые годы жизни. Наиболее часто упрямство возникает в возрасте от 1,5 до 2,5—3 лет (до 3 лет у более стеничных детей).

Психологической основой происхождения упрямства будет формирующееся чувство «я», подчеркнуто звучащее в 2 года. Ребенок стремится все делать сам и протестует против помощи и ограничений его возможностей. Развитие самостоятельности и активности, умения владеть собой представляет волевой аспект формирования «я», максимально выраженный в 2 года.

К этому возрасту ребенок упрям с точки зрения родителей, поскольку проявляет заметную настойчивость в осуществлении своих желаний и его нелегко переубедить. Известна педантичность детей этого возраста, стремление к порядку, определенному расположению вещей, месту за столом, времени укладывания. Упрямство здесь связано с изменением жизненного стереотипа, которое вызывает чувство беспокойства или протест, расстройство настроения и капризность.

Постоянство окружающей среды для ребенка, как и определенная последовательность (ритуал) его действий, создаст чувство безопасности, изначальной уверенности в себе, являясь необходимой предпосылкой для формирования целостного чувства «я». Физиологическая сторона упрямства, по нашим наблюдениям, связана с начальным этапом повышения активности левого полушария, сопровождаемого осознанием чувства «я» и развитием речи, наиболее активно представленных (как и само упрямство) в 1,5—2,5 года.

Нарастание активности левого полушария происходит в условиях социально детерминированного перехода от спонтанного, недостаточно контролируемого сознанием поведения и непосредственного (наивного) выражения чувств (феномен правополушарной активности) к осознанному усвоению предписаний и запретов, сдерживанию выражения эмоций, т. е. к тому, что обозначается как социализация или рационализация чувств.

Процесс социализации у детей, заболевающих неврозами, сопровождается со стороны родителей чрезмерно ранними и категоричными требованиями опрятности, правильно сформулированной речи, подчеркнутым стремлением все организовать, упорядочить, регламентировать.

В большей степени это присуще родителям с гиперсоциальной направленностью личности, дети у которых наиболее упрямы с их точки зрения. Преждевременная вербально-информативная нагрузка на еще недостаточно функционально развитое левое полушарие приводит к его быстрому утомлению и компенсаторно-реактивному сохранению односторонне эмотивного (преимущественно правополушарного) типа поведения. Клинически это проявляется возрастающей аффективностью (обидчивостью, недовольством, капризностью и истериками, расцениваемыми как упрямство) в ответ на продолжающиеся избыточные требования взрослых.

Это случаи, когда ребенок «не слышит», т. е. перестает реагировать на слова в качестве левополушарных раздражителей, дает неадекватно сильную или слабую реакцию в ответ на обращения взрослых или поступает вопреки их требованиям. Нетрудно увидеть в этом аналог фазовых состояний в деятельности мозга: уравнительной, парадоксальной и ультрапарадоксальной фаз, тесно связанных, на наш взгляд, с возрастной, но клинически заостренной динамикой межполушарных соотношений.

Существенное значение в генезе упрямства в рассматриваемом возрасте имеют также чрезмерные ограничения активности у детей с холерическим темпераментом и избыточная стимуляция у детей с флегматическим темпераментом. В первом случае повышается возбудимость, а во втором случае — тормозимость, что осложняет еще в большей степени восприятие требований родителей.

Упрямство, таким образом, имеет неоднозначные источники своего происхождения, обусловленные главным образом отклонениями в отношении родителей к детям. Возрастные проявления чувства «я», воли, эмоций и темперамента только тогда становятся проблемой упрямства для родителей, когда они не способны адекватно оценить своеобразие психического развития детей. Следует заметить, что упрямство у детей означает наличие у них не только стеничности, но и способности противостоять психическому давлению и диктату родителей. Тогда отсутствуют признаки невроза как заболевания, поскольку ребенок может как- то отреагировать свои желания и эмоции.

В условиях же их нарастающей блокады, ограничений возможностей самовыражения и чрезмерно ранней интеллектуальной стимуляции облегчается возникновение невротических расстройств при все более возбудимом (у детей с холерическим темпераментом), тормозимом (у детей с флегматическим темпераментом), или смешанном (у детей с сангвиническим темпераментом) характере дальнейшего психического реагирования. Если родители продолжают упорно считать своих взрослеющих детей упрямыми, то это указывает на неблагоприятные особенности личности самих родителей, а также фиксацию предшествующих проблем в отношениях с детьми, их неразрешимый характер. Реактивный, семейно обусловленный генезис упрямства подтверждает его наличие в семье и отсутствие вне дома, подчеркнутое внушаемостью таких детей.

Нам почти всегда удается найти лучшее, чем дома, взаимопонимание с ребенком, что подтверждает субъективный, проблемный характер оценки родителей. По мнению родителей, упрямым считается каждый второй ребенок. Если у матерей нет различий в оценке мальчиков и девочек как упрямых, то у отцов упрямыми чаще считаются девочки. Как матери, так и отцы наиболее часто определяют упрямыми детей с истерическим неврозом, наименее часто — детей с неврозом страха (различия статистически достоверны).

Матери чаще всего находят детей упрямыми в дошкольном возрасте по сравнению с младшим школьным и особенно подростковым возрастом. Отцы, наоборот, чаще находят упрямыми мальчиков в школьном возрасте (в младшем школьном и подростковом), девочек — одинаково часто в дошкольном и подростковом возрасте (при уменьшении в младшем школьном).

Следовательно, проблема упрямства более значима для матерей детей дошкольного, а для отцов — школьного возраста. В 1,5—2,5 года упрямство относительно менее выражено у детей, заболевающих неврозами, по сравнению с нормой. Объясняется это наличием невротической привязанности к матери и интенсивным, пока относительно «успешным», психологическим давлением родителей в виде многочисленных принуждений, угроз и физических наказаний по поводу проявлений своеволия и двигательной активности.

Зато в последующие годы происходит своеобразный перекрест — уменьшение упрямства, по мнению родителей, в норме и возрастание при неврозах. Наряду с упрямством, родители детей с неврозами более отрицательно оценивают их в старшем возрасте и по многим другим шкалам разработанного нами вопросника. В норме количество отрицательных оценок характера детей существенно уменьшаются по мере увеличения их возраста. Все это указывает на неспособность родителей детей с неврозами найти подход к психическому развитию детей, особенностям формирования их характера и личности.

Достоверно более упрямыми матери считают детей с холерическим, чем с сангвиническим и флегматическим, темпераментом. В большей степени это относится к мальчикам, что подчеркивает непереносимость матерями их холерического темперамента. У отцов нет связи между оценками упрямства детей и их темпераментом. Конфликт между родителями не сказывается заметным образом на определении детей как упрямых.

Это происходит достоверно чаще при непосредственном конфликте с детьми обоего пола со стороны матери и конфликте с девочками — у отцов. Использован ряд личностных вопросников с целью поиска различий между родителями, считающими детей упрямыми и не упрямыми. При изложении данных приводятся достоверные различия, определяемые по критерию Стьюдента.

Личностный вопросник Айзенка (обследовано 140 матерей и 114 отцов) и цветовой тест Люшера (120 матерей и 101 отец) не обнаруживают значимых различий в указанных группах родителей, т. е. эти методики не дифференцируют изучаемую сторону семейных отношений. Личностный вопросник Кеттела применялся в двух формах: «С» и «А» — одновременно (у 155 матерей и 96 отцов).

По вопроснику «С» различия отсутствуют. По вопроснику «А» матери, оценивающие мальчиков как упрямых, обладают более выраженными доминантными (властными) чертами характера (фактор «Е»). Вместе с тем у них снижен эмоциональный тонус, повышено беспокойство и чувство вины (тревожно-депримированный фон настроения — фактор «О»). Они напряжены, раздражительны и нетерпеливы, испытывают много субъективно неразрешимых эмоциональных проблем (фрустрированы — фактор «Q4»). Матери, оценивающие девочек как упрямых [в дальнейшем вместо мать (отец), оценивающая детей как упрямых, пишется мать (отец) упрямых детей, — прим.], робки, застенчивы, чувствительны к угрозе, сдержанны в общении, индивидуалистичны, испытывают чувство неполноценности (низкие оценки по фактору «Н»). У отцов упрямых мальчиков различий нет, поскольку чаще всего оцениваются, как упрямые, девочки.

В последнем случае наиболее выделяющейся характеристикой будет отсутствие озабоченности за последствия своих поступков, их прогнозирования, как и желания искать и анализировать мотивы поведения у взаимодействующих с отцами лиц (фактор «F»). По тесту интеллекта Векслера — WAIS (24 матери и 24 отца) найдена отрицательная корреляция между выраженностью IQ (коэффициента умственного развития) у отцов и оценкой детей как упрямых, т. е. в последнем случае отцы обладают относительно более низкими показателями интеллектуального развития.

По данным личностного вопросника MMPI (121 мать и 105 отцов), у матерей, оценивающих детей как упрямых, низкий самоконтроль, импульсивность и конфликтность, трудности во взаимоотношениях с окружающими (4-я шкала). Одновременно они недостаточно уверены в себе, в правильности своих действий, тревожно-мнительно застревают на трудностях взаимоотношений, загружены переживаниями и озабочены вопросами морали, обнаруживая повышенное внимание к проявлениям авторитета (7-я шкала). Им не хватает эмоциональной отзывчивости, теплоты и искренности в отношениях (8-я шкала).

Матери упрямых девочек обладают и такими личностными характеристиками, как нетерпимость и ригидность мышления, подозрительность, склонность к образованию сверхценных идей (6-я шкала). В этом случае мать убеждена в наличии трудного, несговорчивого, «вредного» и «неисправимого» характера дочери. У этих же матерей ограничена сфера общения, и их контакты носят подчеркнуто избирательный характер (0 шкала). Проблемы в установлении контактов присущи также отцам упрямых девочек. Различия у матерей, по отобранным нами дополнительным шкалам MMPI, имеются только в семьях девочек. Определяя их как упрямых, матери тревожны, зависимы, личностно изменчивы (непостоянны), плохо приспосабливаются к действительности, причем подобные различия, кроме последнего, представлены на высоком уровне значимости (р<0,001).

У отцов упрямых детей высокие показатели контроля, силы «я» и лидерства. Отцы мальчиков обладают к тому же большей независимостью суждений. Для отцов девочек характерны личностная изменчивость (при выраженном внешнем контроле и силе «я») и меньшая доминантность (при лидировании в сфере межличностных отношений вне семьи). Личность родителей (110 матерей и 95 отцов), оценивающих детей как упрямых и не упрямых, исследовалась также с помощью методики фрустрации Розенцвейга. У матерей упрямых детей достоверно более выражено сочетание препятственно-доминантного типа реакций (ОД) и экстрапунитивной их направленности (Е’).

Это означает, что матери при оценке детей как упрямых склонны подчеркивать наличие препятствий в ситуации конфликта, застревать на нем, вместо конструктивного разрешения трудностей в общении с детьми. Отцы при оценке детей как упрямых обнаруживают достоверно более частое сочетание препятственно- доминантного типа реакций (ОД) и их импунитивной направленности (М’). Эти отцы не замечают минусы фрустрирующей ситуации, не придают ей должного значения, отказываются понять источники конфликта, что способствует появлению его в дальнейшем.

Посредством методики «незаконченные предложения» выявляются конфликтные сферы отношений в личности. Методика использовалась у 103 матерей и 77 отцов. У матерей упрямых девочек более выражены конфликтные сферы отношений в семье и половой жизни. Конфликтная позиция звучит и в отношениях к бабушке ребенка. Выше у матерей в семьях девочек и суммарный индекс конфликтности (по всем сферам отношений вместе).

Наблюдения показывают, что свои нерешенные семейные проблемы мать переносит на дочь, непроизвольно блокируя эмоциональный контакт с отцом и ревностно воспринимая ее нарастающее самоутверждение в женской роли. Заслуживает внимания и то, что у отцов, считающих детей упрямыми, выделяются конфликтные отношения с противоположным полом.

Отчасти этим объясняется негативность в восприятии отцами «упрямого» характера дочерей, напоминающего в чем-то характер супруги. Заслуживающие внимания данные получены по вопроснику PARI, раскрывающему отношение к семейной роли и воспитанию детей (у 152 матерей). Матери упрямых мальчиков и девочек обладают повышенной вспыльчивостью и раздражительностью (р<0,0005). Присущ им и отказ от выполнения роли только хозяйки дома. Матери упрямых девочек, доминируя в семье, ограничивают ее внешнее влияние. Полученные результаты дают основание говорить о существенных клинических и личностных отклонениях у родителей, оценивающих детей как упрямых. В известной мере родители неосознанно проецируют свои личностные проблемы на детей и сами же аффективно на них реагируют.

Получается замкнутый круг, поскольку нарастающее ответное напряжение детей не находит выхода и способствует развитию фазовых невротических состояний. Это еще больше осложняет отношения с родителями, теперь уже жалующимися на неискоренимое упрямство или «дух противоречия», сидящий в их детях. В более психологически сложной семейной ситуации в отношении упрямства оказываются девочки, находящиеся в психически напряженном поле отреагирования обоими родителями своих личных проблем.

По мере понимания родителями источников одностороннего взгляда на детей, перестройки отношений и семейной психотерапии проблема упрямства, казавшаяся раньше неразрешимой, постепенно сходит на нет. Родители перестают жаловаться на упрямство детей, их оценки становятся более сбалансированными и доброжелательными. Вместе с возрастающей способностью разрешать конфликты это позволяет предотвратить самое серьезное осложнение «хронического упрямства» — развитие конфликтной структуры личности.

Своеобразие детей до заболевания неврозом.

Своеобразие детей до заболевания неврозом, или преморбидные особенности, — одно из центральных понятий неврозологии. К данному разделу эпиграфом могло бы стать высказывание: «Психология неврозов — это психология человеческого сердца вообще» (Кречмер Э., 1927). Преморбидные особенности оцениваются в зависимости от клинического и психологического опыта специалистов. Некоторые из них приравнивают преморбидные особенности к акцентуации характера или психопатическим изменениям; другие, наоборот, нивелируют даже те психологические проблемы формирования характера и личности, которые нередко имеют место.

Соответственно, есть тенденции растворения неврозов в психопатиях, когда невротические реакции расцениваются как разновидность декомпенсации психопатий (Бумке О., 1929; Ганнушкин П. Б., 1933). Имеются и попытки слияния неврозов с нормой, когда различия между ними становятся неотличимыми (ортодоксальный психоанализ). То же относится к конфликтным диспозициям, способствующим возникновению невроза. Они считаются следствием имеющихся характерологических дефектов, вариантом нормы или результатом неблагоприятного воздействия окружающей среды.

Имеется точка зрения на совмещение характера и ключевого переживания как ключа и замка (Кречмер Э., 1927). Часто наблюдается сочетание характерологических особенностей (своеобразия) и неблагоприятной жизненной ситуации (Осипова Е. А., 1932). Подобное сочетание существует и при так называемом «неврозе характера» (Ноrnеу К., 1937). Объединяющим началом может быть и состояние невротической готовности (Буянов М. И., 1986).

Подчеркивается, что преневротические характерологические радикалы формируются под воздействием неправильного воспитания на основе того или иного типа темперамента (Гарбузов В. И. и др., 1977). Наиболее распространено мнение о наличии у детей до заболевания неврозом определенных особенностей, не играющих ведущей роли в их происхождении, но участвующих в патогенезе в качестве одной из предпосылок или патопластического фактора (Мясищев В. Н., 1934; Симеон Т. П., 1958; Сухарева Г. Е. и Юсевич Л. С., 1965; Захаров А. И., 1971).

Вместе с тем невроз может возникнуть под влиянием психотравмирующих условий жизни у детей, не отличающихся какими-либо особенностями от сверстников (Мясищев В. Н., 1960; Adler A., 1928). Более восприимчивы к психической травматизации дети впечатлительные, легковозбудимые, пугливые (Сухарева Г. Е., Юсевич Л. С., 1965).

У них развито чувство «я» (Adler A., 1928), свойственна интровертированность (Осипова Е. А., 1932). Интровертированность, склонность к фиксации на неприятных переживаниях, «сложность» психики являются предпосылками для развития невроза, в то время как примитивная, малодифференцированная психика, отсутствие глубины переживаний, невысокий интеллект представляют условия, исключающие возможность сложных гиперкомпенсаторных невротических образований (Бернштейн Г. И., Брайнина М. Я., 1933).

Подчеркивается сочетание повышенной восприимчивости, чувствительности и неуверенности в себе с чувством ответственности, хорошим пониманием социальных нормативов (Александровская Э. М., 1986). Выделяется перевес субъективного и аффективного над объективным и логическим, а также аффективной инертности над аффективной пластичностью, создающий вязкие доминанты болезненных переживаний. Это не исключает повышенной принципиальности лиц, заболевающих неврозами, для которых характерна к тому же избирательная чувствительность к некоторым сторонам жизни, вытекающая из истории развития.

Предрасполагающим к невротической декомпенсации в характере будет все то, что обостряет чувствительность, создает противоречия, прежде всего конфликты на личной почве, и затрудняет их продуктивное преодоление (Мясищев В. Н., 1965). Для обозначения преморбидных особенностей наиболее целесообразен термин «своеобразие», оттеняющий особенности темперамента, характера и формирующейся личности. Своеобразие отличается от патогномоничных для психопатии акцентуаций характера. Чем больше степень предшествующих неврозу изменений характера, тем менее он специфичен в нозологическом единстве.

Преморбидное своеобразие детей складывается из факторов следующего порядка: — эмоциональность. Проявляется в виде повышенной восприимчивости к радостям и печалям, настроению окружающих лиц, склонности к переживаниям. Это создает чувствительность ко всякого рода проблемам отношений, будь то ранняя разлука с матерью, недостаток внимания, любви и заботы, излишне принципиальное отношение взрослых или неприятие сверстников; — непосредственность.

Эти дети наивны и бесхитростны, им чужды ложь и лицемерие, игра и фальшь, двойственность чувств и желаний. Если они плачут, то это слезы искреннего огорчения: если радуются, то это неподдельная радость; если сердятся, то это гнев, а не наигранное возмущение.

Будучи достаточно внушаемыми по возрасту, они не конформны, т. е. не склонны говорить и поступать противоположно своим мыслям и желаниям; — впечатлительность — как проявление эмоциональной памяти способствует запечатлеваемости и фиксации многих, в том числе неприятных событий, когда ребенок долго помнит обиду, оскорбление, страх, возвращается мыслями к пережитому и не способен легко, как большинство сверстников, отвлечься и переключиться на новые цели; — импрессивность — склонность к внутренней переработке, накоплению отрицательных чувств (переживаний).

Родители говорят о таких детях: «все переживания держит в себе», «не склонен делиться своими огорчениями», «если расплачется или обидится, то не сразу, а потом», «дочь сразу не показала вида, что радуется нашему приезду, хотя очень соскучилась, но спустя некоторое время «повисла» на нас со слезами радости», «сын 3 лет в детском саду неподвижно сидел на стуле, опасаясь сделать что- либо не так, как того требовала воспитательница. Дома был подавленным, «страшно усталым», затем становился возбужденным, чрезмерно подвижным и капризным, долго не мог заснуть вечером». Импрессивность подразумевает отсутствие быстрой эмоциональной реакции в ответ на волнующие ребенка события. Он как бы накапливает ее изнутри, исподволь, и выражает не сразу, а позже и то не во всех случаях.

Причем выражение отрицательных эмоций часто сопровождается чувством вины, иногда раздражения, но не злости. В более широком плане импрессивность может быть одним из проявлений несколько более медленного, чем обычно, раскрытия потенциала психического развития, когда нужно подождать, дать известное время, чтобы психика созрела, чтобы ребенок стал таким, как все; — выраженность чувства «я». Заключается прежде всего в раннем осознании отличий себя от окружающих, подчеркнутом чувстве собственного достоинства, выраженной потребности самоутверждения. Эти дети всегда имеют свою точку зрения, стремятся к самостоятельности, активны в достижении поставленной цели, предпочитают играть ведущие роли, что реально удается редко.

Они не переносят повышенного, приказного и, тем более, раздраженного тона, оскорблений и физических наказаний. В ответ на это обижаются, уходят в себя или (реже) плачут. Свойственна им и повышенная чувствительность к похвале, оценкам и мнению других людей, т. е. отношению к себе. Им не просто попросить прощения, отказаться от своих убеждений, подстроиться и быть не собой, играть не свойственные роли. В старшем дошкольном и младшем школьном возрасте заметны обязательность, исполнительность, развитое чувство долга, вины и стыда.

Подчеркнут у этих детей и инстинкт самосохранения, на что указывает не только большее число инстинктивно опосредованных страхов, в том числе страхов смерти в последующие годы, но и чувство осторожности, предусмотрительности в новых ситуациях, а также выраженный страх незнакомых людей в раннем возрасте. Эти дети не игнорируют опасности, не бросаются куда-нибудь «сломя голову», вовремя останавливаются там, где можно упасть, цепляются за мать при купании или поднятии на руках.

От них не надо далеко прятать острые предметы, они никогда не играют со спичками, и у них исключительно мало несчастных случаев по собственной вине. Этим они кардинальным образом отличаются от детей с органически обусловленным психопатоподобным или психопатическим (возбудимого круга) поведением, демонстрирующих отсутствие осторожности и страхов, импульсивность, безрассудство, игнорирование опасности и как следствие — большое число несчастных случаев; — беззащитность. Как антипод агрессивности она звучит главным образом в общении со сверстниками, когда ребенок не может защитить себя, «дать сдачи», ответить на оскорбления. Он теряется, не находит подходящих слов, молчит или плачет, горько переживая унижение и обиду, свою неспособность влиять на исход событий.

Всем этим умело пользуются сверстники с психопатическими чертами характера, безошибочно выделяющие детей, неспособных защитить себя, чтобы покуражиться над ними, угрожать и запугивать, использовать для отреагирования своих агрессивных чувств. Беззащитность, как и выраженность чувства «я», импрессивность, — многоплановое по своему генезу психологическое образование.

Это и проявление добродушия — отсутствия злости, агрессивности, деструктивных реакций и установок. Это и повышенная эмоциональная чувствительность, нежность и ранимость, склонность к развитию защитного торможения. Имеют значение также повышенная чувствительность к боли и общая физическая ослабленность; — гуманистическая направленность формирования личности представляет комплекс таких характеристик, как честность, дружелюбие, сострадание, жалостливость, чувство долга и вины, стремление соответствовать групповым, социально-приемлемым стандартам и нормам.

В какой-то мере это говорит и об альтруистической стороне личности. Действительно, эти дети переживают «за все и всех», воспринимают чужую боль как свою и нередко принимают удар на себя в прямом и переносном смысле слова. Родители говорят о них: «даже муху убитую принесет», «если у него появился друг, то это на всю жизнь», «не может себя защитить, но способен защитить другого, хотя за это ему часто попадает». Обращает внимание и отсутствие негативных чувств к родителям даже при наличии конфликта, криков, оскорблений и физических наказаний.

Это не исключает переживаний детей, которые к тому же боятся наказания или осуждения со стороны родителей. Типичным в рассматриваемом аспекте будет ответ девочки 5 лет на вопрос о том, боится ли она заболеть: «Сама я не боюсь заболеть, но мне плохо, когда заболевает кто-либо из родителей, потому что я жалею своих родителей». Своеобразие детей, заболевающих впоследствии неврозами, обусловлено такими характеристиками темперамента, как эмоциональность и впечатлительность; характера — как непосредственность и импрессивность, выраженность чувства «я»; личности — как беззащитность и гуманистическая направленность.

В преморбидном своеобразии детей можно заметить наличие некоторых контрастных сторон. Это прежде всего сочетание эмоциональности, непосредственности и присущей этим детям общительности с импрессивностью — внутренним проявлением эмоций; выраженности чувства «я» и беззащитности; эмоциональных и рациональных сторон психики.

Под влиянием психотравмирующих жизненных обстоятельств, длительно действующего стресса эмоциональность превращается в эмотивность; непосредственность и впечатлительность — в настороженность и беспокойство; импрессивность — в тормозимость, а беззащитность — в ранимость и уязвимость. Подобная динамика создаст эффект сензитивности — повышенной эмоциональной чувствительности, обидчивости, склонности все близко «принимать к сердцу», легко расстраиваться и много переживать. Особенно заметна непереносимость насмешек, иронии, замечаний, угроз и повышенного тона взрослых.

У этих детей часто «глаза на мокром месте», и они расцениваются родителями как капризные, беспокойные, чрезмерно гордые и упрямые, не такие, как все.

Глава 3.

СТРАХ И ТРЕВОГА В ГЕНЕЗЕ НЕВРОЗОВ.

Определение страха и его разграничение.

Страх принадлежит к категории фундаментальных эмоций человека (Гельгорн Э., Луфборроу Дж., 1966). Можно представить, что эмоция страха возникает в ответ на действие угрожающего стимула. В свою очередь, понимание опасности, ее осознание формируются в процессе жизненного опыта и межличностных отношений, когда некоторые индифферентные для ребенка раздражители постепенно приобретают характер угрожающих воздействий.

В этих случаях говорят о появлении травмирующего опыта, психологическом заражении страхом от окружающих ребенка лиц и непроизвольном обучении с их стороны соответствующему типу эмоциональных реакций. Все это дает основание говорить об условно-рефлекторной мотивации страха, поскольку в нем закодирована эмоционально переработанная информация о возможности опасности. Само же чувство страха появляется непроизвольно, помимо воли, сопровождаясь выраженным чувством волнения, беспокойства или ужаса. Исходя из сказанного, страх можно определить как аффективно заостренное восприятие угрозы для жизни, самочувствия и благополучия человека.

Страх классифицируется как ситуативно и личностно обусловленный; острый (в том числе пароксизмальный) и хронический (постоянный); инстинктивный и социально опосредованный; боязнь и тревожность как состояния, соответствующие страху и тревоге; реальный (при конкретной угрозе) и воображаемый (на уровне представлений). По степени выраженности страх делится на ужас, испуг, собственно страх, тревогу, опасения, беспокойство и волнение.

Возрастные и клинические проявления страха дают основание для соответствующего разделения. Клинически страх может быть навязчивым и сверхценным; невротическим и психотическим. Страх и тревога — два понятия, объединяемые одними и разделяемыми другими авторами. На наш взгляд, в страхе и тревоге есть общий компонент в виде чувства беспокойства. В обоих понятиях отображено восприятие угрозы или отсутствие чувства безопасности.

Если продолжить общую линию, то тревогу можно сравнить с глубоко запрятанным страхом диффузного характера. Тревога как предчувствие опасности, неопределенное чувство беспокойства наиболее часто проявляется в ожидании какого-либо события, которое трудно прогнозировать и которое может угрожать своими неприятными последствиями.

Тревога имеет своим мотивом антиципацию (предвосхищение) неприятности и в своей рациональной основе содержит опасения по поводу возможности ее появления. Как показывают наблюдения, тревога в большей мере присуща людям с развитым чувством собственного достоинства, ответственности и долга, к тому же повышенно чувствительным к своему положению и признанию среди окружающих. В связи с этим тревога выступает и как пропитанное беспокойством чувство ответственности за жизнь и благополучие себя и близких лиц.

Условно различия между тревогой и страхом можно представить следующим образом: 1) тревога — сигнал опасности, а страх — ответ на нее; 2) тревога — скорее предчувствие, а страх — чувство опасности; 3) тревога обладает в большей степени возбуждающим, а страх — тормозящим воздействием на психику. Тревога более характерна для лиц с холерическим, страх — флегматическим темпераментом; 4) стимулы тревоги имеют более общий, неопределенный и абстрактный характер, страх — более определенный и конкретный, образуя психологически замкнутое пространство; 5) тревога как ожидание опасности проецирована в будущее, страх как воспоминание об опасности имеет своим источником главным образом прошлый травмирующий опыт; 6) несмотря на свою неопределенность, тревога в большей степени рациональный (когнитивный), а страх — эмоциональный, иррациональный феномен. Соответственно, тревога скорее левополушарный, а страх — правополушарный феномен; 7) тревога — социально, а страх — инстинктивно обусловленные формы психического реагирования при наличии угрозы.

Представленные различия отражают два гипотетических полюса тревоги и страха и не учитывают переходных состояний. При изложении дальнейшего материала мы будем придерживаться точки зрения об относительно ведущей роли тревоги или страха, помня о том, что они имеют одну и ту же основу в виде чувства беспокойства. Последнее в зависимости от психической структуры личности, жизненного опыта и обстоятельств может приобретать значение как тревоги, так и страха.

Значение страха.

Несмотря на свою отрицательную окраску, страх выполняет разнообразные функции в психической жизни человека.

Как реакция на угрозу страх позволяет избежать встречи с ней, играя таким образом защитную адаптивную роль в системе психической саморегуляции. Страх — это своеобразное средство познания окружающей действительности, ведущее к более критичному и избирательному отношению к ней.

Страх таким образом может выполнять определенную социализирующую или обучающую роль в процессе формирования личности. Представления об образующих страх источниках опасности являются известным коммуникативным или жизненным опытом. Страх может быть и выражением веры эмоционально чувствительных и впечатлительных детей в наличие тех опасностей, которые олицетворяют сказочные образы или образы страха, внушенные взрослыми.

Подобный страх ослабевает и сходит на нет по мере накопления реального жизненного опыта и развития самосознания. В некотором роде страх — способ отграничения «я» от чужеродного, неприемлемого влияния извне, т. е. страх — это демаркационная линия личного, безопасного пространства, в котором сохраняется единство «я» и уверенность в себе.

Страх даже может известным образом мобилизовать «я» перед лицом внешней опасности, способствуя интеграции внутренних психических ресурсов. Возрастные страхи, т. е. страхи, присущие определенному возрасту, в некоторой степени отражают исторический путь развития самосознания человека. Вначале ребенок боится остаться один, без поддержки близкого лица (в 7 мес.), опасается посторонних, неизвестных ему лиц (в 8 мес.).

Далее он боится боли, высоты, гигантских (в его представлении) животных. Временами он преисполнен суеверного ужаса перед Бабой Ягой и Кощеем как символами зла и жестокости. Далее он боится темноты, огня и пожара, стихии, всего того, что было развито у первобытных людей, одухотворяющих многие неизвестные и опасные для них явления природы. Человек не смог бы выжить, пренебрегая этими страхами, передаваемыми из поколения в поколение и составляющими часть его жизненного опыта. В отличие от так называемых естественных, или природных, страхов социальные страхи приобретаются путем научения в процессе формирования личности, выражая определенные ценности, принятые в той или иной общественной среде.

При большем, чем в норме, количестве страхов и их невротическом характере возникает состояние психического напряжения, скованности, аффективно заостренного стремления к поиску опоры, чрезмерной зависимости от внешнего поля. Поведение становится все более пассивным, атрофируются любопытство, любознательность, избегается любой риск, связанный с вхождением в новую, неизвестную своими последствиями ситуацию общения.

Вместо непосредственности и открытости развиваются настороженность и аффективная замкнутость (отгороженность), уход в себя и свои проблемы. Усиливается несвойственная детям ориентация на травмирующее прошлое, которая все более предопределяет настоящее, исключает из психического репертуара положительные эмоции, оптимизм и жизнеутверждающую активность. Тогда неумение радоваться пропорционально умению тревожиться, беспокоиться, быть озадаченным.

Во всех этих случаях страх теряет свои приспособительные функции, указывая на неспособность справиться с угрозой, переживание бессилия, потерю веры в себя, в свои силы и возможности.ДиагностикаВ опросе на предмет выявления возрастных страхов участвовали 2135 детей и подростков от 3 до 16 лет, из них 1078 мальчиков и 1057 девочек. В опрошенную группу входили все дети без исключения, в том числе с наличием и отсутствием нервности.

Задавался вопрос: «Скажи, пожалуйста, ты боишься или не боишься», и далее шло перечисление страхов: 1) когда остаешься один; 2) нападения, бандитов; 3) заболеть, заразиться; 4) умереть; 5) того, что умрут твои родители; 6) каких-то людей; 7) маму или папу; 8) того, что они тебя накажут; 9) Бабу Ягу, Кощея Бессмертного, Бармалея, Змея Горыныча, чудовищ (у школьников к чудовищам добавляются невидимки, скелеты, Черная рука и Пиковая дама (страхи сказочных персонажей); 10) опоздать в детский сад (школу); 11) перед тем, как заснуть; 12) страшных снов; 13) темноты; 14) волка, медведя, собак, пауков, змей (страх животных); 15) машин, поездов, самолетов (страх транспорта); 16) бури, урагана, грозы, наводнения, землетрясения (страх стихии); 17) когда очень высоко (страх высоты); 18) когда очень глубоко (страх глубины); 19) в маленькой, тесной комнате, помещении, туалете (страх замкнутого пространства); 20) воды; 21) огня; 22) пожара; 23) войны; 24) больших площадей; 25) врачей (кроме зубных); 26) крови; 27) уколов; 28) боли; 29) неожиданных, резких звуков (когда внезапно что-то упадет, стукнет).

Распространенность страхов.

В качестве единицы отсчета используется среднее число (индекс) страхов от деления суммы всех страхов в том или ином возрасте на число опрошенных детей. Среднее число страхов достоверно выше у девочек (9,6), чем у мальчиков (7,3 — р<0,001), что подтверждает данные о преобладающем числе страхов или большей чувствительности к ним у лиц женского пола (Bamber J., 1979).

В дошкольном возрасте у 346 мальчиков среднее число страхов составляет 8,2; у 352 девочек — 10,3. В школьном возрасте у 732 мальчиков среднее число страхов — 6,9; у 705 девочек — 9,2. Из этих данных следует, что в дошкольном возрасте страхов достоверно больше, чем в школьном, как у мальчиков, так и у девочек.

Среднее число страхов по годам отражено в табл. 1.

Таблица 1.

Среднее число страхов у детей (по полу и возрасту) Возра ст в годах Число страхов Возра ст в годах Число страховМальч ики Девочк иМальчи ки Девочки 3 9 7 9 7 10 4 7 9 10 7 10 5 8 11 11 8 11 6 9 11 12 7 8 7* 9 12 13 8 9 7** 6 9 14 6 9 8 6 9 15 6 7 * Дошкольники. ** Школьники.

Из табл. 1 видно, что у детей наибольшая чувствительность к страхам проявляется в 7 лет (у детей, еще не посещающих школу). В немалой степени это объясняется выраженным к этому возрасту страхом смерти и большим количеством связанных с ним страхов. Достоверно значимое уменьшение числа страхов у детей 7 лет, посещающих школу, по сравнению с детьми 7 лет — дошкольниками, — указывает на активирующую роль новой, социальной позиции школьника. Меньше всего страхов в 15 лет, т. е. к началу юношеского возраста.

При разделении детей и подростков (по оценке педагога) на нервных и без видимых проявлений нервности среднее число страхов варьирует в зависимости от пола детей и их возраста. У девочек-дошкольниц страхов достоверно больше в группе нервных, в школьном возрасте различия отсутствуют. У мальчиков в обоих возрастах страхов несколько меньше в группе нервных детей.

Следовательно, нервность у девочек-дошкольниц повышает, а у мальчиков любого возраста не оказывает существенного влияния на чувствительность к страху. Связь частых заболеваний и страхов проверялась в дошкольном возрасте. Страхов относительно больше в группе детей, ослабленных частыми соматическими и инфекционными заболеваниями. Процентное соотношение различных страхов у детей представлено в табл. 2.

Условно они разделены на 7 групп: «медицинские» (боли, уколов, крови, врачей и болезней); страхи, связанные с причинением физического ущерба (неожиданных звуков, нападения, транспорта, огня, пожара, стихии, войны); страхи смерти себя и родителей; страхи животных и сказочных персонажей; страхи перед сном, страхи кошмарных снов и темноты; социально опосредованные страхи (людей, родителей, наказания с их стороны, опоздания, одиночества); «пространственные» страхи (высоты, глубины, воды, замкнутого и открытого пространства).

Из табл. 2 видно, что страхи нападения и пожара (у девочек вне возраста), войны и смерти (у девочек вне возраста и мальчиков- школьников), смерти родителей (у мальчиков и девочек вне возраста), сказочных персонажей (у девочек-дошкольниц), опоздать (у девочек-школьниц) и глубины (у девочек-дошкольниц) превышают 50%. У дошкольников (мальчиков и девочек) достоверно чаще встречаются страхи боли, уколов, транспорта, огня, животных, сказочных персонажей, страхи перед засыпанием, страхи темноты, страшных снов, наказания, одиночества, глубины, воды и площадей.

В школьном возрасте преобладают страхи войны, смерти родителей и опоздания. Знание возрастной динамики страхов позволяет правильно оценить их «своевременность» в каждом конкретном случае.

Семейная обусловленность страхов.

Вначале отметим влияние неполной семьи (20% от общего числа опрошенных). Значительное увеличение числа страхов в их семьях происходит прежде всего у мальчиков в старшем дошкольном возрасте. Отсутствие отца в семье нарушает формирование поведения, соответствующего полу, и психологической защиты от идущих извне угроз. Отчасти это отражается и на девочках, поскольку им также требуется навык защиты себя от опасностей, что наиболее развито в филогенезе у представителей мужского рода.

Таблица 2.

Распределение (%) страхов у детей и подростков Страх Мальчики Девочкидошколь ники школьн ики дошколь ницы школьни цы Боли 32 18 35 25 Уколов 25 8 31 9 Крови 18 11 19 17 Врачей 16 10 15 14 Болезней 27 29 34 29 Неожиданных звуков 28 28 40 37 Нападения 43 39 57 64 Транспорта 15 9 17 12 Огня 34 21 49 39 Пожара 49 49 58 68 Стихии 37 39 44 50 Войны 44 77 65 86 Смерти 47 55 70 60 Смерти родителей 53 93 61 95 Животных 35 23 48 28 Сказочных персонажей 40 4 55 6 При засыпании 11 3 15 7 Темноты 26 8 14 14 Страшных снов 11 14 39 94 Людей 27 28 29 49 Родителей 8 4 7 4 Наказания 24 12 26 12 Опоздать 18 44 25 53 Одиночества 19 6 27 13 Высоты 26 23 31 27 Глубины 41 17 51 36 Воды 10 4 11 6 Замкнутого пространства 10 6 14 11 Площадей 14 4 18 6Рассмотрим выраженность страхов в полных семьях.

Абсолютное отсутствие страхов представляется, во всяком случае в дошкольном возрасте, скорее, исключением, чем правилом, и достаточно часто служит проявлением органической расторможенности, некритичности и невысокого интеллектуального уровня. Так, у мальчиков, у отцов которых наблюдается алкоголизм, количество страхов достоверно меньше, чем у мальчиков, отцы которых не злоупотребляют алкоголем.

Бесстрашие у этих мальчиков, нередко граничащее с безрассудством и игнорированием опасностей, является в своей совокупности известным барьером невосприятия страха как аффективно переживаемой угрозы для жизни и безопасности. Кроме этого, «профилактика» страхов в данном случае происходит и вследствие расторможенного поведения отца, напоминающего в состоянии алкогольного опьянения тех чудовищ, которых обычно боятся дети. Ребенок как бы привыкает к такому поведению и даже в чем-то подражает ему, после чего ему уже не страшны Бармалеи, Кощеи и другие страшные образы.

У дошкольников количество страхов изучено в связи с проживанием в отдельной или коммунальной квартире, доминированием одного из родителей и отношениями в семье. У детей, живущих в отдельных квартирах, страхов больше, чем у детей из коммунальных квартир, особенно у девочек, различия у которых находятся на достоверном уровне. В коммунальной квартире больше сверстников, возможностей для совместных, эмоционально насыщенных игр, снимающих естественным образом страхи. В отдельных квартирах дети нередко лишены непосредственного контакта друг с другом. У них больше вероятность страхов одиночества и темноты.

В первую очередь это относится к единственным детям, в большей степени восприимчивым к страхам родителей. Мальчики и девочки более боязливы, если считают главной в семье мать, а не отца. Работающая и доминирующая в семье мать часто испытывает нервно-психическую перегрузку, что создает дополнительное напряжение в ее отношениях с детьми, вызывая у них ответные реакции беспокойства. Доминирование матери также указывает на недостаточно активную позицию и авторитет отца в семье, что затрудняет ролевую идентификацию с ним мальчиков и увеличивает возможность передачи беспокойства со стороны матери, если оно имеет место. Вне связи с доминированием матери, если мальчики старшего дошкольного возраста в воображаемой игре «семья» выбирают роль не отца, как это делают большинство сверстников, а матери, то количество их страхов является наибольшим. Как правило, это говорит о наличии невротической, основанной на беспокойстве, привязанности к матери.

Особую чувствительность в плане страхов старшие дошкольники обнаруживают при наличии конфликтных отношений между родителями. Тогда индекс страхов достоверно выше, особенно у девочек, чем когда отношения родителей оцениваются как дружные, хорошие, без ссор. Заслуживает внимания факт обнаружения у дошкольников из конфликтных семей достоверно более частых страхов животных, стихии, заболевания, заражения и смерти, а также страхов кошмарных снов и родителей. Все эти страхи являются своеобразными эмоциональными откликами на конфликтную ситуацию в семье.

Возрастные особенности.

В этом разделе, как и в предыдущих, речь идет о возрастных страхах, т. е. страхах, встречающихся у всех детей определенного возрастного контингента. Страхи до года. Известны рефлекторные (инстинктивные) реакции новорожденных типа беспокойства в ответ на громкий звук, резкое изменение положения или потерю равновесия (опоры), а также приближение большого предмета (Уайт Б., 1982).

В дальнейшем шумы и резкие изменения в окружающей среде вызывают реакции, напоминающие страх (Bowlby J., 1973). Однако собственно о страхе, а не о реакциях беспокойства можно говорить не раньше 6 мес., поскольку он требует определенного когнитивного и перцептуального развития, включая некоторое предвидение уже однажды испытанной опасности (Jersild A., Holmes F., 1935; Gollnitz G., 1962). Беспокойство (тревогу) во второй половине первого года жизни S. Freud (1926) связал с опасностью отделения от объекта (матери) как источника опоры, подчеркнув его дальнейшее влияние на некоторые страхи, в том числе страх одиночества. J. Bowlby (1973) появление подобной тревоги в 7 мес. объяснял природой привязанности ребенка к матери.

Страх ребенка 8 мес. в ответ на появление незнакомых лиц расценивается одновременно и как знак отсутствия матери (Spitz R., 1950). Действительно, как показывают наши наблюдения, некоторые рефлекторные реакции беспокойства типа вздрагивания или оцепенения при резком звуке, внезапной перемене положения присущи уже новорожденным. С 1,5 мес. возможны реакции беспокойства в ответ на достаточно продолжительный уход матери или шумную обстановку в семье. К 3 мес. ребенок более спокоен дома и только с теми взрослыми, которые любят детей, разговаривают с ними и восхищаются, т. е. ведут себя как мать.

Легко передается и беспокойство матери, если она спешит, волнуется, так как меняется ее привычный образ действий и поведения. Как никто из других членов семьи, мать способна и успокоить ребенка нежным, ласковым голосом, поглаживанием, укачиванием. После 6 мес. ребенок не пугается сразу при неожиданном воздействии извне, громком звуке и не плачет, как раньше, а смотрит на выражение лица матери, как бы проверяя ее реакцию. Если она улыбается, давая понять, что ничего не случилось, все хорошо, то ребенок быстро успокаивается. Если мать вместо этого сама испугана, то подобная реакция распространяется и на ребенка, усиливая его чувство беспокойства.

Таким образом, реакция матери является первичным откликом ребенка на опасность. Беспокойство, испытываемое детьми в 7 и 8 мес. жизни, можно обозначить соответственно как исходные состояния тревоги и страха. Тревога в 7 мес. — это беспокойство в ответ на уход матери, прерывание контакта, отсутствие поддержки, т. е. реакция на разрыв групповых, основанных на привязанности, отношений. Возникающее при этом чувство одиночества порождает ожидание возвращения матери (близкого лица), что может в неблагоприятных условиях закрепляться в жизненном опыте, являясь моделью или прообразом состояния тревоги.

Последняя, в свою очередь, мотивирует развитие социальных по своему происхождению страхов отчуждения, неприятия, непризнания и непонимания. Наличие подобной взаимосвязи не исключает других путей формирования указанных страхов, способных проявиться у эмоционально чувствительных детей и детей с развитым чувством ответственности в более старшем возрасте.

Страх посторонних, незнакомых, чужих взрослых в 8 мес. — это проявление собственно страха как состояния аффекта в ответ на конкретную для ребенка угрозу извне. Эмоционально-заостренное неприятие отличных от матери и пугающих ребенка взрослых трансформируется в последующем в угрожающие образы жестоких, бездушных и коварных сказочных чудовищ вроде Бабы Яги, Кощея, Бармалея и т. д. Все они способны отнять жизнь, нанести невосполнимый ущерб, увечье, что составляет резкий контраст с матерью, дающей жизнь, любовь, понимание и поддержку.

Преддошколъный возраст.

Изучение страхов у детей до 3 лет проведено посредством дополнительного интервью с 85 матерями. Страх незнакомых, чужих, уменьшаясь на втором году жизни, проявляется не всегда конкретным страхом некоторых людей (в 50%), будь это нелепо ведущие себя взрослые или несуществующие дяди и тети, способные наказать, а то и увести непослушных детей из дома.

При встрече с реальными незнакомыми людьми ребенок середины второго года жизни испытывает некоторое смущение, робость и застенчивость, что, однако, достаточно быстро проходит. Выражен в 1 год и страх врачей — у 40% детей. Это страх не только незнакомых людей, но и страх боли в результате неприятных медицинских манипуляций. Такое же количество детей боится уколов. У 50% детей выражен страх при неожиданных, громких звуках. О беспокойстве детей, когда они остаются одни (страх одиночества), можно говорить у каждого третьего ребенка, что указывает на повышенную эмоциональную чувствительность и привязанность к родителям.

Одним из ранних выражений инстинкта самосохранения будет неярко звучащий, непостоянный и встречающийся у относительного меньшинства детей страх высоты в начале второго года жизни (при поднятии ребенка на руки), подобно страху глубины (при купании) в возрасте до 1 года. В 2 года страх одиночества начинает быстрее проходить у мальчиков, в то время как у девочек он сохраняется на прежнем уровне.

Наиболее распространенным страхом в данном возрасте является страх наказания со стороны родителей (61% — у мальчиков и 43% — у девочек). Он обусловлен возросшей активностью детей и запретами со стороны взрослых.

Если страх темноты остается относительно слабо выраженным в 2 года (как и в 1 год), то страх поездов, самолетов (движущегося транспорта) возрастает, отражая основанные на инстинкте самосохранения и внушенные родителями страхи повреждения, неожиданного воздействия и боли. Получает развитие и страх животных, прежде всего у девочек — 43%, у мальчиков — 22%.

Максимальным угрожающим значением в этом возрасте обладает сказочный образ Волка после ознакомления со сказками («Красная Шапочка»), просмотра мультфильмов и историй, рассказываемых в семье. В образе Волка находят воплощение разнообразные страхи двухлетних детей: внезапного и трудно предсказуемого воздействия (нападения), боли (укуса острыми зубами) и даже в аллегорическом виде страх наказания со стороны отца, если он излишне строгий и часто угрожает применением физической силы.

Страх Волка также чаще встречается у детей, лишенных общения с отцом, не способным к тому же быть наглядным примером уверенного в себе поведения и защиты от воображаемых опасностей. Нередко в представлении ребенка Волк «реализует свои замыслы» во время сна, что сопровождается двигательным расторможением, криками, пробуждением, т. е. ночным беспокойством или страхами. Итак, типичными возрастными страхами у детей обоего пола 1—3 лет жизни будут: в 1 год — страхи одиночества, незнакомых взрослых, врачей (медицинских работников), уколов и неожиданных резких звуков (шума); в 2 года — страхи наказания, животных и уколов.

Страхов относительно меньше и они быстрее сходят на нет, если в семье доминирует отец, родители не ведут «войну» с упрямством, т. е. самостоятельностью детей, развивают, а не подавляют или заглушают тревогой их формирующееся «я», если сами родители уверены в себе и способны помочь ребенку в преодолении воображаемых и реальных опасностей. Младший дошкольный возраст. Начиная с этого возраста, данные о страхах получены при непосредственном интервью с детьми.

В 3 года у мальчиков наиболее часто по сравнению с последующим возрастом представлены страхи сказочных персонажей (50%), высоты (40%), крови (43%), уколов (50%), боли (47%) и неожиданных звуков (43%). Ряд других страхов, несмотря на свою меньшую выраженность, достигает у мальчиков максимума именно в рассматриваемом возрасте: в 3 года — темноты (33%); замкнутого и открытого пространства (27 и 20% соответственно), воды (27%), врачей (23%); в 4 года — одиночества (31%) и транспорта (22%). У девочек достигают возрастного максимума общие с мальчиками страхи: в 3 года — одиночества (33%), темноты (37%), боли (40%), уколов (41%), в 3 и 4 года — крови (27% в обоих возрастах).

Не достигает максимума, но достаточно выражен и страх замкнутого пространства в 4 года (21%). Данные интервью по всему изученному возрасту 3—16 лет обработаны на ЭВМ с использованием коэффициентов парной корреляции Q и Ф и факторного анализа. Наибольшее число взаимосвязей между страхами отмечается в рассматриваемом младшем дошкольном возрасте, в котором больше всего и двусторонних связей (коэффициент Ф).

Максимальная плотность связей между страхами проявляется на фоне выраженного эмоционального развития в данном возрасте. По мере увеличения интенсивности когнитивного (познавательного) развития в старшем дошкольном возрасте количество связей между страхами начинает уменьшаться, достигая минимума в подростковом возрасте.

По всему дошкольному возрасту среднее число связей достоверно больше (20,5), чем в школьном (15,0), и в большей степени представлено у девочек. У мальчиков в младшем дошкольном возрасте выделен фактор страхов [фактор в системе факторного анализа расценивается как устойчивая констелляция каких-либо признаков, в данном случае — страхов, — прим.] с наибольшим удельным весом (111%), в котором максимальной факторной нагрузкой обладают страхи одиночества (0,74) и нападения (0,66).

У девочек соответственно — 0,78 и 0,74, но у них фактор, в который включены эти страхи, имеет меньший вес (22%). В данный фактор входит с несколько меньшей нагрузкой, как у мальчиков, так и у девочек, страх сказочных персонажей.

Таким образом, в младшем дошкольном возрасте страх одиночества, основанный на диффузном чувстве беспокойства или тревоге, конкретизируется страхом нападения, воплощенным в лице страшных сказочных персонажей. Расшифровка данного сочетания страхов следующая: ребенок, оставшись один, без поддержки родителей, испытывает чувство опасности и инстинктивный страх перед угрожающими его жизни сказочными персонажами.

Дополнительный опрос 326 детей дошкольного возраста на предмет выявления страхов сказочных персонажей показал, что мальчики в 3 года чаще всего боятся Бабы Яги (34%), Кощея (28%) и Бармалея (34%). Девочки, соответственно, чаще боятся тех же персонажей в 4 года — в 50, 42 и 47%. В 4 года у 33% мальчиков и 39% девочек выражен страх Волка.

Все эти сказочные образы в известной мере могут отражать страх наказания или отчуждения родителей от детей при недостатке столь существенных в данном возрасте чувств любви, жалости и сочувствия. Тогда Баба Яга может быть непроизвольно ассоциирована с матерью, а Волк, Бармалей и Кощей — с отцом, как это видно из следующих высказываний мальчика 3 лет: «Что ты, мама, на меня ругаешься, как Баба Яга?» и «Мама, а ты не станешь Бабой Ягой?».

Обычно дети достаточно активно манипулируют сказочными образами в игре, изображая Бабу Ягу, Волка, Бармалея и весь комплекс связанных с ними агрессивных действий. При участии в играх родителей, особенно отца, подобные страхи быстро сходят на нет, если ребенок сам распределяет роли.

Положительный эффект наблюдается также от самостоятельного, но подсказанного взрослым, рисования различных, пока еще трудноразличимых на бумаге, но тем не менее настоящих чудовищ в представлении детей. Страхи преодолеваются быстрее при условии адекватной поддержки со стороны родителей, отсутствия у них самих страхов и тревожности, конфликтов в семье и отклонений в воспитании.

Следует сказать и о выделенной нами типичной для данного возраста триаде страхов: одиночества, темноты и замкнутого пространства. В таком случае ребенок не остается один при засыпании, постоянно зовет мать, в комнате должен гореть свет (ночник) и необходимо, чтобы дверь была полуоткрыта. Беспокойство может проявиться и в связи с ожиданием страшных (кошмарных) снов. Здесь многое зависит от умения родителей не создавать из этих возрастных страхов лишней проблемы, вовремя успокоить детей, нежно поговорить с ними и не настаивать на незамедлительном, безотносительно к их переживаниям, выполнении своих требований.

Старший дошкольный возраст. Это возраст наибольшей выраженности страхов, что обусловлено не столько эмоциональным, сколько когнитивным развитием — возросшим пониманием опасности. Центральное место занимает страх смерти, максимально выраженный у мальчиков в 7 лет [опрос проводился у детей 7 лет дошкольного и школьного возраста; дошкольники 7 лет обозначаются как дети в возрасте 7 лет, школьники — как дети 7 лет — школьники, — прим.] (62%) и в 13 лет (63%); у девочек — в 6 лет (90%).

Увеличивается в старшем дошкольном возрасте, еще не достигая максимума, страх смерти родителей. Максимально представлен страх животных (42 и38% — в 6 и 7 лет у мальчиков и 62% — у девочек 7 лет), из сказочных — Змея Горыныча в 5 лет и в 3 года у мальчиков (у 27% в каждом возрасте), в 6 лет — у девочек (45,5%). Из других типичных для возраста страхов следует отметить страх глубины — у мальчиков 6 и 7 лет (47%), у девочек 7 лет (65%); страшных снов — у мальчиков 6 лет (39%), у девочек в 5 (43%), 6 (43%) и 7 лет (42%); страх огня — у мальчиков в 6 лет (39%), у девочек в 5 (55%), 6 (56%), 7 (56%) и в 9 лет (54%).

Нарастает в старшем дошкольном возрасте, сохраняясь на высоком уровне в дальнейшем, страх пожара в 6 и 7 лет у мальчиков (59% и 62%) и в 6 и 7 лет у девочек (79%); страх нападения — в 6 и 7 лет у мальчиков (50%) и в 7 лет у девочек (73%); страх войны — в 6 и 7 лет у мальчиков (59% и 50%), в 7 лет у девочек (92%). В отличие от мальчиков у девочек в рассматриваемом возрасте подчеркнуты страхи заболеть в 7 лет (46%), наказания в 7 лет (37%), перед засыпанием в 5—8 лет (16—17%) и сказочных персонажей в целом в 5 лет (65%). По данным факторного анализа страхов у старших дошкольников, в фактор, обладающий наибольшим удельным весом (85% — у мальчиков и 96% — у девочек), вошли все вышеперечисленные общие между ними страхи. Максимальными факторными нагрузками обладают страхи войны (0,71 — у мальчиков и 0,78 — у девочек), своей смерти (0,69 и 0,78 соответственно) и смерти родителей (0,68 и 0,73).

У девочек в отличие от мальчиков в ведущий фактор включен страх сказочных персонажей с факторной нагрузкой 0,52, что отражает выраженность данного страха у девочек в старшем дошкольном возрасте. Связующим звеном страхов у старших дошкольников будет страх смерти. По данным корреляционного анализа, он тесно связан со страхами нападения, заболевания, смерти родителей, страшных снов, темноты, сказочных персонажей, животных, стихии, огня, пожара и войны. Все эти страхи имеют своей мотивацией угрозу для жизни, если не прямую, то связанную со смертью родителей, появлением в темноте и снах чудовищ.

Нападение со стороны кого- либо (в том числе животных), равно как и болезнь, могут обернуться непоправимым несчастьем, увечьем, смертью. То же относится к буре, урагану, наводнению, землетрясению, огню, пожару и войне — как непосредственным угрозам для жизни. В старшем дошкольном возрасте нередко возникают вопросы вроде: «сколько лет жил твой папа, мама?», «зачем люди живут?», «откуда все взялось?» и заклинания: «не хочу быть старушкой, а хочу быть все время девочкой» и т. д. Подобные фразы говорят о развитии абстрактного мышления, способности к обобщениям, предвосхищению событий, понимании категорий времени и пространства. Возникновение страха смерти означает осознание необратимости происходящих возрастных изменений. Ребенок начинает понимать, что взросление на каком-то этапе знаменует собой смерть, неизбежность которой вызывает беспокойство как эмоциональное неприятие рациональной необходимости умереть.

Предстоящему «концу» предшествует в младшем дошкольном возрасте осознание «начала» — понимание своего рождения, появления на свет, начала всех начал — жизни. Страх смерти чаще встречается у детей, у которых обнаруживаются в 8 мес. страхи незнакомых лиц, а также некоторая осторожность и предусмотрительность при начале ходьбы. В дальнейшем от них не нужно прятать спички, поскольку они боятся (опасаются) огня и пожара.

Обращает на себя внимание и страх высоты в преддошкольном возрасте. Эти дети не съезжают с горки, быстро усваивают предосторожности, например, не подходить к открытому окну, не стоять на краю обрыва и т. д.

Все это — проявление инстинкта самосохранения, который обостряется у физически, соматически и нервноослабленных детей. О том же говорят страхи нападения, болезни, смерти родителей, страшных снов, стихии, огня, пожара и войны. Они связаны со страхом смерти во всем возрастном интервале 3—16 лет, как у мальчиков, так и у девочек.

Страх смерти в младшем дошкольном возрасте олицетворяет уже упоминавшийся страх перед Бабой Ягой и Кощеем. Некрофильный, противостоящий жизни характер этих персонажей, угрожающих разлучить ребенка с матерью или расправиться с ним, носителей зла и жестокости представляет контраст жизнеутверждающему, созидательному и доброму началу в человеке, воплощенному в лице матери и отца.

В старшем дошкольном возрасте угроза для жизни ассоциируется с таким сказочным персонажем, как Змей Горыныч. Страх перед ним, поднимаясь из глубин подсознания, внезапно овладевает воображением ребенка, отождествляясь, как и в давние времена, с похищением людей, с испепеляющим все вокруг огнем и пожаром. И вне этого страхи огня и пожара получают свое развитие в старшем дошкольном возрасте, будучи одним из проявлений страха смерти. О последнем косвенно могут говорить также страхи Волка в младшем дошкольном и Крокодила — в старшем дошкольном возрасте.

В младшем школьном возрасте образ Бабы Яги трансформируется в образ Пиковой дамы, страх перед роковым, фаталистическим значением которой больше всего представлен у девочек, сообщающих друг другу «ужасные» подробности ее небывалых, леденящих кровь способностей. У мальчиков подобным значением обладает скелет — все, что осталось от Кощея Бессмертного, ставшего, таким образом, смертным. У них же выражен и страх Черной руки — вездесущей руки мертвеца, ассоциированной с черным, высохшим от злости, скупости, зависти и злорадства Кощеем.

Начиная со старшего дошкольного возраста, у мальчиков и девочек представлен и страх чертей (в 22%) как представителей потустороннего мира, нарушителей социальных правил и сложившихся устоев. В младшем школьном возрасте и в начале подросткового на фоне повышенной внушаемости, достигающей максимума в 10 лет, появляются страхи покойников, Вурдалака, Вия, Дракона, Всадника без головы, космических пришельцев, роботов и т. д.

Большей частью подобные персонажи аффективно воздействуют на воображение детей перед сном и во время его после чтения книг, просмотра кинофильмов, рассказов сверстников. Таким образом, время перед засыпанием, темнота и сон образуют своего рода замкнутое психологическое пространство, населенное у эмоционально чувствительных и впечатлительных детей пугающими образами из противостоящего жизни мира. Отмеченные особенности в происхождении страха смерти и его влияние на другие страхи позволяют правильно оценить психологический вес этого базисного страха, не допуская как его переоценки, так и игнорирования обусловленных им возрастных проблем развития.

Младший школьный возраст.

Дальнейший рост самосознания в данном возрасте связан прежде всего с новой социальной позицией школьника. Социальная активность личности проявляется формированием чувства ответственности, долга, обязанности, всего того, что объединяется понятием «совесть» как совокупности нравственно-этических, моральных основ личности. Переживание своего соответствия групповым (коллективным) стандартам, правилам, нормам поведения сопровождается выраженным чувством вины при мнимых или реальных отклонениях, что, впрочем, уже становится заметным и в старшем дошкольном возрасте.

Поэтому, несмотря на общее уменьшение количества страхов, одним из ведущих страхов в рассматриваемом возрасте будет страх опоздания в школу (68% — у мальчиков в 10 лет; 91 и 92% — у девочек в 8 и 9 лет). В более широком плане страх опоздать означает не успеть, боязнь заслужить порицание, сделать что-либо не так, как следует, как принято.

Большая выраженность этого страха у девочек не случайна, поскольку они раньше, чем мальчики, обнаруживают принятие социальных норм, в большей степени подвержены чувству вины и более критично (принципиально) воспринимают отклонения своего поведения от общепринятых норм. Социоцентрическая направленность личности, возросшее чувство ответственности проявляется и в нарастании страха смерти родителей (у 98% мальчиков и 97% девочек в 9 лет). Соответственно «эгоцентрический» страх смерти себя, продолжая еще быть относительно выраженным у мальчиков, заметно уменьшается у девочек. Связанные со страхом смерти страхи нападения, пожара и войны выражены так же интенсивно, как и в старшем дошкольном возрасте. Специфика страхов у младших школьников обусловлена и развитием так называемого магического настроя — веры (и вытекающей из нее боязни) в несчастливые цифры, дни, черную кошку, Пиковую даму и т. д. Более широко это — страх несчастья, беды, рокового (фаталистического) стечения обстоятельств, т. е. всего того, что потом получает развитие в страхах перед судьбой, роком, таинственными явлениями, предсказаниями, включая положение звезд на небе и т. д.

Подобные страхи, опасения, предчувствия являются отражением зарождающейся тревожности, мнительности, как и типичной для младшего школьного возраста внушаемости.

Подростковый возраст.

Ведущими страхами в этом возрасте являются страхи смерти родителей практически у всех мальчиков (к 15-летнему возрасту и всех девочек к 12-му году жизни) и страх войны (90% — в 13 лет у мальчиков и 91% — в 12 лет у девочек). Оба страха тесно связаны между собой, поскольку война несет в себе реальную угрозу смерти родителей. Другая группа выраженных и опять же взаимосвязанных страхов — это страхи собственной смерти (63% — в 13 лет у мальчиков и 70% — в 11 лет у девочек), нападения (54% — в 13 лет у мальчиков и 70% — в 11 лет у девочек), пожара (52% — в 10 лет у мальчиков, 80 и 79% — в 10 и 11 лет у девочек).

Таким образом, начиная со старшего дошкольного возраста, большинство детей боятся своей смерти и смерти родителей, нападения, пожара и войны. У мальчиков в подростковом возрасте достигает максимальной выраженности страх заболеть (а также заразиться — у 39% в 13 лет); у девочек — страхи стихии (у 52 и 50% в 11 и 12 лет), высоты (у 45% в 14 лет) и замкнутого пространства (у 35% в 14 лет). Не достигают максимума в данном возрасте, но достаточно выражены у девочек страхи животных (у 51% в 14 лет), глубины (у 50% в 11 лет) и опоздания (у 70% в 10 и 11 лет). У девочек подростковый возраст более насыщен страхами, чем у мальчиков, отражая их большую склонность к страхам вообще.

Тем не менее среднее число всех страхов как у них, так и у мальчиков заметно уменьшается в подростковом и младшем школьном возрасте по сравнению с дошкольным. Заслуживают внимания данные факторного анализа страхов по всему изученному возрасту от 3 до 16 лет. В факторе, обладающем наибольшим весом (61% у мальчиков и девочек), максимальные факторные нагрузки у страха перед засыпанием и страха темноты. Очевиден универсальный характер этих страхов, являющихся своеобразным фоном или условием для проявления других страхов, в том числе сказочных персонажей и чудовищ. Ранее мы приводили определение страха как аффективно- заостренного восприятия угрозы для жизни, самочувствия и благополучия человека.

Восприятие угрозы для жизни основано преимущественно на инстинкте самосохранения, а угрозы для благополучия — на социальном опыте межличностных отношений. Угроза для самочувствия основана как на инстинкте самосохранения, так и на социальном опыте. Условно можно отметить преобладание в дошкольном возрасте страхов, исходящих из инстинкта самосохранения (так называемых «природных» страхов), в то время как в подростковом возрасте нарастает удельный вес социальных, межличностных по своему характеру страхов.

Младший школьный возраст является, таким образом, переходным в отношении указанных двух видов страхов. С целью более полного выявления межличностно обусловленных страхов проведено дополнительное интервью с 620 подростками 10-16 лет. Анкета из 176 утверждений охватывала широкий круг вопросов, связанных не только со страхами, но и с опасениями, тревожностью, эмоциональной чувствительностью, отношениями в семье, среди сверстников, интересами и т. д. В нескольких классах осуществлялся опрос о предпочтении подростками друг друга как при воображаемом совместном выполнении общественного поручения, так и при праздновании дня рождения.

«Природные» страхи (30 пунктов) включали страхи заболеть, смерти себя и родителей, сказочных персонажей, перед засыпанием, темноты, животных, движущегося транспорта, стихии, высоты, глубины, воды, замкнутого пространства, огня, пожара, крови, уколов, боли, врачей, неожиданных звуков и т. д.

Межличностные страхи (51 пункт) — это страхи одиночества, некоторых людей, наказания, войны, сделать что-либо не так, не то, не успеть, опоздать, не справиться с порученным делом, не совладать с чувствами, потерять контроль, быть не собой, насмешек, осуждения со стороны сверстников и взрослых и т. д.

Как и следовало ожидать, «природные» страхи максимально выражены в 10 лет у мальчиков и девочек (у мальчиков также в 11 лет). Межличностные страхи, наоборот, достигают своего максимума в 15 лет у мальчиков и девочек. Мы видим своеобразный перекрест рассматриваемых страхов в подростковом возрасте, уменьшение «природных» — инстинктивных в своей основе и увеличение «социальных» — межличностно обусловленных.

По сравнению с мальчиками у девочек большее число не только «природных» страхов, о чем уже говорилось раньше, но и «социальных». Это не только подтверждает большую боязливость девочек, но и указывает на более выраженную у них тревожность по сравнению с мальчиками, поскольку в «социальных» страхах преобладает тревожный регистр личностного реагирования. Для уточнения этих данных использована специально разработанная шкала тревожности, состоящая из 17 утверждении типа: «Часто ли тебя охватывает чувство беспокойства в связи с какими-либо предстоящими событиями?»; «Беспокоит ли тебя, что ты в чем-то отличаешься от сверстников?»; «Волнует ли тебя будущее своей неизвестностью и неопределенностью?»; «Трудно ли тебе переносить ожидание контрольных и ответов?»; «Часто ли у тебя от волнения перехватывает дыхание, появляется комок в горле, дрожь в теле или красные пятна на лице?»; «Имеешь ли ты обыкновение собираться раньше большинства твоих сверстников?» и т. д. Выяснилось, что тревожность, как и «социальные» страхи, достигает своего максимума у мальчиков и девочек в 15 лет, т. е. к концу подросткового возраста, причем у девочек тревожность достоверно выше, чем у мальчиков.

Нарастание «социальных» страхов, равно как и тревожности, является одним из критериев формирования самосознания личности у подростков, повышающейся чувствительности в сфере межличностных отношений. Отдельно рассмотрена возрастная динамика смешанного, но с преимущественно социальным оттенком, страха «быть не собой».

После некоторого уменьшения в 11 лет он возрастает до 14 лет у девочек (пик в 13 лет — 65%) и непрерывно — до 16 лет у мальчиков (пик в 15 лет — 83%), подчеркивая выраженную у подростков потребность самоактуализации, сохранения своеобразия личности, ее неповторимости и самобытности. Следует заметить, что в 12 лет у мальчиков выявлены наиболее низкие показатели по таким шкалам рассматриваемого вопросника, как «эмоциональная чувствительность», «природные» и «социальные» страхи. У девочек наименее выражен в этом же возрасте страх смерти.

Снижение эмоциональной чувствительности и обусловленное этим уменьшение количества страхов, прежде всего у мальчиков, объясняется началом периода полового созревания и свойственным ему заострением возбудимости, негативности и агрессивности. Последнее подтверждает и другой специально направленный опрос 800 школьников 7—16 лет.

Следовательно, чем больше выражен уровень агрессивности, тем меньше страхов, и, наоборот, чем больше страхов, тем меньше способность к причинению другим физического, а часто и морального ущерба. По данным корреляционного анализа, отсутствие эмоционально теплых, непосредственных отношений с родителями у младших подростков или конфликтные отношения с ними у старших подростков существенным образом влияют на увеличение страхов, прежде всего в сфере межличностных отношений. Больше страхов, особенно у старших подростков, и при конфликте родителей между собой. При низком взаимопонимании между родителями девочки в большей степени, чем мальчики, реагируют увеличением страхов, т. е. отчужденные отношения в семье воспринимаются девочками более травмирующе и нередко способствуют, к тому же, снижению настроения. Таким образом, межличностная напряженность и низкое взаимопонимание в семье увеличивают число страхов у подростков, подобно тому, как это происходит в старшем дошкольном возрасте. В свою очередь, большое число страхов понижает уверенность в себе, без которой невозможны адекватная самооценка, личностная интеграция и принятие себя, претворение планов в жизнь и полноценное общение со сверстниками. Это подтверждают данные социометрического опроса.

При значительном числе страхов имеет место неблагоприятное положение подростка в коллективе, малое число выборов со стороны сверстников, особенно того же пола, т. е. низкий социометрический статус.

Страхи при неврозах.

Страх — одно из ведущих клинических проявлений при неврозах (Немчин Т. А., 1965).

Невротическим можно определить страх, который или не оправдывается конкретной угрозой, или не соответствует ей по степени значимости, но всегда имеет определенную психологическую подоплеку своего происхождения (мотивацию). Невротический страх в виде общей боязливости, страха ожидания лежит в основе невроза страха (в оригинале у 3. Фрейда — невроза тревоги).

Классической моделью невротического страха являются также фобии. В отличие от невротического реальный страх возникает при конкретной внешней опасности, являясь выражением инстинкта самосохранения (Фрейд 3., 1922). Страхов больше при наличии у подростков высоких показателей по шкале невротизации (Bamber J., 1979). Вначале мы проведем сравнение страхов при неврозах и в норме безотносительно к их характеру. Если окажется, что в каком-то возрасте страхи достоверно преобладают при неврозах, это дает возможность подчеркнуть не только их возрастной, но и типичный для неврозов характер.

При отсутствии различий можно говорить, как и раньше, о возрастном характере страхов, даже несмотря на невротическое заболевание. Затем будут рассмотрены собственно невротические страхи, мотивация которых отражает характерные для определенного возраста проблемы формирования личности. Навязчивые формы страха — фобии — не рассматриваются, поскольку они достаточно полно освещены в литературе.

Сравнение страхов при неврозах (у 143 детей) и в норме (у 1520) проводилось и в возрастном диапазоне от 5 до 13 лет. У мальчиков при неврозах и в норме (в скобках) среднее число страхов в старшем дошкольном, младшем школьном и подростковом возрасте, соответственно, 12,8 (8,1) — 12,9 (6,6) — 10,2 (7,2); у девочек — 16,3 (10,9) — 13,1 (9,9) — 12,0 (9,2).

Таким образом, страхов при неврозах во всех возрастах достоверно больше, чем в норме, что подчеркивает повышенную чувствительность к страхам при неврозах, их большую выраженность и аффективную заряженность. В старшем дошкольном возрасте достоверно более высокие показатели при неврозах имеют страхи одиночества, нападения (в последнем случае — только у мальчиков), болезни, смерти (мальчики), смерти родителей, сказочных персонажей, опоздания (мальчики), страшных снов (девочки), темноты (мальчики), животных, стихии, глубины, огня, пожара (мальчики), войны и открытого пространства (площадей).

В младшем школьном возрасте при неврозах достоверно преобладают страхи одиночества, наказания, сказочных персонажей (мальчики), опоздать (девочки), перед засыпанием, страшных снов, темноты, животных, транспорта (мальчики), стихии, высоты, глубины, огня, пожара, врачей (мальчики), уколов (мальчики), боли (мальчики), неожиданных звуков. В младшем подростковом возрасте достоверно более выражены страхи одиночества, нападения (мальчики), наказания (мальчики), опоздать (мальчики), перед засыпанием и страшных снов (мальчики), темноты, животных, неожиданных звуков (мальчики).

В старшем дошкольном и младшем школьном возрасте у мальчиков и девочек достоверно чаще, чем в норме, встречаются страхи стихии, огня и глубины, отражая подчеркнутый в этих возрастах страх смерти. Обращают внимание достоверно более выраженные, чем в норме по всем возрастам, страхи одиночества, темноты и животных (за исключением отдельно взятого страха темноты у девочек старшего дошкольного возраста). Таким образом, эти страхи можно считать наиболее часто встречающимися (типичными) при неврозах. У 45 детей при неврозах страхи сопоставлены со страхами у родителей в детстве и в настоящее время. Из общих страхов выделяется страх одиночества, как по линии матери (60% у мальчиков и 40% у девочек), так и по линии отца (40 и 53% соответственно).

Страх одиночества означает аффективное неприятие социальной изоляции, страх быть только собой, лишиться признания и поддержки среди значимых других. Другими словами, это — страх потери конгруэнтности (совместимости) с себе подобными — людьми, играющими существенную роль в системе ценностных ориентации человека. Если страх одиночества подчеркивает социальную направленность личности детей с неврозами и их родителей, то два других общих для семьи страха неожиданных звуков и боли являются выражением, с одной стороны, инстинкта самосохранения, а с другой — повышенной рефлекторной возбудимости и эмоциональной чувствительности, нередко невропатической природы.

У мальчиков и девочек по линии матери (у девочек — и по линии отца) относительно чаще других страхов наблюдаются общие страхи темноты и животных. В историческом аспекте происхождение этих страхов имеет инстинктивный характер, поскольку мать, оставшись одна, испытывала страх за своих детей при наступлении темноты и возрастающей опасности нападения со стороны животных. У мальчиков также заметны общие с матерью страхи смерти себя и родителей, у девочек — страхи наказания и стихии. Несмотря на общность в семье перечисленных страхов, они не имеют однозначно генетического характера своего происхождения.

Скорее, эти страхи указывают на конституционально общий тип нервно-психического реагирования, заостренный инстинктом самосохранения, эмоциональной чувствительностью и социальной направленностью формирования личности. Вместе с тем общность наиболее выраженных семейных страхов одиночества, темноты, животных, боли и неожиданных звуков подчеркивает большую вероятность их индукции (наведения) на детей в результате непроизвольного обучения (примера) со стороны родителей.

Так, если они боятся остаться одинокими, то испытывают повышенное беспокойство при отсутствии детей рядом, чрезмерно опекая их. Если родители боятся боли, то они опасаются нередко в большей степени, чем сам ребенок, любых медицинских процедур и угрозы физического повреждения при играх и самостоятельном времяпрепровождении. Риск психического заражения страхами всегда выше при эмоциональном влечении детей к родителям (в младшем дошкольном возрасте), стремлении идентификации с ними (в старшем дошкольном), а также в возрасте максимальной внушаемости в 10 лет. По оценкам родителей, дети первого года жизни, до заболевания неврозом, обнаруживают большее беспокойство, когда остаются одни, чем при перемене обстановки (с нормой различия в обоих случаях как тенденция).

Если частота вздрагиваний, испугов у детей до 1 года такая же, как и в норме, то в последующие годы жизни пугливость у детей, заболевающих неврозами, достоверно преобладает над пугливостью в норме (р<0,001 у мальчиков и девочек). Эти данные подтверждают вывод о прогрессирующем прижизненном развитии страхов под влиянием как индукции (обучения) со стороны родителей, так и психотравмирующих обстоятельств. Возраст родителей, точнее их жизненный опыт, также оказывает влияние на развитие страхов у детей.

Среднее число страхов, особенно у девочек молодых родителей (до 30 лет), достоверно больше, чем у родителей от 30 до 40 лет и старше. Более молодые родители, как правило, менее опытны в воспитании, чаще прибегают к угрозам и физическим наказаниям. Выраженность страхов у детей сопоставлена с данными по вопроснику Айзенка у родителей (133 матерей и 97 отцов).

У детей с более высоким средним числом страхов родители не интровертированы, а, наоборот, более экстравертированы, особенно отцы. Как правило, общительные и тем более эмоциональные родители более непоследовательны в поступках и склонны к различного рода преходящим угрозам в адрес ребенка. Нейротизм у матерей не влияет на количество страхов у детей, поскольку прямо не отражает характерного для этих матерей беспокойства. В отличие от матерей, чем выше нейротизм у отцов, тем больше страхов у детей (у мальчиков — на достоверном уровне). Нервный отец не может стабилизировать кризисные ситуации в психическом развитии детей, служить для них источником безопасности и защиты, как и быть примером спокойного и уверенного поведения. Это затрудняет позитивную идентификацию мальчиков с отцом, общение со сверстниками того же пола и имеет своим следствием нарастание страхов как неспособности обеспечить необходимый уровень психологической защиты.

С целью обнаружения клинических и личностных особенностей у родителей боящихся и не боящихся детей использован также вопросник MMPI (у 86 матерей и 68 отцов). В профиле матерей и отцов боящихся детей достоверно более выражена 8-я шкала. Эти родители недостаточно эмоционально отзывчивы, соблюдают излишнюю дистанцию в отношениях. Наблюдения подтверждают их определенный формализм в отношениях с детьми, отсутствие непосредственности, эмоциональной близости и контакта. Подобная угроза отчуждения родителей у эмоционально чувствительных детей способствует заострению чувства беспокойства и страхов. Помимо 8-й шкалы, у матерей боящихся детей достоверно более приподняты 2-я, 4-я и 0 шкалы.

Это означает, что у них в большей степени представлены такие характеристики, как чувство беспокойства, моральный дискомфорт, сниженный фон настроения, чувство внутренней неудовлетворенности, пессимистическая оценка перспективы (2-я шкала), импульсивность и конфликтность, трудности во взаимоотношениях с окружающими (4- я шкала). Затруднения в установлении контактов, межличностных отношениях подчеркивает и 0 шкала.

У отцов боязливых детей, кроме достоверно приподнятой 8-й шкалы, отмечаются выраженные подъемы по 2-й, 4-й и 6-й шкалам. Подъем по 6-й шкале указывает на наличие недоверчивости, подозрительности и нетерпимости, склонность к образованию ситуационно обусловленных сверхценных идей (паранойяльный настрой). Таким образом, личность родителей детей, испытывающих большое количество страхов, изменена более значительно, чем личность родителей детей с меньшим числом страхов. Эти изменения касаются главным образом эмоционально- депримированного фона настроения, конфликтности, склонности к соблюдению излишней дистанции в отношениях. К перечисленному следует добавить у матерей снижение побудительной активности и затруднения в межличностных контактах; у отцов — недоверчивость и подозрительность. Сравнение профиля у матерей при неврозах страха у детей и остальных неврозах показывает достоверно высокие различия по 4- й шкале, т. е. матери боязливых детей более импульсивны и конфликтны, у них больше проблем в отношениях с окружающими. Помимо профиля, анализировался ряд дополнительных шкал MMPI. У матерей девочек и отцов мальчиков с неврозом страха по сравнению с родителями детей с другими неврозами достоверно более выражены такие шкалы, как тревожность, зависимость, общая личностная изменчивость (нестабильность), повышенный контроль за окружающим и плохая приспособляемость. Наличие этих характеристик подчеркивает большее патогенное влияние на детей в плане страхов со стороны родителя того же пола, с которым обычно идентифицирует себя ребенок. Страхи при неврозах не только преобладают в суммарном выражении, но и более аффективно насыщены по сравнению с нормой. Невротические страхи могут часто встречаться в том возрасте, в котором они еще не свойственны или уже должны пройти. К тому же эти страхи более часто, чем в норме, отражают наличие аналогичных страхов у родителей, повышенную чувствительность и впечатлительность детей, их беззащитность. Страхи при неврозах более тесно связаны с переживаниями детей, конфликтами в семье и неудачами в общении. Питательной почвой для них будут эмоциональная ранимость, склонность к беспокойству, неуверенность в себе и отсутствие адекватной психологической защиты. Тогда страхов больше и они менее склонны к естественному для того или иного возраста угасанию. Значительное количество страхов, переходящее границы старшего дошкольного возраста, указывает на развитие под влиянием травмирующего опыта тревожности, приобретающей характер опасений, предчувствий и тревог в собственном смысле этого слова. О тревожности могут говорить положительные ответы на три вопроса одновременно: о наличии страха опоздания, страха сделать что-либо не так, не то из страха не успеть (не закончить вовремя). В младшем школьном возрасте тревожность может сопровождаться навязчивыми опасениями, свидетельствуя о недоверии к себе и неуверенности, т. е. о непрочности «я», его внутренней противоречивости. В подростковом возрасте появляются все более частые колебания в выборе решения, сомнения в правильности своих действий. Так формируется тревожно-мнительный настрой при неврозах. Подобный настрой еще не является устойчивым характерологическим образованием, изменяясь в ту или иную сторону под влиянием конкретных жизненных обстоятельств и психотерапевтического вмешательства. Одновременно с развитием тревожно-мнительного настроя заметно уменьшается количество страхов за счет их кристаллизации и навязчивого прорастания в виде фобий. Последние представляют характерный пример так называемых невротических страхов, имеющих качественно новое патологическое звучание в клинической картине невроза. К невротическим можно отнести и страхи, вырастающие из аффективно заостренных проблем личностного развития и являющиеся одними из ведущих мотиваций внутреннего или психологического конфликта при тех или иных нозологических формах невроза. В младшем дошкольном возрасте невротической разновидностью будет страх «быть никем», основанный на выраженной в этом возрасте потребности в эмоциональном признании и поддержке со стороны близких для ребенка лиц, к которым он привязан. Страх «быть никем», не представлять, не значить в оценках и отношениях окружающих имеет своим источником характерный для данного возраста страх одиночества, т. е. эмоциональной и социальной изоляции. Это страх быть отвергнутым, лишиться поддержки, быть ни с кем, наедине со своими беспокоящими (волнующими) проблемами, опасениями и страхами, от которых нет защиты и которые нарушают внутреннюю целостность, чувство своей ценности, уверенность в своих силах и возможностях. Беспокойство ощущается наиболее остро, когда ребенок остается один, в темноте и в замкнутом пространстве комнаты, как это бывает при засыпании. Тогда охватывающее его чувство бессилия, страха, ужаса перед воображаемыми чудовищами есть не что иное, как остро переживаемое чувство беззащитности в ответ на отсутствие поддержки со стороны взрослых, не способных «убить Волка», «прогнать Бабу Ягу», как и развеять другие страхи, успокоить, отвлечь внимание. То же относится к страшным сновидениям, от которых ребенок не может защититься сам, без помощи взрослых, и которые часто отражают дефицит его потребностей в эмоциональном контакте, признании и поддержке в семье. Лежащий в основе страха «быть никем» страх одиночества сопровождается аффективно заостренной и нередко навязчивой потребностью в присутствии рядом взрослых, повышенном внимании с их стороны. Как мы уже видели, страхи у детей часто представляют вторичные образования относительно страхов родителей или их неадекватного, исходящего из неблагоприятных личностных особенностей, отношения к детям. Действительно, страх «быть никем» чаще встречается у детей гиперопекающих и эгоцентричных родителей, создающих искусственную (формализованную) и аффективно напряженную среду в отношениях избыточными запретами, моральными предписаниями и подчеркнутой принципиальностью, равно как и чрезмерную, основанную на страхе одиночества зависимость детей от себя и своего настроения. Эти же родители часто не обеспечивают необходимого тепла и любви во взаимоотношениях с детьми, требуя в то же время беспрекословного подчинения и беззаветных проявлений чувств любви и признания. Таким образом, они, в первую очередь матери, требуют от детей больше, чем могут дать сами в плане эмоциональной отзывчивости и поддержки. Страх «быть никем» максимально представлен при истерическом неврозе, являясь одной из центральных мотиваций его внутреннего конфликта. В старшем дошкольном возрасте формируется другая разновидность невротического страха — страх «быть ничем», т. е. не быть, не существовать. Источник этого страха — страх смерти, распространенный в норме и при неврозах. При последних он встречается уже в 5 лет, подчеркивая более выраженный, чем в норме, и аффективно заостренный инстинкт самосохранения. Клиническим проявлением страха «быть ничем» будет невроз страха, при котором страхов больше, чем в норме, они более аффективно заряжены и играют существенную роль в переживаниях детей с ведущей фабулой, «а вдруг что-нибудь произойдет, случится». Ребенок старшего дошкольного возраста при неврозе страха боится не столько смерти как таковой, сколько всего того, что может привести к непоправимому несчастью, беде, необратимым физическим изменениям. Временами это выражается доминирующими в сознании ребенка страхами нападения, болезни, страшных снов, глубины, темноты, сказочных персонажей, животных, стихии, огня и пожара, войны. Некоторые из этих страхов приобретают навязчивый оттенок с активным избеганием всех связанных с ними тем. Это присуще идущим из более раннего возраста страхам Бабы Яги и Кощея, как и свойственным возрасту страхам Змея Горыныча, Динозавра, огня и пожара. В младшем школьном возрасте это — Пиковая дама и Черная рука. Больше при неврозе страха и ранних психических травм, связанных с пребыванием в больнице, тяжелой болезнью, операциями, смертью близких и знакомых, испугами со стороны животных, при падении и во время сна. Как правило, не только дети, но и родители аффективно тревожно фиксируют эти события, ожидая их повторения в дальнейшем. Существенное значение в повышении уверенности в себе, обеспечении адекватной психологической защиты и тем самым уменьшении количества страха принадлежит отцу. Однако при неврозе страха всегда существуют проблемы в ролевой идентификации с ним у мальчиков или в эмоциональном контакте у девочек. И здесь речь может идти не только о недостаточной роли отца в семье, мягкости его характера, но и жестоком обращении с детьми, постоянно испытывающими чувство страха перед угрозой физических расправ. Два примера иллюстрируют сказанное. В первом из них мать обратилась с жалобами на страхи у дочери 5 лет, панически боящейся смерти родителей, Змея Горыныча, пожара, войны, Бабы Яги, Кощея и, как выразилась мать, прочей «нечистой силы». Помимо этого, девочка легко расстраивалась, плакала и обижалась, уставала и плохо спала. На приеме она выглядела грустной, подавленной, неуверенной в себе. О своих страхах говорила шепотом, как бы доверяя врачу «страшную тайну». После беседы мы предложили нарисовать страхи дома и принести через неделю на прием. Девочка выполнила задание, нарисовав все страхи, кроме Кощея, что было пока для нее непосильной задачей. Рисование страхов дома и обсуждение на приеме ослабило их аффективную насыщенность (эффект психологической десенсибилизации). Но нас заинтересовал отказ нарисовать Кощея. Выяснилось, что несколько месяцев назад отец жестоко физически наказал дочь за невыполнение его требований. Проявив таким образом бессердечие, он непроизвольно ассоциировался с жестоким, бездушным Кощеем, страх перед которым парализовал воображение девочки даже при попытках его изображения на рисунке. Мы провели беседу с отцом, указав на недопустимость подобных наказаний, повышающих и так высокий уровень страхов у дочери. Но и мать, инженер по специальности, излишне рационально подходила к решению эмоциональных проблем дочери, без конца давая ей советы, рекомендации. Она часто навязывала дочери готовый план действий и чрезмерно принципиально, нередко с угрозами, реагировала на любые отклонения от него. Неудивительно, что подобный формализм матери способствовал образованию по ассоциации у дочери страха Бабы Яги. Увидев эффект от рисования страхов, мать заговорила о старшем сыне 7 лет, который, подражая сестре, сам стал рисовать свои страхи: врача-хирурга (ему предстояла операция), черта, духа, Когтистую руку (наподобие Черной руки), скелета (отражение его прежнего страха Кощея), смерти родителей (как и сестра, изобразил две могилки с крестами, что является типичным для детей и даже подростков не только с неврозами, но и в норме, отражая сложившийся веками стереотип представления о смерти). Когда мы поинтересовались источниками страхов у обоих детей, мать заговорила о себе. Она уже в течение 10 лет испытывает безотчетный страх смерти, плохое самочувствие, усталость, тревогу, боли в области сердца и желудка, сопровождающиеся иногда тошнотой и рвотой. Как и детей, ее беспокоит нарушенный сон с внезапными пробуждениями в состоянии тревоги и страха. Толчком для развития болезненного состояния (невроза страха, согласно нашему диагнозу) послужили волнения, связанные с защитой диплома в институте, последующая перегрузка на работе, серия ОРВИ. Все это происходило на фоне постоянных неудовлетворительных отношений с мужем. После рождения детей увеличилась нервно-психическая нагрузка, а вместе с ней чувство тревоги и страха за свою жизнь и жизнь детей. В этих условиях она не могла быть непосредственной и жизнерадостной в отношениях с детьми, непроизвольно способствуя своим болезненно-тревожным состоянием появлению у них подобных расстройств. Здесь срабатывает типичный для невроза страха эффект двойной индукции, или наведения, страхов: психологическое заражение детей страхами матери (особенно при ее невротическом состоянии) и обратное неблагоприятное влияние развившихся страхов у детей на психическое состояние матери. Ввиду конфликта с мужем мать не могла рассчитывать на его помощь, неосознанно отражая в отношениях с детьми, в первую очередь с дочерью, свои неотреагированные эмоциональные проблемы и чувство беспокойства. Вместе с физической расправой отца это заострило у дочери чувство беззащитности, возрастной страх смерти и другие страхи. Во втором случае речь пойдет о мальчике 7 лет также с диагнозом «невроз страха». Обладая повышенной возбудимостью, он предъявлял большое количество страхов с ведущим страхом Черной руки. Из-за этого долго не мог заснуть вечером, просил мать побыть рядом, беспокойно спал, временами вздрагивал во сне. Мать много волновалась при беременности, сдавая экзамены в институте. Тем не менее мальчик был достаточно спокойным вначале. После перенесенной операции по поводу водянки яичка в 10 мес. стал беспокойным, что усилилось пребыванием в 12 мес. в больнице, когда болел пневмонией. В 4—5 лет неоднократно отмечались приступы ложного крупа. Временами обмачивался ночью, особенно перед каким-либо простудным и инфекционным заболеванием. В семье был постоянный и все усиливающийся конфликт между тревожно- мнительной с истерическими чертами характера матерью и жестким, повышенно принципиальным отцом. На этом фоне нарастали возбудимость и эмоциональная неустойчивость мальчика. После разрыва отношений между родителями в 5 лет остался с матерью и еще более тревожной бабушкой, всемерно ограничивающей природно-высокую активность внука и везде его сопровождающей. К 6 годам появились тики, говорящие о высоком нервно-психическом напряжении и ограничении двигательной активности. Участился и энурез. Одновременно с психомоторными нарушениями, повышенной возбудимостью и большим числом страхов все более отчетливо вырисовывался страх Черной руки, приобретающий навязчивый характер. Неоднократно отражаясь в сновидениях, он вызвал страх перед засыпанием из-за опасений повторения однажды пережитого ужаса смерти во сне. Данный страх не приобрел бы столь драматического звучания, если бы не был связан с возрастным страхом смерти и ранними психическими потрясениями, отражая в то же время беззащитность перед лицом, пусть и воображаемых, но жизненно обусловленных угроз. И здесь патологическую роль сыграло не только тревожно-мнительное отношение матери и бабушки, но и отсутствие адекватной модели ролевой идентификации с отцом, к тому же не имеющим контакта с сыном в последние годы. Типичным у детей с неврозами младшего школьного возраста будет страх «быть не тем», т. е. не соответствовать общепринятым нормам, ожиданиям со стороны значимых лиц. Это страх сделать не так, как нужно, не то, что следует, т. е. страх ошибки, неудачи, поражения, своей несостоятельности в представлении окружающих. С одной стороны, это и страх быть не тем, кто получает признание, одобрение, кто соответствует групповым стандартам, т. е. страх порицания, осуждения и наказания, потери расположения других и тем самым страх социальной изоляции. В подобной мотивации страха «быть не тем» нетрудно увидеть отголоски страха «быть никем», т. е. не значить, не представлять, быть «пустым местом», «имяреком». С другой стороны, страх «быть не тем» — это и страх несчастья, беды, вследствие нарушения общепринятых норм поведения, что находит отражение в фабуле: «а вдруг что-нибудь произойдет, случится … ужасное, непоправимое». Данная мотивация воспроизводит страх «быть ничем», т. е. предшествующий страх смерти как непоправимого и фаталистического в своей сущности несчастья, соотносимого не только со страхом смерти себя, но и со страхом смерти родителей. Таким образом, основанный на социальном чувстве принадлежности к группе страх «быть никем» и инстинкте самосохранения страх «быть ничем» получают свое преломление в страхе «быть не тем» как своеобразном сплаве этих двух страхов. Поэтому клинической формой выражения рассматриваемого невротического страха будут опасения сделать что-либо не так, не то, не успеть, опоздать, всего того, что может обернуться непоправимой в чем-то бедой. В отличие от детерминации прошлыми переживаниями компонента собственно страха в структуре страха «быть не тем», другой его компонент — тревожность — имеет своей мотивацией предвосхищение возможных событий, способных иметь неприятные последствия и понизить как чувство собственной ценности («я-концепцию»), так и представления о себе со стороны других, значимых лиц («я-образ»). Мать одной девочки 9 лет с неврастенией выразила это следующим образом: «боится, что что-то не так скажет, не так сделает, что кто- то скажет о ней плохо, что она вдруг получит двойку, хотя и учится на «отлично». Страх «быть не тем» встречается в возрасте интенсивного развития нравственно-этических и нормативно-регулирующих социальных отношений, отражая возросший уровень самосознания в формировании личности, новую, социальную позицию школьника. Наряду с формированием чувства ответственности, долга, обязанности, всего того, что обозначается понятием «совесть», создаются и предпосылки для образования возрастного страха «быть не тем». Его клиническое заострение происходит под влиянием ряда факторов. Важнейшие из них: подчеркнутое чувство собственного достоинства, самолюбие, нередко перерастающие в честолюбие; выраженность чувства вины у детей; высокая тревожность у родителей и завышенный уровень притязаний, усваиваемые детьми; излишний рационализм в отношениях с ними и, наконец, интеллектуальная перегрузка, часто обусловленная обучением в языковой школе, параллельным занятием музыкой, чрезмерным контролем родителей за уроками и оценками. В этих условиях дети должны соответствовать повышенно принципиальным и одновременно тревожным ожиданиям и требованиям родителей, оказывающих чрезмерное давление на их формирующееся чувство ответственности, обязанности, долга без учета требований момента, развития гибкости в принятии альтернативных решений и ролевой ситуативности в общении. В результате возникает и усиливается нервно-психическое напряжение у детей. Вместе с тем они непроизвольно усваивают в возрасте повышенной внушаемости и некоторые из гиперсоциальных черт характера родителей. В итоге, постоянное напряжение (аффект) при страхе «быть не тем» возникает из-за опасений не оправдать ожиданий и требований взрослых, потерять их расположение, заслужить отрицательную оценку, быть наказанным и отвергнутым. Рассмотренная клинико-психологическая детерминация страха «быть не тем» свойственна такому распространенному в младшем школьном возрасте неврозу, как неврастения, при которой он — одна из ведущих мотиваций внутреннего конфликта. Страх «быть не тем» часто сопровождается скованностью и излишним напряжением при вопросах с места, ответах у доски, общении с незнакомыми людьми, выполнении ответственных заданий, в том числе контрольных. Наиболее трудным оказывается начало, выбор одного из решений, поскольку охватывающее волнение мешает сосредоточению, приводит к лишним действиям, нарушает ритм речи и способность логически мыслить. У младших школьников типичным выражением страха «быть не тем» не только при неврастении, но и при неврозе страха будет торможение, реже — возбуждение, при неожиданных вопросах, ответах на неподготовленную тему. В этих условиях легче проявляются заикание, тики, возможны рефлекторные позывы на низ, мочеиспускание, спазмы в виде комка в горле, болей в животе, икота, кашель, нарушения дыхания. В подростковом возрасте характерна застенчивость (смущаемость) при новых контактах, объяснениях, ответственных выступлениях, проверках и экзаменах. Спектр вегетативных проявлений страха (беспокойства) может быть таким же, как и в младшем школьном возрасте. Вместе с тем нарастают вегетососудистые реакции типа покраснения, прилива или озноба, головокружения и полуобморочных состояний. Все эти реакции отсутствуют в привычных условиях общения. Нередко торможение при ответах и застенчивость в контактах указывают на гипертрофированное чувство стыда, вины, опасения позора и социального неприятия, т. е. на страх быть не таким, как все. Это может иметь место при неврастении, неврозе страха и обсессивном неврозе. Объединяющим звеном будет тревожность, нарастающая в подростковом возрасте более активно, чем в норме. В качестве примера приведем историю мальчика 8 лет с диагнозом «неврастения». Родителей беспокоили неустойчивость его настроения, раздражительность, повышенная обидчивость и плаксивость, быстрая утомляемость и головные боли к концу дня. Будучи эмоционально чувствительным и впечатлительным, много волновался, переживал, легко расстраивался, испытывал страх перед неизвестным и растерянность в новой обстановке, с трудом переносил ожидание. Летом наступало улучшение состояния, но осенью все начиналось снова. Из анамнеза известно, что роды были в срок, без осложнений, грудное вскармливание — в течение 2 мес. (мастит). Был несколько беспокойным в первые месяцы жизни. Развитие шло соответственно возрасту. Посещает обычную и музыкальную школу, учится хорошо, устает от шума. Мать ежедневно контролирует уроки, заставляя переписывать все заново при любой ошибке. Оба родителя много беспокоятся, часто угрожают наказанием и срываются на крик при малейшей оплошности. Мальчик боится, а точнее опасается, сделать что-либо не так, как следует, ошибиться, сказать не то, попасть впросак, не успеть, опоздать, т. е. имеются опасения не справиться, быть не тем, о ком говорят хорошо, кого ценят, любят и уважают. Подобное невротическое заострение чувства ответственности является отзвуком гиперсоциальных черт характера родителей, тревожности матери и мнительности отца и в немалой степени — чрезмерного психологического давления родителей по поводу домашних уроков и занятий музыкой. При этом нужно делать все точно, правильно, вовремя, безукоризненно, следуя нетерпеливым, принципиально-строгим и одновременно беспокойным требованиям родителей. Будучи часто недовольными и сердитыми при неудаче или затруднении в осуществлении требований, они забывали своевременно похвалить и ободрить сына, как и быть непосредственными и жизнерадостными в отношениях с ним. Происхождение страхов мальчика в новых ситуациях общения станет более понятным при углубленном изучении раннего анамнеза. Когда ему было 8 мес., родители переехали вместе с ним в другой город, что создало значительную нервно-психическую нагрузку в этом возрасте, связанную с ломкой сложившегося стереотипа и беспокойством в присутствии новых лиц. В то же время его поместили в больницу с энтероколитом, где он пробыл почти месяц без матери. По возрасту это совпадает с появлением страха при посторонних, незнакомых взрослых, к тому же причиняющих боль (процедуры, инъекции). В 1,5 года мать пыталась отдать его в ясли, где он сразу заболел и до школы оставался дома с попеременно работающими родителями и приходящей бабушкой. Поскольку продолжал часто болеть и в последующие годы, то мало общался со сверстниками. В 6 лет перенес операцию удаления аденоидов (в возрасте, когда максимально представлен страх смерти). После этого стал панически бояться пожара, что имеет своей подоплекой все тот же страх смерти — при пожаре можно сгореть, исчезнуть. Следовательно, страх, испытываемый мальчиком в новом месте, представляет сумму различных мотиваций, начиная от страха непредвиденных событий (отраженного травмирующим опытом госпитализации и операции) и кончая внушенными родителями опасениями не успеть, сделать не так, как следует, как нужно. Налицо и риск развития неуверенности, нерешительности, навязчивых опасений и сомнений, напоминающих тревожность матери и мнительность отца. Типичным для подросткового возраста является невротический страх «быть не собой», т. е. быть болезненно измененным, не способным владеть собой и контролировать чувства. Страх «быть не собой» или страх изменения представляет одну из главных мотиваций внутреннего конфликта при обсессивном неврозе (от франц. obsession — навязчивая идея, одержимость). Навязчивые идеи и страхи воспринимаются как несовместимые с «я», чуждые сознанию, как одержимость. Страх «быть не собой» звучит и в страхах заражения (проникновения), бешенства, сумасшествия, изменения физического облика (уродства, в том числе из-за избыточной массы тела), в ряде случаев — в боязни чужого взгляда, наговоров, гипноза и приема психотропных веществ. В норме страх изменения воплощается у дошкольников в подчеркнутых страхах Бабы Яги, Кощея, у младших школьников — в виде страха Пиковой дамы. Все эти персонажи способны внезапно изменять свой и чужой облик, превращаться в кого-либо, заколдовывать, насылать несчастье, наговаривать плохое. В младшем школьном возрасте подобным значением может обладать и образ черта, в подростковом — беса. И бес, и черт — образы, созданные человеком для отделения всего отрицательного, неприличного, постыдного с точки зрения социально приемлемых норм поведения. Вместе с тем они — своеобразная форма рационализации отвергаемых с социальной точки зрения действий и поступков, когда говорят: «в нем черт сидит», «бес попутал» и т. д. У детей и подростков с различными клиническими формами неврозов страх изменения возникает вначале от ощущения непроизвольного характера происходящих с ними болезненных изменений. Переживая свое плохое самочувствие, неспособность временами контролировать чувства, как и непроизвольный характер страхов, они не могут осознать причины болезненного состояния, как и предсказать его течение в дальнейшем. Неспособность владеть собой означает разрыв между желаниями и возможностями их реализации. Подобная преграда вызывает чувство бессилия и безотчетного беспокойства, ассоциируемого с действием ирреальных, бессознательных или потусторонних сил. Они же являются символом pathos — болезненных, неуправляемых изменений. В немалой степени из-за страха изменения «я» подростки с неврозами не курят, не употребляют алкоголь, поскольку для них мучительно восприятие себя как еще более неспособного контролировать чувства и соответствовать общепринятым нормам поведения. В этом они кардинальным образом отличаются от сверстников с психопатическими чертами характера, у которых ослаблен или извращен инстинкт самосохранения и которые испытывают чувство удовольствия, так называемого «кайфа», от ощущения своей физической и психической измененности. Колее того, больные неврозом подростки боятся, что вследствие нарастающего психического напряжения, расстройства соматических функций они могут не выдержать, «сломаться», сойти с ума, т. е. они боятся, что с ними может что-то случиться, произойти непоправимое — в максимальной мере это — смерть или необратимые физические и психические изменения. Страх «быть не собой» — это одновременно и страх быть другим — обезличенным, лишенным самосознания, индивидуальности и самобытности. Подобный страх патологической трансформации «я» всегда сопряжен со страхом потери человеческого облика, поскольку это означает быть посмешищем в глазах окружающих, вести себя нелепо, не так, как нужно, как следовало бы. Следствием этого будет страх отсутствия признания, групповой поддержки, как и страх быть изгоем и отвергнутым. Таким образом, в мотивации страха «быть не собой» присутствуют страхи «быть ничем», «не тем» и «никем». Как и страх «быть ничем», страх «быть не собой» в большей степени представлен у детей с выраженным инстинктом самосохранения. Страх «быть не собой» указывает на наличие психологического барьера, разделяющего «я» и «не я», существование защиты «я» от поглощающих, трансформирующих психику чуждых сил. Подобная система психической несовместимости является в своем исходном значении природным защитным механизмом, укрепляющим чувство цельности и неповторимости «я», его индивидуальность. При длительном течении невротического заболевания создается угроза потери внутреннего единства, цельности «я», нарастают препятствия на пути самовыражения, реализации своих возможностей и потребностей, общения со сверстниками. Это вызывает прогрессирующее чувство страха как ощущения необратимости происходящих изменений. Постоянное чувство беспокойства, испытываемое по этому поводу, в ряде случаев усиленное каким-либо испугом, аффективно заостряет инстинкт самосохранения, проявляющийся страхом «быть не собой». В результате вместо наивности, внушаемости, доверчивости формируются упрямство, эгоцентризм, недоверчивость и настороженность ко всему новому, неизвестному. Все это способствует на время укреплению чувства «я», поскольку создает психологический барьер на пути проникновения (реализации) дальнейших угроз, нарушающих единство «я». Вместе с тем реактивный, во многом основанный на травмирующем опыте, процесс обособления «я» сопровождается страхом стать только собой, т. е. оказаться без социальной поддержки и признания. В итоге, достигается относительно неустойчивое равновесие между страхами «быть не собой» (в том числе и страхом быть другим) и «быть только собой» (в том числе страхом быть никем). Страх «быть не собой» как реакция на угрозу изменения, отторжения и потери «я» часто возникает вследствие попыток родителей с гиперсоциальными, а также тревожно-мнительными и паранойяльными чертами характера односторонне навязать детям и особенно подросткам свой образ мышления, действий и поступков без учета реальных обстоятельств и психофизиологических возможностей, своеобразия формирующейся личности. Частично это удается в младшем школьном возрасте из-за повышенной внушаемости детей и чувства ответственности, тем более в дошкольном, вследствие потребности в эмоциональном контакте и полоролевой идентификации с родителями, характерной для этого возраста склонности к подражанию. Теперь же попытки родителей создать у подростков свою концепцию «я» наталкиваются на все большее противодействие (критику), так как она мешает полноценному общению со сверстниками, как правило, не имеющими характерологически отягощенных родителей и ведущими себя более непосредственно, открыто, уверенно, терпеливо и гибко, без чрезмерной обидчивости и требовательности. Итак, страх «быть не собой» имеет при неврозах сложную мотивацию своего происхождения. Ведущая линия в нем — аффективно переживаемая невозможность быть собой вследствие прогрессирующих невротических изменений личности и идиосинкразической реакции на навязываемый родителями образ «я», несовместимый с индивидуально преломляемым самосознанием и потенцией развития. Рассмотренные невротические страхи можно сгруппировать следующим образом (табл. 3).Таблица 3. Невротические страхи Вид страха Параметры невротических страховМотивация Возраст проявлен ия Клиническая форма невроза «Быть никем» Страх одиночества Младший дошкольн ый Истерический невроз «Быть ничем» Страх смерти Старший дошкольн ый Невроз страха «Быть не тем» Страх несоответств ия Младший школьный Неврастения «Быть не собой» Страх изменения Подростк овый Обсессивный неврозОбщим для перечисленных страхов в табл. 3 является страх отсутствия признания (групповой поддержки) или страх «быть не таким, как все». Основой для данного центрального в формировании личности страха при неврозах будет потребность в самоактуализации и системе значимых межличностных отношений или проблема «быть собой среди других».

ПСИХОТЕРАПИЯ НЕВРОЗОВ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ

Глава 4. СЕМЕЙНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Семейная психотерапия рассматривается как метод восстановления функционального единства семьи посредством нормализации отношений и психического здоровья ее членов. Она состоит из следующих этапов: 1) обследования семьи; 2) семейных обсуждений; 3) совместной психотерапии больного и родителей. Первый этап семейной психотерапии был рассмотрен ранее. Он завершается постановкой так называемого семейного диагноза, в котором, с позиций системного анализа, обобщаются психопатологические, личностные и социально-психологические особенности исследуемой семьи. Особое внимание обращается на недостаточное функционирование семьи как системы взаимосвязанных ролей, низкую продуктивность совместной деятельности, наличие большого количества неразрешенных проблем и явных или скрытых конфликтов. При обследовании врач, больной и родители составляют малую группу, отношения в которой существенно влияют на процесс последующей психотерапии. В первую очередь это относится к установкам ее участников на врачебную помощь. Так, большинство родителей, находясь в конфликте с детьми, ожидают, что врач заставит детей беспрекословно выполнять их требования и устранит у них «дух своеволия». В связи с этим родители могут прямо или косвенно предписывать врачу определенный план действий с целью усиления своей позиции в семье. Таким образом, врач может быть вовлечен в неразрешенный семейный конфликт, поэтому он должен соблюдать известный нейтралитет в семейном конфликте, основанном не на эмоционально холодном или чрезмерно сдержанном отношении, а на эмоционально теплом эмпатическом проникновении в проблемы семьи, исключающем безоговорочную поддержку какого-либо члена семьи в ущерб другим и попытку все сразу «поставить на свое место». Функция врача заключается в содействии прогрессивному развитию семейных отношений и понимании точек зрения всех участников конфликта. Он выступает не как судья, а как посредник в проблемах семьи, исходя прежде всего из задач лечения ребенка, болезнь которого в немалой степени обусловлена неблагоприятно сложившимися семейными отношениями. В этом значении врач поддерживает желание родителей нормализовать обстановку в семье и вылечить ребенка, что уже само по себе выполняет интегрирующую роль в восстановлении нарушенных семейных отношений. Особого внимания заслуживает позиция родителя, который не посещает врача и отрицательно относится к лечению ребенка. При доминировании в семье он может свести на нет психотерапевтическое воздействие врача. Нередко против обращения за помощью выступают отцы, расценивая это как вмешательство, подрывающее их мужской авторитет. Своевременное обсуждение с обоими родителями необходимости лечения ребенка предупреждает подобное отрицательное отношение. По отношению к лечению всех родителей можно разделить на две группы. Одни придают серьезное значение нервно- психическому здоровью своих детей и обеспокоены их состоянием. В такой роли часто выступает мать, сама страдающая неврозом и испытывающая чувство вины за возникновение болезни у ребенка. Другие приводят детей на прием только по настоянию специалистов, не осознавая своей ответственности. Эти родители формально относятся к рекомендациям врача. В этих случаях от него требуется немало такта и умения, чтобы заинтересовать родителей в оказании всесторонней помощи ребенку, чему способствует обоснованный врачебный прогноз о его дальнейшем неблагоприятном личностном развитии.

Успешность подобной коррекции отношения родителей в значительной мере зависит от их культурного и нравственно-этического уровня. Осложняют семейную психотерапию паранойяльный настрой у родителей, авторитарные, истерические и эгоцентрически- защитные черты их личности, неспособность к эмоциональному сопереживанию, скупость, «товарный фетишизм», негибкость мышления, нетерпеливость и неустойчивость характера. Родители с паранойяльным настроем с недоверием относятся к психотерапевтическому, в своей основе психологическому методу лечения, настороженно воспринимают действия врача и не допускают его к обсуждению проблем семьи и отношений с ребенком. Это становится понятным, если учесть, что и дома родители с паранойяльным настроем находят во всем недостатки у ребенка, нетерпимы к ним, не доверяют его опыту, возможностям и потребностям, бескомпромиссны и чрезмерно настойчивы в осуществлении своих требований. Нередко этот настрой выражается тревожно-мнительным недоверием к возможности оказания эффективной помощи ребенку, который представляется неизлечимо больным, а постепенное улучшение его состояния в процессе психотерапии оценивается как временное, ненадежное и не заслуживающее внимания. Подобное отношение родителей к возможностям психотерапии является наиболее существенным препятствием для ее проведения.

Авторитарные родители склонны сами предопределять тактику психотерапии. Как и родители с паранойяльным настроем, они излишне требовательны к врачу, нередко переходят от одного врача к другому в поисках «чудодейственного» доктора, но сами не способны изменить отношения и уклоняются от критического рассмотрения своих проблем. То же относится к родителям с истерическими чертами личности, которые к тому же нередко требуют к себе большего внимания, чем к ребенку, и рассчитывают на исключительно эффективные, с их точки зрения, гипносуггестивные методы психотерапии. Эгоцентрически-защитные установки в отношении психотерапии заключаются в опасениях и страхе утратить влияние на ребенка в процессе уменьшения его невротической тревожно- мнительной зависимости от родителей, когда у них отпадает потребность в избыточном беспокойстве и гиперопеке и они остаются «один на один» со своими собственными неразрешенными личностными проблемами, маскирующимися в настоящем невротическим состоянием ребенка.

Это те случаи, когда родители прекращают лечение не в силах «расстаться» с представляющими часть их «я» и проецируемыми на ребенка страхами и тревогами, когда они панически боятся приходить к врачу, опасаясь уменьшения гиперопеки, когда они не хотят лишиться своих родительских амбиций, способствующих нервно-психической перегрузке ребенка. Кроме этого, беспокойство по его поводу нередко выступает как единственно приемлемая форма согласия между родителями, своеобразный вид эмоциональной коммуникации в семье. Эмоциональная неотзывчивость родителей, как и их скупость, эгоцентризм, индивидуалистическая направленность, проявляется в отношении к просьбам врача принести предметы рисования и игры для использования в занятиях с их ребенком.

Как правило, они «забывают» эту просьбу, в чем проявляются эмоциональная «глухость» к запросам ребенка и нежелание, чтобы игрушками пользовались другие дети. Эти же родители обычно не приглашают в гости к своему ребенку сверстников, опасаясь заражения инфекционными заболеваниями, шалостей, шума, повреждения вещей и игрушек. Последняя группа «ненадежных» в плане семейной психотерапии родителей — это неустойчивые и нетерпеливые в эмоциональном и характерологическом отношении лица, неспособные как осознать и оценить по достоинству задачи планомерного лечения ребенка, так и выдержать сам процесс психотерапии. Другая крайность представлена слепым согласием с советами психотерапевта, которые родители не в состоянии осуществить на практике.

Это может оказаться ловушкой для врача, привыкшего к директивной манере обращения с больными. Во всех случаях отношение родителей к задачам семейной психотерапии является индикатором их отношений к ребенку и не только имеет диагностическое значение, но и показывает всю сложность осуществления на практике психотерапевтической работы с семьей. Как правило, родители не понимают истинных причин заболевания ребенка, и необходимо в тактичной форме сделать так, чтобы они приняли концепцию врача и испытывали желание перестроить некоторые из своих отношений.

Однако это еще должно найти свое практическое выражение, для чего требуются достаточно продолжительное время и определенное обучение родителей. В некоторых случаях тревожные и пессимистически настроенные родители, разочаровавшиеся в медицине и не верящие в то, что когда-нибудь их ребенок будет здоров, сами нуждаются в соответствующем внушении. Каким бы ни было установочное отношение родителей, врач подчеркивает при первой совместной беседе необходимость тесного сотрудничества с ними, что во многом является залогом успешности лечения их ребенка. К положительному настрою и успокоению родителей приводят вдумчивое и целенаправленное участие психотерапевта в проблемах семьи и предоставление условий для индивидуального изложения ими своих затруднений, что облегчает процесс психотерапии.

Это существенно, если учесть, что родители обращаются за помощью, когда не могут справиться с проблемами воспитания и отношения в семье носят конфликтный характер. Однако, надеясь на врачебную помощь, они иногда рассчитывают на психотерапевта, как на «тягловую силу», с помощью которой можно вывести их астенизированного ребенка на прямую дорогу родительских амбиций. Мы неоднократно убеждались в таких случаях в кратковременности лечебного эффекта, когда после проведения гипнотерапии и общеукрепляющего лечения у детей через некоторое время появлялись те же симптомы, что и раньше, и все повторялось снова, как в известной сказке. Поэтому мы во все большей степени стали связывать эффективность психотерапии с предварительным согласием родителей в отношении снятия перегрузок у ребенка. Этика врача не позволяет прекратить лечение при невыполнении родителями его рекомендаций, но при этом заранее указывается на ожидаемый недостаточный эффект психотерапии, обусловленный не квалификацией врача, а наличием постоянной психотравмирующей и истощающей нервные силы ребенка ситуации.

В таком случае проводится симптоматическое лечение, исключаются гипнотерапия и групповая психотерапия, приносящие лишь временное улучшение. Иногда родители несогласны с мнением врача и не приходят на следующий прием. Как правило, у них выражены изменения личности, и психотерапия здесь была бы малоэффективной. Некоторые родители требуют незамедлительного исцеления ребенка, сами же остаются пассивными и обвиняют врача в недостаточной эффективности лечения. Небесполезно тогда убедить их в том, что невозможно заменить ослабленный организм ребенка, и речь может идти только о постепенном его укреплении при соответствующем настрое в семье. Лучшим средством коррекции ригидных установок родителей будет достижение улучшения в состоянии ребенка, когда у них возрастают заинтересованность в его лечении и восприимчивость к советам врача. Если же их отношение не меняется и они продолжают эксплуатировать ребенка в угоду своим завышенным притязаниям, то психотерапевтический прогноз становится особо неблагоприятным.

Во всех случаях ввиду усложнения требований к социально- психологической адаптации детей все более актуальным является участие врачей-специалистов и психологов в осуществлении широкой программы психопрофилактической и психогигиенической работы с семьями, не справляющимися с проблемами воспитания. В этом значении психотерапия представляет собой одну из эффективных моделей развития творческих ресурсов и возможностей личности и своевременной коррекции кризисных ситуаций в ее формировании.

Психотерапевт учит родителей более внимательно относиться к духовным запросам детей, замечать и развивать положительные ростки созидательной активности, более адекватно соразмерять требования с психофизиологическими возможностями организма детей и активно формировать общественную направленность их личности. Семейные обсуждения результатов обследования обычно предшествуют психотерапии детей. При далеко зашедшем конфликте родителей, их «эмоциональном разводе» она несколько опережает обсуждения, так как улучшение в состоянии детей положительно влияет на характер семейных отношений, иногда приостанавливая дальнейшее развитие семейного конфликта. Требуют психотерапевтической помощи в первую очередь не те родители, которые открыто конфликтуют между собой, а те, которые под маской «дружных» отношений скрывают неприязненные чувства друг к другу, вымещая их на ребенке. При конфликте по поводу воспитания более целесообразно его обсуждение с обоими родителями, которые легче в таком случае приходят к общему согласию с врачом.

При изолированном конфликте в области супружеских отношений обсуждения проводятся раздельно, в то время когда родители поочередно приходят с ребенком на психотерапевтический прием и когда его эффективность прямо связывается с эмоциональным микроклиматом в семье. Обычно раздельное обсуждение начинается с доминирующего в семье родителя. При большей привязанности к нему ребенка разрешение проблем семьи оказывается более успешным.

В большинстве случаев этим лицом является мать, но если дети, особенно девочки, привязаны к отцу, то больший эффект будет от их совместного посещения врача, в то время как мать параллельно получает лечение и подключается к психотерапии ребенка по мере улучшения ее состояния. Семейные обсуждения результатов обследования начинаются с изложения родителями своей точки зрения на причины возникновения нервного состояния у ребенка.

Нередко отмечая отдельные недостатки в воспитании, особенно эмоциональную неустойчивость и непоследовательность, они не понимают истинных причин невротического состояния детей, но, тем не менее, переживают создавшееся положение и испытывают чувство вины. Этого нельзя сказать об авторитарных родителях, считающих упрямство и «своеволие» детей единственным источником конфликтных отношений с ними.

Выслушав родителей, врач излагает свое мнение о причинах возникновения невроза у ребенка. Подчеркиваются факт заболевания не только ребенка, но и взрослых членов семьи и серьезность создавшегося положения. Показывается конкретная связь невротических нарушений с психотравмирующей ситуацией в семье и характерологическими особенностями родителей. Отмечается, что их повышенные и противоречивые требования не соответствуют реальным возможностям и потребностям детей, а невозможность реализации является главным источником конфликта между родителями и детьми.

Обсуждается тенденция некоторых родителей компенсировать на детях взаимно обусловленные чувства внутренней неудовлетворенности и напряжения. При беседе не используются оценочные суждения типа порицания и обвинения в адрес матери и отца, проводится поиск положительных моментов в семейных отношениях как педагогической перспективы в психотерапии. Последующая активность родителей свидетельствует об актуальности затронутых проблем. Постепенно в беседе возникает диалог, переходящий в дискуссию, целью которой являются поиск и согласование общей точки зрения на воспитание, вначале по второстепенным, а затем и по главным вопросам.

Этому помогает определенная техника дискуссии, которая проводится на паритетных началах в спокойной и непринужденной обстановке.

Подчеркиваются роль обоих родителей в психотерапии, необходимость тесного сотрудничества с врачом. Рекомендуется воздерживаться от дальнейших обострений семейных отношений, какими бы ни были их причины. В дискуссии врач придерживается активной позиции, но не применяет директив и предписаний. Она направляется так, чтобы характер обсуждаемых проблем, положительные примеры из клинической практики подсказывали родителям пути их решения. Обсуждение ряда проблем только намечается, но не завершается, что вызывает неизбежные вопросы со стороны родителей, усиливает их заинтересованность в совместном поиске решения кризисной ситуации. Оптимальная стратегия психотерапевта заключается в том, что он разделяет тревоги семьи, ненавязчиво участвует в ее опыте и постепенно улучшает структуру семейных отношений не замещением семейных ролей, а интегративным влиянием своей врачебной функции. В итоге дискуссии достигается общая точка зрения на причины невротического заболевания ребенка и на способы его лечения.

При этом главным является изменение отношения к ребенку как к неспособному внести позитивный вклад в разрешение семейных проблем. Нередко подобное отношение родителей говорит о их нежелании или неспособности наладить эмоциональный контакт с ребенком. Следует не только реабилитировать его в глазах родителей, но и адаптировать их к нему в результате изменения отношений и улучшения нервно- психического состояния самих родителей. Перестройке семейных отношений способствует сообщение конкретных данных обследования, в том числе полученных с помощью тестов и гомеостата.

Для ригидных родителей это нередко более убедительно, чем анализ их личностных отношений по данным клинического интервью и наблюдения. Полезно обобщение и данных обследования других семей. Согласно опроснику PARI, матери при неврозах у детей в отличие от матерей в контрольной группе не склонны побуждать детей к осознанию возникающих проблем взаимоотношений и высказыванию своего мнения, они меньше общаются с ребенком на равных, плохо развивают его активность и не устанавливают с ним товарищеские отношения.

Вместо этого матери пытаются управлять ребенком на расстоянии, нетерпеливо требуя от него то, что можно было осуществить наглядным, непосредственным опытом взаимодействия. В этически доступной форме анализируются и особенности выделения родителями черт характера детей из составленного нами списка в 360 черт. Родители детей с неврозами (127 человек) в отличие от родителей контрольной группы (262) значительно чаще (t=9,63, р<0,001) обнаруживают в восприятии характера своих детей отрицательные оценки, что говорит о наличии межличностного конфликта в отношениях с ними. По сравнению с девочками более неблагоприятно оцениваются, особенно матерями, черты темперамента и характера мальчиков, подчеркивая тем самым большую патогенность семейных аспектов их существования в изучаемых нами семьях. В контрольной группе подобные отличия отсутствуют.

Если родители контрольной группы по мере увеличения возраста детей улучшают их характерологическую оценку, то при неврозах у детей родители не меняют своих отрицательных оценок, что указывает на затяжной и неразрешимый конфликт в отношениях с детьми.

Это также свидетельствует о негибкости родителей, их неспособности перестроить свои отношения, в частности с подростками, и об определенной фатальности во взгляде на детей как на неспособных оправдать их требования и надежды. В то же время сами родители неосознанно создают ряд проблем во взаимоотношениях с детьми, проецируя на них свои внутренние напряжения и конфликты. Подтверждением этому служит наличие прямой зависимости между уровнем нейротизма родителей и отрицательным характером восприятия их детей.

Так, родители со средним и выраженным уровнем нейротизма чаще определяют своих детей как эмоционально подавленных, возбудимых и конфликтных, чем родители с низким уровнем нейротизма (различия статистически достоверны). В свою очередь, чаще считают детей тревожными интровертированные, а не экстравертированные матери, отцы — наоборот (различия в обоих случаях достоверны). Анализ связи оценок по шкалам опросника с типами темперамента родителей показал, что наиболее благоприятно складываются отношения между родителями и детьми при сангвинических чертах темперамента.

У родителей с холерическими и флегматическими (меланхолическими) чертами темперамента больше отрицательных оценок в восприятии детей. Как видно из приведенных выше данных, родители в изучаемых нами семьях имеют обыкновение приписывать детям свои личностные проблемы, незримо обвиняя их в сложившейся конфликтной ситуации в семье. В отличие от родителей врач при обсуждении результатов обследования не возлагает ответственность за создавшееся положение на одного из членов семьи, раскрывая взаимосвязанный характер ее проблем. Безотносительно к тому или иному родителю показывается происхождение затруднений в отношениях с ребенком и намечаются пути их устранения.

Подчеркивается необходимость согласованного участия обоих родителей в вопросах воспитания, уменьшения излишней строгости и принципиальности, предоставления детям большей самостоятельности и возможности для эмоциональной разрядки, игр, движений. Рекомендуются непродолжительные прогулки ребенка с одним из родителей перед сном, что способствует их сближению. Обращается внимание на необходимость последовательности в родительских решениях и устранения препятствий для эмоционального контакта детей с кем-либо из членов семьи. Отмечается нежелательность резкого ограничения психомоторной активности детей и изоляции от общения со сверстниками. Разъясняется психотерапевтическое понимание лечебно-охранительного режима, отражающего определенную активность ребенка вместе с соответствующими его возможностям требованиями родителей. Некоторым из них трудно сразу перестроить свое отношение к детям, и большое количество советов может дезориентировать их.

Поэтому мы не стремимся сразу и исчерпывающим образом ответить на все вопросы, так как есть риск обесценить позитивный опыт родителей и узурпировать их семейную роль. То же относится к конфликтам в сфере супружеских отношений, когда обе стороны хорошо изучили свои сильные и слабые стороны и умело пользуются ими. В данной ситуации мы ограничиваемся замечаниями об отрицательном влиянии супружеского конфликта на успешность лечения. Тем самым на подобное отношение родителей накладывается незримый запрет, оказывающий положительное влияние на последующую динамику супружеских отношений, так как родители уже не так аффективно-заостренно реагируют друг на друга и чаще, чем раньше, находят взаимоприемлемые решения. Кроме того, врач как посредник в конфликте непроизвольно принимает на себя часть эмоционального напряжения супругов в процессе индивидуальных бесед с ними и оказания им в дальнейшем параллельной с детьми психотерапевтической помощи.

Существенным является и выполнение обоими родителями рекомендаций врача, что служит способом интеграции отношений между ними. Положительным фактом будет также выравнивание статусных различий в семье вследствие равного внимания врача к мнению обоих родителей, что нередко повышает участие отца в решении семейных проблем и его чувство родительской компетентности. Прекращение хронического конфликта родителей с детьми и перестройка их отношений не всегда возможны при однократном собеседовании. Поэтому параллельно с психотерапией детей проводятся дополнительные беседы с приходящими поочередно на прием матерью или отцом и в некоторых случаях с бабушками и дедушками. Беседы проводятся в то время, когда дети выполняют задания врача.

Возрастающая активность родителей, откровенность и заинтересованность в результатах лечения ребенка делают эти беседы необходимым условием его успешности. В результате семейных обсуждений происходит выравнивание отношений между родителями и изменение их взглядов на воспитание. В то же время у детей после нескольких сеансов направленной индивидуальной психотерапии наблюдается уменьшение остроты невротического состояния и идиосинкразических реакций в восприятии родителей. Таким образом, обе стороны подготовлены для проведения совместной психотерапии, цель которой заключается в повышении действенности перестройки семейных отношений в условиях, приближенных к реальным. Совместная психотерапия больного и родителей осуществляется на последующих приемах, когда обсуждается динамика лечебных изменений и отношений между ними. Главное здесь — открытое рассмотрение явных и назревающих конфликтных ситуаций в семье.

Каждый из участников беседы может выразить свою точку зрения, в то время как врач поддерживает это стремление и способствует рациональному разрешению семейных конфликтов. Часто родители предпочитают говорить о проблемах отношений с ребенком в его отсутствие. Если это допустимо при первых встречах, где ребенок также раскрывает перед врачом свои интимные переживания, то в дальнейшем необходимо совместное рассмотрение динамики лечения и конфликтных ситуаций. Бесконфликтная манера поведения врача, отсутствие предвзятости и сбалансированный характер оценок, вера в возможность налаживания позитивных отношений передаются участникам беседы и способствуют их эмоциональному сближению. Родители, взаимодействуя с врачом, во многом перенимают его стиль отношений с ребенком, внимательный, вдумчивый, откровенный и доброжелательный подход к решению семейных проблем. Врач в отличие от родителей не торопит и не осуждает ребенка, не стремится наклеить на него ярлык «плохого» или «безнадежного», а находит у него положительные, иной раз незаметные внешне изменения, одобрительно относится к детской непосредственности и активности, желанию наладить отношения с родителями. При первых совместных встречах больше говорит родитель, излагая свои жалобы и проблемы во взаимоотношениях с ребенком.

Врач не обеспечивает его безоговорочной поддержки, а пытается привлечь детей к доступному для них обсуждению затрагиваемых вопросов. При последующих визитах родитель все более ориентируется на тактику врача и предоставляет большую активность ребенку. Привлечение внимания матери и отца к позитивному процессу улучшения в состоянии больного способствует изменению их отношения к ребенку как неспособному к каким-либо переменам. Подчеркивается паритетная с врачом роль родителя в процессе психотерапии. Тем самым ему выдается психотерапевтический «аванс», который он стремится оправдать в совместном с врачом поиске путей разрешения проблем семьи. После беседы ребенку предоставляется возможность самостоятельной игры.

Затем игра проводится вместе с родителем и врачом. Темы для совместной игры могут быть самыми разнообразными, но инициатива в их выборе вначале принадлежит больному, тогда как родитель и врач создают эмоциональный фон для игры и участвуют в ней «на равных» с ребенком, т. е. являются его партнерами. Как правило, ролевые игры проводятся в виде импровизации на ту или иную тему, предложенную поочередно больным, родителем и врачом. У детей младшего возраста применяются управляемые куклы, изображающие детей, взрослых, сказочных персонажей. Игра может происходить за небольшой ширмой, по обе стороны которой располагаются участники.

Облегчение процесса принятия ролей и достижение сыгранности в игровой триаде позволяют по общему согласию воспроизводить некоторые проблемы семейных взаимоотношений. После обсуждения той или иной конкретной семейной ситуации совместно распределяются роли, и игра отражает ее с известной долей условности и в более гибкой манере взаимодействия, чем в повседневной жизни. В серии игр родители и дети меняются ролями, что способствует развитию у всех членов семьи навыка не только руководства, но и подчинения, помогает лучше осознать отрицательные стороны существующих взаимоотношений.

Эту же цель преследует создание врачом оптимальной модели семейных отношений в виде показа в игре возможных путей решения конфликтных ситуаций. Таким образом, врач не говорит родителям, как поступить и что делать для выхода из критических ситуаций, а предлагает наглядные модели их решения. После неоднократного совместного проигрывания отношение родителей приближается к отношению психотерапевта.

В этом случае совместную игровую деятельность можно рассматривать как обучающий эксперимент. Ценным является проведение аналогичных игровых сеансов в домашней обстановке, без врача, когда они уменьшают вероятность появления межличностной напряженности и позволяют родителям и детям общаться «лицом к лицу». В дальнейшем, при необходимости, родители получают курс гипнотерапии параллельно с детьми. Широко практикуются групповая система аутотренинга для родителей и медикаментозное лечение.

Следует остановиться также и на конфликте из-за приготовления уроков. Родители заставляют детей неоднократно переписывать домашние задания, поскольку им кажется, что у детей не тот почерк, что они не то и не так запомнили, вообще не выучили уроки и не смогут быть примером для других. До прихода родителей дети не могут сосредоточиться на задании, так как привыкли все делать под давлением, одновременно испытывая страх не успеть или не выполнить урока так, как нужно. Положение усугубляется распространением страха в отношении некоторых учителей. В этой связи следует упомянуть о мальчике 10 лет, которого отец наказывал за малейшую оплошность, особенно за недостаточную скорость решения задач.

Страх перед отцом перешел на идентифицируемого с ним учителя математики, чем объяснялись неуверенность, скованность и страх при ответах, болезненная реакция на замечания к незавершенные контрольные работы.

Страх перед учителем был снят после беседы с отцом, перестройки его отношения и совместных проигрываний проблемной школьной ситуации, когда сын исполнял роль учителя, отец — сына (ученика), врач — остальные роли. Последующее самостоятельное приготовление школьных заданий в поликлинике при поддержке врача окончательно устранило страх перед отцом и учителем. У мальчика улучшилось общее состояние, прекратились головные боли, кошмарные сновидения, значительно возросла успеваемость.

При далеко зашедшем конфликте родителей с детьми, упрямстве и негативизме с обеих сторон рекомендуется предоставление детям при «поручительстве» врача полной самостоятельности не только в приготовлении уроков, но и в повседневной жизни.

Тогда и родители, и дети убеждаются в крайностях своих предшествующих отношений. Подобным экспериментом нельзя злоупотреблять, но он может быть полезен в качестве дополнительного способа перестройки отношений в семье.

После совместной психотерапии родители более спокойно, внимательно, адекватно и последовательно относятся к детям. Как родители, так и дети могут лучше представить себя на месте друг друга, понять и изменить в нужную сторону свои отношения, что позволяет успешнее провести дальнейшую индивидуальную психотерапию больного. Таким образом, в процессе семейной психотерапии последовательно решаются проблемы семьи посредством коррекции отношений между родителями, взаимоотношений детей и родителей и оказания им всесторонней психотерапевтической помощи. Объединяющим семью фактором является совместная деятельность всех ее членов, направленная на лечение ребенка.

Успешность лечения связывается с наличием ряда предварительных условий, которые в качестве явных и незримых предписаний оказывают положительное воздействие на динамику супружеских и родительских отношений.

Уменьшение или прекращение конфликта между родителями происходит в результате: 1) осознания ими психогенных источников заболевания ребенка и взаимообусловленного характера семейных проблем; 2) паритетного участия в лечении ребенка; 3) выполнения одних и тех же рекомендаций врача; 4) обязывания соблюдать «бесконфликтный мораторий» как необходимое условие успешного лечения ребенка; 5) переключения внимания на проблемы взаимоотношений с ребенком и непроизвольное использование врача для отреагирования ранее имевших место конфликтных напряжений; 6) оказания им индивидуальной психотерапевтической помощи; 7) подкрепления позитивных сдвигов в их отношениях улучшением в состоянии ребенка. В итоге основные положения семейной психотерапии выглядят следующим образом: 1) психотерапевтическое содействие всем членам семьи в разрешении их проблем в процессе сотрудничества с врачом; 2) осознание родителями причин невротического заболевания ребенка и формирование у них соответствующего психотерапевтического настроя; 3) интегрирующая позиция врача в семейном конфликте; 4) совместные обсуждения с родителями задач психотерапии; 5) очередность их последующих посещений врача; 6) параллельная психотерапевтическая работа с детьми и родителями; 7) перестройка их отношений при совместной психотерапии и практическое обучение адекватным формам межличностных отношений.

Глава 5.

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Основные методики индивидуальной психотерапии представлены в виде разъясняющей, рисуночной, игровой и гипносуггестивной психотерапии.

Схематично можно наметить следующую последовательность задач, решаемых в процессе психотерапии: 1) контакт с больным, его успокоение, создание доверия к врачу и методу лечения; 2) уменьшение остроты личностной реакции на невротическое заболевание; 3) эмоциональное отреагирование и снятие реакций страха; 4) разрешение невротического конфликта; 5) укрепление психофизиологических возможностей; 6) устранение патологических стереотипов реагирования, в том числе защитного типа поведения, принятие себя и других через сбалансированную и более зрелую систему оценок и суждений; 7) обучение навыкам адаптивного взаимодействия. Практически невозможно вернуть больного на предшествующий заболеванию уровень реагирования, так как даже в период болезни продолжается развитие психических функций.

Устраняя искажения на пути формирования личности, психотерапевт не возвращает ребенка на прежний этап развития, а актуализирует возможности его ближайшего личностного развития. Адаптация ребенка к оптимальному образу «я» происходит успешнее при практическом обучении новым взаимоотношениям и при суггестивном подкреплении улучшения одобрением, похвалой, наградой. Психотерапевтический процесс происходит в период времени, когда у больного и его родителей проявляются наибольшая заинтересованность и активность в лечении. Необходимо в полной мере использовать этот период для проведения основных психотерапевтических мероприятий. Предварительно можно только наметить продолжительность лечения, так как неизвестны возможности больного и его способности к переменам. В острой стадии невроза показаны методики, позволяющие прежде всего отреагировать психическое напряжение.

С этой целью применяются рисунки, спонтанная и определенным образом направленная игра, устраняются перегрузки, даются психогигиенические рекомендации. После уменьшения актуальной невротической симптоматики показаны разъясняющие, корригирующие и стимулирующе-тренировочные методики психотерапии. В их клинически обусловленном сочетании заключается дифференцированность психотерапевтического воздействия.

Использование методик психотерапии вместе с лекарственной терапией позволяет говорить о комплексном характере лечения. Своевременное назначение общеукрепляющих и дегидратационных средств уменьшает проявления церебральной астении, улучшает концентрацию внимания и создает лучшие предпосылки для психотерапии. В отношении транквилизаторов и антидепрессантов вопрос обстоит сложнее. Часто они создают видимость улучшения, искусственно заглушая или стимулируя активность больного. Лекарства не влияют на психогенную сущность невротического заболевания, не устраняют психологическую мотивацию внутреннего конфликта и, кроме того, могут осложнять проведение суггестивной, игровой и разъясняющей психотерапии. Транквилизаторы используются при наличии органически обусловленной расторможенности и гиперактивности. В этом случае лучше действует меллерил (сонапакс). В остальных случаях, особенно при наличии невропатии, целесообразно назначение настоев трав.

Особенностями медикаментозного лечения являются его длительность (1,5 мес.), постепенное увеличение и уменьшение терапевтической дозы и суггестивное подкрепление приема лекарств. Физиотерапевтические методы, включая ионофорез, воротник по Щербаку и т. д., не дают эффекта при неврозах и показаны при сопутствующих расстройствах.

Психотерапия как часть культурного наследия человечества была и остается выражением индивидуального мастерства врача, его филигранной работой, не терпящей поточного и некритического применения, тем более что в повседневной работе ему приходится иметь дело с больными разного возраста. Однако это создает определенные трудности, и в последние годы мы стремимся назначать дошкольников, младших школьников и подростков в разные дни, когда легче объединить детей одного возраста для совместной игры или обсуждения. Успешность лечения зависит не только от вовлеченности пациента в процесс психотерапии, но и от умения врача раскрыть конфликтные сферы переживаний и создать психотерапевтические модели их разрешения в виде игры или обсуждений. Важно, чтобы дети овладели навыками адаптивного общения и убедились на практике в своей способности справляться с внутренними напряжениями и конфликтами. Психотерапия изживает себя при превышении врачом полномочий, безоговорочном навязывании мнений и оценок, недоучете индивидуальности ребенка, попытках нивелировать его темперамент, устранить эмоциональность и чувствительность, сделать его одного ответственным за проявление заболевания.

Повторение психотравмирующих условий жизни ребенка наблюдается и там, где врач прямолинейно пытается лишить его восприятие непосредственности и цельности, резко изменить преобладающий у него невербальный, первосигнальный способ отражения действительности. Невротическое заболевание имеет свои особенности динамики, отражающие проблемы личностного становления. Происходящие при этом борьба мотивов, поиск выхода из психотравмирующей ситуации не могут быть заменены однозначным и категоричным мнением врача в тот период, когда больной еще не подготовлен к нему и сам стремится найти приемлемое решение. В этом случае более целесообразны разъяснение, обсуждение, поддержка, совместный поиск решения, чем внушение и гипноз.

Доброжелательная и терпеливая манера поведения врача, создание в процессе общения с больным психотерапевтической атмосферы оптимизма, жизнерадостности, непосредственности, искренности и доверия способны оказать большее влияние, чем попытки устранения переживаний и перевоспитания без глубокого анализа проблемной ситуации и поиска наиболее естественных путей ее разрешения. Необходимым условием психотерапии является наличие эмоционально положительных отношений с больным. У дошкольников этому может препятствовать чувство страха перед врачом, у подростков — настороженность в отношении его действий. Относительно легче контакт устанавливается в 6—11 лет, когда в наибольшей мере проявляются возрастные механизмы идентификации и внушаемости.

Затруднения в нем возникают у чрезмерно опекаемых, загруженных и тревожно привязанных к матери или бабушке детей. В этой связи можно сказать о девочке 5 лет с относительно нетяжелым заиканием. Ее приводил на прием мягкий по характеру и не пользующийся влиянием в семье отец. Необщительная, властная, недоверчивая и тревожная мать полностью подчинила себе дочь, настороженно воспринимая любые ее контакты вне дома, включая приемы у врача.

Она принципиально не выполняла передаваемые мужем советы врача. Отрицательное отношение матери к врачу передалось дочери, приостановив и нейтрализовав эффект ее лечения. Чаще всего прерывают лечение девочки с истерическим неврозом, что говорит об их эгоцентризме, неспособности делиться с психотерапевтом своими переживаниями, о нежелании принять ответственность за свое поведение и перестроить его согласно требованиям действительности. Определенное значение имеет и пол врача, так как эмоциональное блокирование отца девочки в семье может быть одним из проявлений неприятия всего мужского и распространиться на врача-мужчину в виде настороженно-недоверчивого и негативного отношения. Отрицательное отношение к лечению может быть спровоцировано бесцеремонным вмешательством врача в интимную жизнь детей и подростков, воспринимаемым ими как угроза изменения их «я», к которому они еще не подготовлены психологически и которого боятся как всего нового и неизвестного.

Поскольку межличностный контакт с детьми, страдающими неврозами, идет через фазу упрочения эмоциональных отношений и идентификации с врачом, особого внимания требуют дети, имеющие проблемы в эмоциональном контакте с родителями. В неполной вследствие развода родителей семье отсутствие стабилизирующего и социализирующего влияния авторитета отца неблагоприятно отражается на формировании личности детей и подростков, что видно из проведенного нами сравнительного исследования юношей и девушек (15—17 лет) из полных и неполных семей.

Статистически значимые различия между ними получены по ряду факторов характерологического опросника Кеттэла (форма «С»). У обследуемых из неполных семей меньше сила «я», большая эмоциональная нестабильность и личностная незрелость, повышена эмоциональная чувствительность, они более пассивны, робки, пугливы, нерешительны. Эти нарушения обусловлены не только отсутствием идентификации с отцом, но и замещающим влиянием матери, нередко избыточно продолжающей опекать своих взрослеющих детей.

Отсутствие доступной модели поведения, соответствующего полу, приводит к затруднениям в общении у юношей, не пользующихся, по данным социометрии, популярностью среди сверстников. Наибольшие затруднения они испытывают при общении с девушками, идеализируя их и находясь в тревожной зависимости от их расположения. Как это отражается на возникновении последующих проблем в браке, мы уже видели ранее. Из изложенного следует, что подростки-мальчики из неполных семей нуждаются в более ощутимом руководстве и авторитете врача-мужчины, выступающего в роли наставника, развивающего их собственную активность, веру в себя и утверждение себя как представителя мужского пола.

У женщины-врача, более психотерапевтически ценной, может оказаться эмоциональная коммуникация с подростком, выступающая как модель развития его общения с другим полом. Заслуживает внимания тактика врача в работе с мальчиками, проявляющими агрессию по отношению к матери. Агрессия возникает у мальчиков, похожих внешне на отца, но лишенных в силу разных причин общения с ним и его защиты. Недостающую роль отца безуспешно пытается выполнять мать, имеющая много неразрешенных личностных проблем, часто беспомощно- инфантильная в вопросах воспитания и незрелая в своем чувстве материнства. В известном смысле она не любит и не принимает мальчика из-за его сходства с отцом, с которым у нее неприязненные отношения.

Матери не только отвергают самостоятельность, настойчивость и упорство сына, но и передают его в первые годы жизни на воспитание своим родителям, которые обычно во всем идут ему навстречу. И в дальнейшем мальчик не только не получает необходимой ласки и тепла со стороны матери, но и мешает ей в осуществлении более важных жизненных целей. Ее эмоциональное напряжение, раздражение и недовольство передаются сыну и вместе с нарастающим у него чувством обиды и досады ведут к появлению не всегда внешне мотивированных вспышек гнева и ярости по отношению к матери.

Они заканчиваются бурным раскаянием, плачем, обвинением себя в случившемся, заверениями в любви и вынужденным ответным признанием матери. Катарктическая разрядка временно снимает напряженность во взаимоотношениях, пока все не повторяется снова. В рассмотренном случае агрессивность можно расценить как следствие конфликтного напряжения в отношениях с эмоционально непринимающей матерью, замещающей отца и препятствующей общению с ним. Психогенно спровоцированные приступы агрессии представляют собой бессильные попытки устранить эти препятствия. Здесь сын, по существу, ставит себя на место отца, проявляя несвойственный ему отклик на психотравмирующее отношение матери, которое с трудом поддается перестройке, поскольку у нее уже сформировался взгляд на сына «как на безнадежного». Вместо конструктивного диалога мать готова избавиться от сына, стремясь помест

ить его в больницу, после которой между ними возникает непреодолимая стена недоверия, обиды и вражды. Большего эффекта можно достичь, если врач соглашается с серьезностью создавшегося положения и привлекает отца для разрешения семейных проблем. Одновременно отмечается необходимость предоставления детям возможностей для эмоциональной и физической разрядки, занятий физкультурой и спортом после лечения. Положительное значение также имеют авторитет мужчины-врача для больного и бесконфликтная модель отношений между ними. Совместные проигрывания с матерью актуальных жизненных ситуаций и их последу

ющие обсуждения помогают изменить ее взгляды на взаимоотношения с сыном и уменьшить внутрисемейную напряженность. В последующем акцент делается на взаимодействии отца с сыном, в процессе которого улучшаются их отношения и повышается авторитет отца в семье. Психологический контакт врача с отцом не должен вызывать эмоциональной изоляции матери. Поэтому заключительные обсуждения лучше проводить с обоими родителями, подчеркивая особенности развития мальчика и принципиально обратимый характер его эмоциональных нарушений. Тем самым создаются предпосылки для успешности последующей индивидуальной психотерапии больного и восстановления его доверия к родителям. Осложняет проведение индивидуальной психотерапии и наличие у детей невротического развития тормозимого круга с тревогой, страхами, неуверенностью в себе и нерешительностью, психосоматическими расстройствами в виде бронхиальной астмы, функциональных нарушений желудочно-кишечного тракта и желчевыводящих путей.

Невротическое развитие тормозимого круга и психосоматические заболевания чаще встречаются у мальчиков, влияние отцов на которых недостаточно, матери же обладают авторитарно-паранойяльными и тревожными чертами характера, чрезмерно опекают и ограничивают сыновей, обязывают выполнять бесчисленные правила и условности, подавляя этим их активность, культивируя зависимость и основанное на чувстве вины послушание. Поэтому мальчики испытывают безотчетное чувство беспокойства при любом, кажущемся или реальном, нарушении предписанного матерью поведения и страх потерять ее расположение.

Вследствие этого они вынуждены еще больше подавлять внешние проявления активности и самостоятельности, страдая от невозможности проявить себя и найти приемлемый выход. Дисстресс, обусловленный блокированием возможностей самовыражения и внутренним напряжением, приводит к расстройству высших нейрорегуляторных функций, что проявляется симптомами вегетососудистой дистонии и функциональными расстройствами конституционально ослабленных систем организма, например судорожными сокращениями мышц лица (тики), тела (гиперкинезы), спазмами бронхов (бронхиальная астма) и желчевыводящего протока.

Возникновение психосоматических нарушений при неврозах усиливает тревожно-депримированный фон настроения, вплоть до появления общей скованности и заторможенности. При психосоматическом эквиваленте невроза в виде бронхиальной астмы своеобразным психическим аллергеном является тревожная коммуникация между матерью и больным.

Обычно речь идет о невротической зависимости мальчиков от тревожной матери, когда их временное разъединение, например в условиях ночного сна, вызывает приступ беспокойства с обеих сторон, заканчивающийся «разрешающим» тревогу функциональным спазмом бронхов. В данном случае достижение эмоционального контакта с больным и возникновение у него чувства безопасности на приеме имеет самостоятельное психотерапевтическое значение, поскольку уменьшается тревожная зависимость от матери и облегчается эмоциональный контакт с отцом.

Последующее ослабление беспокойства у больного происходит в результате направленного использования рисования и игры, позволяющих отреагировать аффекты страха. Далее внушением наяву снимается условно-рефлекторный характер приступов бронхиальной астмы. Достигнутое улучшение закрепляется гипнотерапией вначале в группе, а затем индивидуально. Первые сеансы воспроизводят домашнюю обстановку в проводятся совместно с матерью, последующие — без нее, что ведет к дальнейшему уменьшению взаимообусловленного беспокойства. Рассмотренная тактика построения эмоционального контакта с больным, игровых занятий, внушения наяву, гипнотерапии и параллельной психотерапевтической работы с матерью уменьшает тревожность у нее и ребенка.

Взаимодействие между ними уже не сопровождается генерацией тревоги, что способствует постепенному затуханию приступов бронхиальной астмы. Во всех приведенных случаях затруднения эмоционального контакта с больным устраняются созданием у него заинтересованности в происходящих в процессе лечения изменениях и участием обоих родителей в процессе психотерапии, начиная с периода обследования семьи. Врач всегда помнит, что его исключительный авторитет у больного — это компенсация нереализованного авторитета родителей. Если он излишне привязывает к себе пациента и тревожно-мнительно беспокоится по поводу его здоровья, давая бесчисленные советы и предписания, то подобное отношение напоминает основанную на беспокойстве родительскую гиперопеку. Вместе с излишне частыми визитами это создает у больного эмоциональную зависимость и опасения не оправдать повышенные ожидания врача. Поэтому, несмотря на эмоционально теплые и непринужденные отношения, врач должен соблюдать некоторую дистанцию с больным, сохраняя свой профессиональный престиж и авторитет.

Оправдывая ожидания больного, способствуя его успокоению и снятию остроты невротического состояния, можно легко перейти границу реальности, освобождая его от ответственности и давая ему готовые схемы решения проблем. Следствием этого будут зависимость больного от врача и низкая активность в преодолении имеющихся расстройств. Если врач идет во всем навстречу, компенсируя недостатки семейного воспитания, то рано или поздно он будет вынужден, согласуясь с реальностью, перестраивать свою тактику.

Подобная непоследовательность напоминает ребенку отношение родителей, вызывает эмоциональное охлаждение к врачу и внутренний протест. Оптимальная тактика психотерапии основана на понимании того, что возможности, предоставляемые больному, являются скорее терапевтическим, чем реальным феноменом. Фактически в процессе психотерапии врач воспринимает чувства ребенка, способствует их раскрытию и развитию с учетом индивидуально-личностных и социально-психологических требований. Требования, выражаемые врачом не столько в прямой, сколько в опосредованной форме, соразмеряются с возможностями больного в настоящем и его прогнозируемым улучшением в будущем. По мере уменьшения расстройств психики и укрепления организма создаются условия для перестройки отношений и черт характера.

Необходимо, чтобы в результате психотерапии дети в соответствии с возрастом и состоянием чувствовали ответственность за свое поведение и использовали в полной степени собственные способности и умения. Тогда они будут способны не только правильно понимать и оценивать причины своих поступков, но и корригировать их соответственно своим реальным возможностям и потребностям. В ситуации межличностного психотерапевтического контакта дети все больше дорожат доверием врача и, гордясь его похвалой и своими успехами, начинают больше доверять себе, своим чувствам и действиям. Более того, они боятся огорчить врача, сделать что- либо не так, не оправдать его ожиданий, переживают, что скажут ему, что он о них подумает, как оценит их успехи и промахи.

В ряде случаев появляются чувство вины и рудиментарные идеи самоуничижения в связи с реальной или кажущейся неотзывчивостью в отношениях с врачом, неспособностью справиться с заданиями и т. д. Это отношение воспроизводит невротический способ реагирования, но, что принципиально важно, в управляемой ситуации лечения, когда больному предоставляется возможность эмоционального отреагирования своих переживаний и он обучается адекватному опыту межличностных отношений. Появляющееся в процессе лечения доверие к психотерапевту и адаптация к его личности представляют собой модель восстановления доверия детей к родителям при условии изменения семейных отношений. Психотерапия — это динамический процесс улучшения психического реагирования больного с учетом снятия болезненных проявлений, укрепления ослабленных психических функций и развития индивидуальных возможностей. Подобные изменения не всегда происходят в ограниченное, заранее заданное время, так как у каждого больного есть свой психотерапевтический порог, когда дальнейшее улучшение может быть достигнуто только при условии закрепления полученных результатов и появления новых возрастных возможностей развития.

В обобщенном виде психотерапевтический эффект со стороны больного обусловлен следующими факторами: 1) установкой на помощь и желанием лечиться; 2) верой во врача и применяемый им метод лечения; 3) внушаемостью в ситуации лечения и способностью к переменам; 4) клиническими и характерологическими особенностями; 5) доступным возрасту и реальности отреагированием переживаний, разрешением внутреннего конфликта; 6) восстановлением доверия к себе, согласия со своими чувствами и действиями, увеличением доверия и отзывчивости по отношению к другим; 7) раскрытием себя и развитием чувства уверенности на основе индивидуальных возможностей, нового опыта и овладения навыками адаптивного поведения. В практике индивидуальной психотерапии используются отдельные приемы поведенческой терапии фобий. В качестве примера приведем историю мальчика 4,5 лет, который отказывался заходить в магазин, так как боялся, что двери внезапно закроются и он не сможет выйти обратно. Совместно с матерью была разработана тактика снятия страха. Вначале мальчику показали, как закрываются двери в магазин снаружи и изнутри.

Затем он заходил в магазин с матерью, потом ожидал ее в некотором отдалении и, наконец, заходил один. В другом случае девочка 10 лет панически боялась опоздать в школу. Ее страх прошел после того, как она по совету врача в течение 2 недель постепенно выходила из дома все позже и позже и в конце концов зашла в класс сразу после учительницы. Терапевтический механизм в таких случаях заключается в постепенном и контролируемом сознанием воспроизведении вызывающих страх ситуаций, т. е. десенсибилизации к ним. Приемы поведенческой терапии неэффективны при невротической привязанности к родителям и страхе за их жизнь. При индивидуальной психотерапии существенное значение имеет уточнение характера сновидений. Дети редко говорят о них сами, и необходимую информацию можно получить при рисовании сновидений по заданию врача, совместной игре в куклы и наводящих вопросах. Кошмарные сновидения, несмотря на свое отрицательное эмоциональное звучание, выполняют защитную, десенсибилизирующую функцию, реализуя в символической форме различные жизненные ситуации.

Вместе с тем они, воплощая в аллегорической форме дневные опасения, страхи и надежды, нередко являются своеобразной формой их осознания, что сопровождается страхом повторения подобных сновидений. В кошмарных снах по-своему разрешается травмирующая ситуация, как, например, у девочки 7 лет, болезненно воспринимающей любовь матери к младшему брату: «Мы пришли в зоопарк, а там людоеды, и они съели маму и моего братика». Страх изменения, заболевания реализуется в сновидениях, в которых происходят фантастические превращения (рис. 2). Рис. 2. Страх изменения «я» в кошмарном сне девочки 12 лет «У меня выросли рога»Страх насилия, внезапного воздействия и столкновения добра и зла проявляется в сновидении мальчика 12 лет: «Я в лесу набрел на избушку, на которой было написано — «Добро пожаловать», вошел в нее, и вдруг на меня что-то навалилось страшное — страшнее Бабы- Яги». Неосуществленные желания, разбитые надежды звучат во сне мальчика 9 лет: «Я полетел на Луну, полетал там, а потом корабль упал на Землю и разбился».

Тема безвыходности, обреченности, неотвратимости наказания, отсутствия поддержки и сочувствия отражает травмирующее отношение родителей. Так, девочка 9 лет видит во сне: «За мной погнался деревянный великан с шестью руками, и я от него убежала, но когда прибежала к дому, то он оказался перед ним и закричал: «Ага! Попалась!» — я проснулась и, когда снова заснула, то мне приснилось, что я пошла к другой девочке, а он меня подкараулил и съел!»; девочка 14 лет: «Кто-то за мной погнался, я вбежала в дом и стала звонить по всем квартирам, но никто не открывал. Я добежала до последнего этажа и, услышав, что меня уже догоняют, бросилась вниз и проснулась!»; мальчик 7 лет: «Подходит ко мне Баба-Яга и начинает душить меня, я говорю: «Не убивай, не убивай», — а она «Все равно убью!»; мальчик 6 лет: «С горы падают, падают камни мне на голову, и идет война. Мне страшно». Отсутствие безопасности, ненадежность ближайшего окружения звучит во сне девочки 10 лет: «За мной гнались, я прибежала домой, стала закрывать дверь, а она не закрывается»; мальчика 9 лет: «Отец приходит домой без ноги, мать без глаза». Семейный конфликт отражается в снах типа «Как будто наш дом взорвался», «Кто-то кого- то зарезал». Конфликт с родителями — в кошмарных снах с динозаврами, бармалеями, волками, Бабой-Ягой Страх одиночества, разлуки с родителями проявляется в таких снах: «Цыгане бродят по городу и хотят меня забрать с собой», «Мама от меня уходит, я остаюсь одна», «Прибежали к папе на корабль, а он уже отплывает». Угроза для жизни находит выражение в снах: «Меня хотят убить или задушить, но никогда это не получается», «Черти окружили меня, главный Бес поймал меня и ведет к чертям, чтобы они меня разорвали», «Меня хотели утопить плохие люди». Фатальный страх смерти находит воплощение в следующих снах: «Бандиты схватили меня и убили», «Город затопило, приплыли осьминоги и меня съели», «Как меня, маму и бабушку засыпали землей», «Мы идем с мамой по мосту, а он обрушился, и мы упали». Подобные сны говорят о потере жизненной цели, крахе надежд, жизненной катастрофе. При отсутствии воспоминаний о травмирующем характере сновидений, недопущении их в сознание встречаются пониженный фон настроения, заторможенность и беспокойство.

Рассмотренные сновидения указывают на наличие внутреннего конфликта, состояние эмоциональной неудовлетворенности и беспокойства. Реже встречаются приятные сновидения, в которых, тем не менее, находит свое компенсаторное выражение дефицит основных жизненных потребностей. «Приятный сон, когда я играю с ребятами и дружу с ними», «Я стал учиться в школе на одни пятерки и меня похвалили», «Меня похвалила мама». Радикальное устранение кошмарных сновидений возможно после нормализации обстановки в семье и перестройки отношений детей и родителей. До этого удовлетворительный эффект, помимо выполнения общеизвестных гигиенических мероприятий, наблюдается от применения внушения, облегчающего возможность пробуждения при необходимости и переключающего сновидения на нейтральную или положительную тематику. Если эффект от внушения на первых приемах оказывается недостаточным, то больному дается задание нарисовать сны дома, что уменьшает по принципу десенсибилизации их травмирующее значение. Рисунки вместе с изображенными на них страхами остаются у врача, что усиливает действие ранее сделанного внушения.

Некоторые терапевтически резистентные сновидения после их изображения на рисунке проигрываются в ролях совместно с врачом. При воспроизведении ребенком образа, вызывающего страх, достигается больший эффект от игры. В качестве примера можно упомянуть о девочке 10 лет, панически боявшейся во сне чудовища. Ее отец, к которому она была привязана, злоупотреблял алкоголем, и его измененный образ преломлялся в виде фантастического персонажа. Наличие этой связи не объяснялось, и девочка, по совету врача, сделала дома маску чудовища, которого изображала в совместной игре на приеме. Ей перестали сниться страшные сны, и дальнейшее улучшение состояния было в немалой степени обусловлено перестройкой отношения отца.

В итоге принципы индивидуальной психотерапии могут быть сформулированы следующим образом: 1) тактика психотерапии согласовывается с родителями больного ребенка, обеспечивая этим необходимую помощь с их стороны; 2) выбор методики психотерапии зависит от конкретной ситуации взаимодействия врача и больного, данных клиники и индивидуальных возможностей больного на каждом возрастном этапе его развития; 3) направленность психотерапевтического воздействия сочетается со спонтанностью, что делает его более гибким, естественным в приближенным к жизни; 4) руководство больным основано на паритетности отношений с ним; 5) врач действует вместе с больным, а не вместо него, оставаясь в пределах своего «я», чувствуя и понимая переживания больного; 6) устранение блокирующих невротических механизмов «я», раскрытие и развитие его резервов, восстановление доверия к себе и перестройка отношений со значимыми другими рассматриваются в качестве неразрывно связанных между собой лечебных и педагогических аспектов психотерапевтической коммуникации с больным; 7) в процессе психотерапии достигается взаимная адаптация детей и родителей.

Разъясняющая психотерапия.

Выделение разъясняющей психотерапии носит условный характер, так как она в той или иной мере сопровождает все психотерапевтические действия врача в работе с детьми 5—6 лет и старше. Логически обоснованное разъяснение некоторых причин возникновения невротического заболевания осуществимо у подростков, в отношении которых уже можно говорить о достаточном уровне развития мышления и формировании нравственно-этических категорий. То же относится к разъяснению механизма действия психотерапевтических методик и обсуждению жизненных проблем. Для того чтобы больной мог понять, каким он может стать после лечения (перспектива психотерапии), ему вначале необходимо понять, кто он есть. Последнее невозможно при выраженных признаках заболевания, искажающего восприятие, ведущего к реактивным, защитным установкам и дальнейшим нарушениям в отношениях.

Поэтому, прежде чем перестраивать неблагоприятные личностные особенности больного, необходимо создать адекватное отношение к заболеванию и лечению и уменьшить остроту невроза. Создать адекватное отношение больного к своему состоянию — значит исключить как его недооценку, так и переоценку. В первом случае у детей отсутствует стимул для устранения болезненных изменений и психотерапия лишена смысла. Второй случай представляет ятрогенное утяжеление состояния больного. Совместно с ним врач пытается разобраться в источниках переживаний, помогает осознать некоторые из них. Здесь имеют место два ограничения, а именно: развитие мышления у детей и этические соображения врача. Последнее означает, что врач соглашается с серьезностью переживаний, связанных с отношениями в семье, но избегает осуждения родителей.

С целью конкретизации переживаний, связанных с отношением родителей, мы проводим с больными стандартизированное интервью. Большинство из них отмечают, что родители избыточно заботятся о них, требуют все делать вовремя (т. е. торопят и подгоняют), все время напоминают о том, как нужно себя вести (т. е. лишают непосредственности, порицают и читают мораль), часто беспокоятся, что с ними может что-то случиться (т. е. индуцируют тревогу), постоянно заставляют делать то, что они не хотят (т. е. принуждают), требуют во всем беспрекословного послушания (т. е. зависимого, пассивного поведения), говорят, чтобы они занимались своим делом и не совали нос в остальное (т. е. отстраняют от участия в жизни семьи). В ряде случаев врач просит детей объяснить то или иное отношение родителей и привести примеры.

При затруднениях может быть предложена совместная игра. Отношение родителей не комментируется, но больной чувствует желание врача помочь ему и стремится со своей стороны найти выход из конфликтной ситуации. С этой же целью применяются наборы рисунков (Рене—Жиля, Розенцвейга, оригинальные разработки), где представлены разнообразные, в том числе конфликтные, сферы отношений детей в семье, детском саду, школе и т. д. Обсуждение некоторых рисунков с детьми заканчивается вопросом о том, как бы они поступили на месте того или иного персонажа.

При неадекватном решении ситуаций подсказываются другие пути. Ряд решений предлагается воспроизвести дома в виде рисунка и принести на прием, после чего они могут быть разыграны в ролях. Ценным для диагностики и коррекции отношений является тематический апперцепционный тест (ТАТ), по картинкам которого просят составить первый пришедший в голову рассказ. Эмоциональная окраска рассказов детей, больных неврозами, — грустная, подавленная, пессимистическая.

Часто звучат темы унижения, принуждения, насилия, несчастья, неизбежности и неотвратимости смерти, т. е. обреченности и безысходности. В этом, особенно у подростков, находит отражение неразрешимость личностной ситуации, потеря уверенности в себе, надежности окружения и смысла жизни. Подростки также часто подчеркивают темы разлуки, одиночества, неразделенности чувств и страданий. Психологический «надлом» таких подростков, пессимизм, разобщение с окружающими и уход в себя позволяют расценить их невроз как своего рода эквивалент «коммуникативного суицида» ведущего к эгоцентрически-защитному и депрессивному типу переживаний.

В доверительной беседе с детьми могут быть раскрыты многие из переживаний, которые видны из следующих высказываний: «Иногда день кажется очень долгим, и это как-то плохо, длится, длится и все кончиться не может — надоело, день настал и пусть темнеет» (мальчик 5 лет), «Более правильно ко мне относится папа, потому что мама часто заставляет делать то, что ей хочется, я не могу построить, а она говорит — строй, а папа идет не против меня, он не заставляет делать, что ему хочется. Если он хочет, чтобы я что-нибудь сделал, а я не умею, то он сделает это со мной вместе или говорит — делай, что умеешь, а что не умеешь — помогу» (мальчик 5 лет), «Не люблю, когда они (родители) ссорятся. У меня в Сибири есть бабушка, которая сказала, что если папа с мамой будут ссориться, то пусть я напишу письмо, и она приедет. Я еще не умею писать, но как научусь — обязательно напишу» (девочка 5 лет), «Мама часто меня не понимает и каждый пустяк превращает в трагедию» (девочка 6 лет), «Измучила она (мать) меня совсем, то бьет, то жалеет, то я — ягодка» (мальчик 6 лет), «Никто меня не любит, все на меня кричат» (девочка 6 лет), «Мамочка, я же не виноват, что у меня получается все плохо, я хочу быть хорошим мальчиком, таким, чтобы все меня любили, но не получается это у меня, я не знаю, почему, видимо, черт мне мешает, а ты же сильная, так помоги мне!» (из разговора мальчика 6 лет с матерью), «Я каждый день стараюсь вести себя хорошо, но не получается, как будто я ищу драгоценный камень и не нахожу. Но я буду, буду стараться» (мальчик 6 лет), «Если бы меня обидели, то при небольшой обиде поделился бы с папой и с мамой, а при большой обиде — оставил бы ее про себя.

Я не люблю об этом рассказывать сам, потому что несправедливо накажут или неправильно поймут, тоже неприятно, это как обида для меня» (мальчик 7 лет), «Мне кажется, что я очень плохая, что я разлюбила маму и мне никто не может помочь и мне очень хотелось плакать, и я плакала» (девочка 10 лет), «Многие говорят — ты можешь гордиться своим папой! О какой гордости они говорят? Разве можно любить и гордиться почти незнакомым человеком? Сейчас он пишет диссертацию и очень устает. Но, придя с работы, сразу берется за газету: «Так, ну что новенького?» — говорит он и начинает читать, читать. В это время, что у него не спрашивай, он ничего не ответит» (мальчик 12 лет), «Они много заботятся и советуют — это хуже, чем крик и приказ» (девочка 13 лет), «Они не признают за мной никаких прав, только учиться, а ведь мне нужно куда-нибудь пойти, встретиться с друзьями. Мать создала какой-то образ хорошей девочки и требует от меня по пунктам соответствия этому образу, она хочет, чтобы я была на нее похожа.

Я считаю, что она хороший человек, и в то же время я считаю, что я другой человек. Иногда мне кажется, что между нами налаживаются отношения, а иногда — что мы совсем два чужих человека. Внешне она еще иногда показывает любовь в виде подарков, а внутренне — очень редко. В 12 лет был момент, когда мне особенно хотелось, чтобы меня поняла мама, сейчас я этого не хочу — это невозможно. Я считаю, что по характеру мы с отцом ближе друг к другу, но я его мало знаю, потому что в детстве он уезжал, и я жила с бабушкой и дедушкой. У меня такое впечатление, что даже папа не всегда может понять маму, она и ему читает нравоучения, так как всегда хочет, чтобы все было по ней. Не знаю, как папа, но мне кажется, что мама может обойтись без меня, я есть — хорошо, нет — тоже. Я не отрицаю, что она, может быть, любит меня, но очень по-своему» (девочка 15 лет). У подростков обсуждение личностных проблем проводится отдельно от родителей. Подростков, страдающих неврозами, часто гнетет, что они не такие, как все, не могут чувствовать и любить, как другие, найти себя.

Их часто преследуют страх неудачи, чувство внутренней скованности из-за навязчивых мыслей и других болезненных переживаний, страх смерти. К тому же вследствие заболевания они теряют уверенность в себе, активность, жизнерадостность и доброжелательность к людям. Заостренно-болезненно воспринимая происходящие с ними изменения, они нередко считают положение безвыходным, а себя несчастными и никому не нужными. Однако внешне они ведут себя подчеркнуто безразлично или отказываются от помощи, разочаровавшись в предшествующих советах взрослых. Тогда заинтересовать их можно только убедительным показом возможностей саморегуляции и раскрытия творческого «я». Доверительная манера беседы, умелое использование внушения и авторитет личности врача помогают создать необходимое взаимопонимание в общении с подростком. Если в отношениях с ним врач искренен, ровен, доброжелателен, эмоционально отзывчив, гибок, внутренне уверен и последователен, то такая модель поведения позволяет подростку лучше увидеть себя и служит стимулом для изменения его установок.

Этому же способствует обсуждение дневника подростка, отражающего проблемы его взаимоотношений и происходящие с ним перемены, продуманное использование художественной литературы (библиотерапия), групповые дискуссии с успешно проходящими курс лечения сверстниками, а также активное участие в психотерапевтической работе с другими больными. В плане понимания и отреагирования конфликтных ситуаций хорошо зарекомендовал себя пересказ на приеме сочиненных дома историй на реальные или фантастические темы. Выбор темы определяется самим больным и обычно в той или иной степени отражает актуальную для него тематику переживаний. При согласии больных история может быть разыграна в ролях с участием врача, родителей и сверстников. Наибольшее психотерапевтическое действие рассказов и их драматизации отмечается у больных с неврозом навязчивых состояний.

Приведем историю, сочиненную подростком 11 лет с неврозом навязчивых состояний: «Как болезни по людям пошли».»Жили в старом городе бабушки-лентяйки. Они не хотели работать, есть им было нечего, и они скоро бы умерли, если бы не решили превратиться в лихорадку. «Будем трясти человека, и он нам все отдаст», — подумали они. Вышли они на улицу и стали ждать. Идут двое — богатый купец и мельник. Они в них влезли и стали трясти. Богатый купец сразу заболел, и его уложили в постель. Друзья принесли ему самое лучшее, но, несмотря ни на что, он продолжал болеть. Его жена, не выдержав, сказала — хватит лежать, уже 3-й год пошел, встань и пойди, может, легче будет. Но он ответил, что не может. Тогда привели старую знахарку, которая сказала, что выгонит лихорадку за 24 часа, если он будет во всем ее слушаться. Сварила она варево и дала ему, сказав, что хватит нежиться в постели, чтобы он ел варево до тех пор, пока оно не будет невкусным.

Пока он ел, знахарка облила его водой. Купец вскочил с постели и закричал. В это время старуха, сидящая в нем, испугалась, вылезла и забралась в знахарку, а купец благодарил ее за помощь и пожелал многих лет жизни. Знахарка же пришла домой, скорчилась и выпила чашку трын-травы.

Тогда лихорадка испугалась и вылезла из нее. Решила она перебраться в другой город, где еще не умели лечить эту болезнь, а тут ей и напарница, другая бабушка, попалась, которая про себя рассказала. Забралась она в бедного мельника, а он растолок чеснок, полил его уксусом и съел, и она чуть было не отравилась, но, собравшись с последними силами, поддала ему жару. Тогда мельник влез в холодную прорубь, и она чуть не умерла, если бы не убежала. После того, как обе напарницы рассказали друг другу, что с ними произошло, они решили, что нужно выйти замуж и нарожать детей, которые будут обучены ихнему ремеслу. С тех пор пошли разные болезни, которые есть и до сих пор». В данной истории отражается страх изменения «я» в результате действия непонятных для подростка болезненных, иррациональных сил. То же видим в другом рассказе-импровизации девочки 11 лет, в котором в символической форме отражается психотравмирующая для нее ситуация в семье: «У одной злой женщины был сын, которого она заставляла работать день и ночь. Мальчику надоело, и он убежал в лес, но боялся, что мать его нагонит и будет бить. Бежал он долго и потерял все силы. Увидел вишню, поел и заснул, а когда проснулся, то увидел, что у него на голове рога».

Травмирующее осознание отличий от сверстников, желание избавиться от болезненных изменений и нереализованная потребность признания и любви видны из следующих историй: «Жил- был волк, и однажды его напугали, и стал он после этого заикаться. Пошел он однажды в лес и видит — идет Красная Шапочка, и захотелось ему ее съесть. И хотел он это ей сказать, и пока пытался, Красная Шапочка все поняла и убежала.

И понял тогда волк, что жить так дальше нельзя, и пошел лечиться в ветеринарную больницу» (девочка 14 лет). «Жил был мальчик очень хороший, добрый, но был у него один недостаток — он был нервный. Для окружающих это не было очень заметно, а для мальчика очень важно, и поэтому он жил один, отшельником. Однажды он встретил девочку и полюбил ее. Он, конечно, понимал, что никогда не сможет ей это сказать. А девочка сама полюбила этого мальчика, все понимала, что у него на душе, и решила сама признаться ему в любви. И когда она ему об этом сказала, произошло чудо. Он перестал быть нервным, потому что любовь — это чудо» (девочка 15 лет).

Поскольку у больного неврозом более значимая информация часто содержится не в сказанном, а в недоговоренном, то успешным оказывается использование методики незаконченных врачом историй, развязку которых и завершение должны придумать сами дети. Истории построены таким образом, что у них нет однозначного разрешения конфликтной ситуации и они допускают в широких пределах импровизацию.

Дети, особенно подростки, несмотря на сложную фабулу конфликта, достаточно быстро улавливают наиболее целесообразный тип его разрешения и тем самым лучше адаптируются к нему в реальной жизни. Последующее проигрывание экспромтом завершающей части истории создает более прочный навык адаптивного взаимодействия в стрессовых ситуациях. Как «домашнее задание» детям предлагается осуществить на практике один из рассмотренных вариантов поведения.

Достижение в этом даже небольших успехов, наряду с поддержкой врача, развивает у них веру в себя, в свои возможности и способности. Тем самым создаются условия для согласования поведения с адекватным представлением о себе и чувством собственного достоинства, что делает более успешными перестройку отношений и коррекцию неблагоприятных черт характера. Индивидуальная психотерапия детей, как уже отмечалось, проводится параллельно с психотерапией родителей. Особое внимание обращается на состояние родителей после окончания активного курса психотерапии у детей, так как его ухудшение может свести на нет достигнутые результаты. В этой связи можно упомянуть о матери, которая предъявляла бесчисленные и не совсем понятные жалобы на состояние сына 10 лет. Оказалось, что большинство из них, в том числе астматические затруднения дыхания, были плодом ее болезненного воображения.

Считая себя во всем правой, не доверяя опыту ребенка и чрезмерно тревожась о его состоянии, мать непроизвольно создавала проблемы отношений с сыном и сама же на них эмоционально реагировала. Не удивительно, что нам удалось сравнительно быстро вылечить мальчика, так как его невроз почти целиком был индуцирован матерью. После лечения сына ее состояние постепенно ухудшилось, вплоть до манифестации невротической депрессии, которая ранее маскировалась избыточной заботой и постоянной тревогой о здоровье сына. Существование подобной невротической взаимосвязи подчеркивает необходимость оказания своевременной психотерапевтической помощи не только детям, но и взрослым членам семьи.

Применение психотерапии изобразительного творчества.

Рисунки как вид творчества являются преломлением в сознании ребенка окружающей его действительности. У дошкольников отражение реальности скорее символично, чем натуралистично, так как они изображают предметы и людей в соответствии со своими возрастными представлениями.

Изобразительная деятельность является не только средством связи между развивающимися мышлением и эмоциями, но и естественным стимулом для воображения. Практическая ценность рисования состоит в предоставлении ребенку дополнительных возможностей для невербального выражения идей. В качестве особого языка познания рисование выступает как своеобразный вид коммуникации ребенка с окружающей его социальной действительностью. Рисование как творческий акт позволяет ребенку лучше отреагировать фантазии и переживания, безболезненно соприкоснуться с волшебным миром сказок и преданий, развить свои творческие потенции.

Дети с неврозами больше чувствуют и понимают, чем могут выразить это словами. Вербализация их чувств и мыслей не всегда возможна при конфликтных отношениях в семье, недостаточной отзывчивости родителей и тревожно-мнительном способе переработки жизненных неудач. Несвойственная ребенку, вынужденная задержка эмоций, накопление переживаний подобно эмоциональному тормозу препятствует раскрытию творческих возможностей, снижает уверенность в своих силах и жизненную активность. В результате изобразительное искусство способно играть значительную роль в восстановлении душевного равновесия, способствуя освобождению подавленной эмоциональной и творческой энергии и одновременно выступая в качестве средства эстетического воспитания.

В изучаемых семьях родители нередко считают игру и рисование несерьезными занятиями, односторонне заменяя их вербальным научением. Поэтому рисунки, сделанные детьми во время лечебных занятий, помогают им увидеть творческие возможности ребенка и оценить его спонтанную созидательную активность. Рисование — не только невербальный способ коммуникации, но и средство развития самостоятельности. Рисуя, ребенок может остаться один на один со своими мыслями и лучше разобраться в своих переживаниях.

Полезно наблюдение за поведением ребенка при рисовании. Успокоение психомоторно возбудимых детей говорит о преимущественно функциональном характере их нарушений. При рисовании по заданию может проявиться неуверенность в своих силах, и ребенок должен преодолеть психологический барьер, чтобы выполнить задание врача. Анализ свыше тысячи рисунков детей с неврозами, выполненных спонтанно и по заданию врача, показал следующее. Дома мальчики чаще всего изображают машины, корабли, транспорт, затем идут батальные сцены, девочки же чаще рисуют природу, дом, людей, животных, т. е. имеет место обычная тематика рисунков.

Выполненные по заданию врача дома и на приеме рисунки на тему «улица», «двор» в подавляющем большинстве являются однофигурными композициями, т. е. дети изображают только себя, отражая тем самым свои проблемы общения, в том числе непринятие со стороны сверстников. В рисунках на тему «детский сад» дети изображают себя в присутствии одного или нескольких сверстников, помещая себя на периферии группы. В рисунках на тему «школа» большинство детей изображают себя в одиночестве, реже с находящимся рядом взрослым (учителем). Сверстники фигурируют на рисунках только в 1/3 случаев и обычно находятся в центральной позиции по отношению к больному. Все это подтверждает наличие у детей с неврозами проблем общения. Если сравнить рисунки на тему «детский сад» и «школа», то очевидны все большие затруднения общения в более старшем возрасте (рис. 3).

Рис. 3. Отображение неприятия девочки-подростка со стороны сверстников в школе.

В ряде случаев рисунки позволяют уточнить клинические данные. Воспроизведение хаотичного движения, размазанность и разбросанность элементов рисунка, отсутствие композиции нередко говорят о повышенной возбудимости больных при неврастении. Тревожно-депримированный или субдепрессивный фон настроения при неврозе навязчивых состояний и неврозе страха выражается цветовым оскудением рисунка с преобладанием серого цвета, уменьшением размеров человеческих фигур, их неполным изображением или отсутствием. При выраженном чувстве беспокойства и страха к этому нередко присоединяются густая штриховка рисунка, переплетающиеся волнистые линии, заполняющие все его пространство. При синдроме невротического регресса наблюдается дезинтеграция композиции рисунка.

Он становится фрагментарным и одновременно более разнообразным и насыщенным по цветовой гамме. Изображения людей замещаются изображениями животных. Эмоциональные и личностные особенности детей при истерическом неврозе находят отражение в ярком колорите рисунка, красочном изображении цветов, лебедей, принцесс и королей. Диагностические возможности заключены в рисуночной пробе «семья», позволяющей уточнить отношения в семье. В первом варианте ребенок изображает себя и остальных членов семьи в четырех комнатах, расположенных в двух этажах, — по одному в комнате. При анализе рисунка имеют значение характер размещения членов семьи и то, кто из них находится рядом с ребенком. Обычно это эмоционально близкое лицо.

Во втором, основном варианте дети рисуют семью, не получая каких-либо инструкций. Анализ проводится в отношении состава изображенной семьи, структурной и цветовой композиции рисунка. Иногда дети «забывают» нарисовать одного из членов семьи. Обычно это малозначимое для ребенка лицо или брат (сестра), вызывающий чувство ревности. Представляет интерес и включение в семью других лиц — знакомых, родственников, врача. Подобная тенденция чаще проявляется при наличии большой или неполной семьи (рис. 4).

Рис. 4. «Никто» (с затушеванным лицом), нарисованный подростком, среди членов своей семьи.В расположении и размерах фигур отражается ряд социально- психологических особенностей семьи. О сплоченном ее характере говорит близкое расположение фигур. При эмоциональной разобщенности они удалены друг от друга или одна из них рисуется отдельно (рис. 5, 6, 7). При привязанности к родителю он изображается рядом с ребенком. О том же в ряде случаев говорит соединение их рук. У больных с неврозом страха, несмотря на реальную привязанность к одному из родителей, отсутствует соприкосновение рук.

Рис. 5. Изображение семьи мальчиком 4 лет. Слева направо — он; бабушка, которая постоянно находится с ним дома; мать, периодически занимающаяся сыном, и невключенный в жизнь семьи отец (в правом верхнем углу).

Рис. 6. Восприятие девочкой 9 лет отца, злоупотребляющего алкоголем и не выполняющего своих обещаний.

Рис. 7. Рисунок на тему «семья» мальчика 4 лет. Большая фигура (справа) отображает доминирующий в семье образ активной матери; фигура в ней — образ пассивного, зависимого от матери отца, как бы ассоциированного с положением плода при беременности.

Чаще всего изображают себя в середине рисунка, т. е. между родителями, больные истерическим неврозом. Они же, в отличие от других детей, рисуют себя выше и крупнее родителей. Все это подчеркивает эгоцентризм, повышенное самомнение и претенциозность больных с истерическим неврозом. При конфликте родителей дети чаще рисуют себя между ними, как бы объединяя семью. Вне конфликта они (кроме детей с истерическим неврозом) рисуют себя преимущественно справа или слева от обоих родителей. При конфликте с матерью или отцом ребенок чаще рисует себя рядом, т. е. «устраняет» конфликт.

Таким образом, в рисунках может отражаться не только фактическое положение, но и установка на более приемлемый характер отношений в семье. При дополнительном задании нарисовать и врача его большей частью помещают рядом с отцом, отождествляя с ним по признаку пола. Определенный интерес представляет и цветовая композиция рисунка при использовании красного, зеленого, синего и черного цветов. В ней не удается выделить ощутимого преобладания цвета в окраске ребенком своей фигуры и фигур родителей. Исключением является синяя окраска туловища отца детьми с истерическим неврозом (55%). Подобная окраска указывает на восприятие отца как источника эмоционального успокоения, привязанности и любви. Следует отметить и сравнительно более частое окрашивание своего туловища черной краской у больных неврозом навязчивых состояний, что подчеркивает их пессимизм, чувство одиночества и изолированности от окружающих.

В половине случаев дети с неврозами используют цвет окраски туловища, общий с тем из родителей, на которого они походят внешне или характером. У девочек это выражено только в отношении матери. В отношении идентификации детей с родителями вопрос обстоит сложнее. Если у мальчиков трудно обнаружить связь между выбором при опросе роли отца и общей с ним окраской туловища, то каждая вторая девочка использует один цвет, если она выбирает при опросе роль матери, т. е. идентифицирует себя с ней. Следовательно, общая окраска туловища может служить признаком идентификации только в ограниченном числе случаев. Отсутствует общая окраска туловища с родителем, к которому привязан ребенок. Еще большее разнообразие в палитре красок наблюдается при изображении на рисунке лица.

При контрольном воспроизведении рисунка в большинстве случаев меняются расположение фигуры больного и окраска его туловища. Таким образом, данная рисуночная проба носит вариативный характер. Однако она может в известных пределах дополнять клиническое обследование и создавать повод для беседы о семейных отношениях. Испытываемые детьми страхи по заданию врача рисуются дома. Анализ рисунков показывает, что чаще всего они связаны с воображаемыми персонажами или событиями, ассоциируемыми с неожиданным воздействием (испугом), насилием (агрессией), уродством (метаморфозой), болезнью (несчастьем) и смертью (концом). В общем виде речь идет о страхе того, что может случиться. В его основе лежит страх изменения, иначе — страх «не быть собой» в результате действия трансформирующих психику сил. У подростков это может быть и страх потери самоконтроля, достигающий своего апогея в страхе сумасшествия — неконтролируемого сознанием распада и уничтожения «я». В более широком аспекте страх изменения мотивирован страхом потери человеческого облика, т. е. страхом исчезновения себя как индивида и как личности (рис. 8). Рис. 8. «Головастики» — страшный сон мальчика 11 лет, воплощающий его страх метаморфозы — изменения «я».

В рассматриваемом значении невротический страх является патологической формой осознания угрозы для «я».

Ирреальный, иной раз необъяснимый внешними обстоятельствами и находящийся за «семью печатями» мотив невротического страха нередко выступает и как архаическая форма самосознания в виде передаваемых из поколения в поколение семейных опасений, страхов и преданий. Здесь и средневековая тематика колдунов, ведьм, призраков, леших, домовых, и отражение страха перед прилетающими издалека, все сжигающими и все пожирающими драконами и Змеем Горынычем, и тревожно-мнительная транскрипция семейных заболеваний, несчастий, смерти. Питательной почвой для страхов являются также склонность к суевериям и предрассудкам, безотчетная вера в сверхъестественное, необычное и магическое.

Сам факт изображения страхов по заданию врача действует как терапевтически десенсибилизирующий фактор. «По заданию врача» — означает, что ребенок должен нарисовать свой страх, совершив ряд действий. В частности, он должен самостоятельно продумать композицию рисунка, преодолеть внутреннее напряжение и страх страха и, мобилизовав свою творческую фантазию, выполнить задание посредством более или менее продолжительного волевого усилия. Переступая свой страх, нарушая его неприкосновенность и недоступность осознанным изображением, ребенок выступает в роли творца, постулируя свое активное начало.

Так как задание дает врач и больной знает о его лечебной роли, то оно непроизвольно ассоциируется с улучшением состояния. Таким образом, десенсибилизация к страху происходит в результате действия многих факторов, включая роль незримой поддержки врача и косвенного внушения с его стороны. Психотерапия страхов посредством рисования эффективна в возрастном диапазоне 4—11 лет, прежде всего в 6—9 лет, когда в наибольшей мере проявляется естественный интерес к рисованию.

С помощью рисунков можно устранить страхи, имеющие преимущественно конкретный и, главное, графически воспроизводимый характер, вроде страхов животных, насекомых, чудовищ, огня (пожара), а также возникающих в темноте, сновидениях и т. д. Менее эффективно устранение страхов отвлеченно-абстрактного характера в виде страхов неизвестного, насилия, несчастья, заболевания и смерти. Но если, к примеру, страх неизвестного, насилия ассоциируется с бандитами, разбойниками, т. е. с конкретными лицами, то результаты от использования рисунков могут быть вполне удовлетворительными.

То же относится к навязчивым страхам заболевания и смерти в результате заражения микробами. Частичный эффект отмечается при социально-психологической обусловленности навязчивых страхов, в том числе ответов у доски и публичных выступлений, поскольку здесь выступает прежде всего не страх других, а страх своей несостоятельности, неспособности действовать так, как принято. Отсутствует эффект от рисунков при сверхценных страхах за других лиц, прежде всего близких. Психотерапия страхов посредством рисунков начинается с выяснения их характера в беседе и игре, после чего больному предлагается нарисовать страхи дома и принести на прием.

Каждый страх рисуется на отдельном листе. Заранее указывается, что не имеет значения качество рисунков, не будут проставляться оценки и главное заключается в самом факте рисования. На приеме рисунки просматриваются совместно с больным. Констатируется выполнение домашнего задания, затем рисунки в присутствии больного помещаются в папку с надписью «страхи», которая, в свою очередь, убирается в шкаф. Таким образом, активность больного получает признание и одобрение врача, и отныне его страхи «находятся» в лечебном учреждении. Так как не дается инструкций, как рисовать страхи, то больной может не нарисовать себя. Если же он изображает и себя, то, как правило, отмечается более выраженный десенсибилизирующий эффект рисования страхов. В обоих случаях при недостаточном эффекте рекомендуется, чтобы на одном рисунке ребенок изобразил себя боящимся, т. е. себя и пугающий объект, а на другом — небоящимся. Дословно инструкция следующая: «Нарисуй на одном рисунке себя и то, что ты боишься, а на другом, что ты этого уже не боишься». Следовательно, ребенок должен вначале осознать страх и изобразить его на рисунке.

Затем он должен смоделировать ситуацию на другом рисунке таким образом, чтобы побороть этот страх. В этой, казалось бы, простой последовательности действий содержится эффективный психотерапевтический код. Конкретизация страха, проникновение в него, драматизация связанного с ним переживания и условность изображения обусловливают соответственно эффекты инсайта, катарсиса и десенсибилизации. Последующее терапевтическое моделирование на рисунке психотравмирующей ситуации является, по существу, перестройкой отношений под влиянием косвенного (установочного) внушения. Последнее представляет собой выражение веры в возможности ребенка, подчеркнутое контрастом «ты боишься — уже не боишься». Налицо и эффект обучения, поскольку ребенок следует определенной последовательности действий в отношении преодоления страха.

Связанные между собой психотерапевтические механизмы положительной установки со стороны больного (желания устранить страх), инсайта, катарсиса, десенсибилизации, внушения, обучения и обусловленной всем этим перестройки отношений объясняют интегральный эффект рисуночной терапии. Поэтому не столько условное изображение, к примеру, темноты или животных помогает ребенку преодолеть страх перед ними (хотя этого и достаточно в ряде случаев), сколько контрастное изображение себя в темноте и по отношению к животному в пассивной и активной роли, т. е. в состоянии аффекта страха и без него. Рисование дает ребенку различные возможности для символического отреагирования страха. Так, на рисунках он бросает Бабу-Ягу в костер, отрубает дракону голову и т. д. В отличие от игровой терапии, эффект которой обусловлен принятием роли фрустрирующего персонажа, в рисуночной терапии ребенок остается самим собой, что облегчает ее применение у больных со страхом изменения «я».

Поэтому рисование предшествует игре, создавая для нее необходимые психотерапевтические предпосылки. Вместо рисунков больному может быть предложено сделать маски или вылепить страшных для него персонажей. Во всех случаях продукты изобразительной деятельности больных остаются в кабинете врача в виде настенных рисунков, собрания используемых в последующей игре масок, лепных произведений. Это принятое с согласия больного решение действует в качестве подкрепляющего суггестивного фактора и означает, что он «отдал» свои страхи врачу, который их «принял» и отныне «держит» у себя. Устранение страхов имеет исключительно важное значение в психотерапии, так как приносит больному существенное облегчение, активизирует его волю, повышает авторитет врача и предотвращает последующее навязчивое развитие страхов, в том числе образование логофобий и навязчивых тиков.

Надежность устранения страхов у детей в немалой степени зависит от успешности психокоррекционной работы с родителями. Для этого необходимо знать, каким страхам и опасениям они подвержены сами. Приведем примеры психотерапевтического использования рисунков. В первом случае мальчик 5 лет панически боялся собак. Страх был снят после двух рисунков, на которых он изображал себя убегающим от собаки и стоящим с ней рядом (рис. 9).Рис. 9. Устранение с помощью рисунков фобии собак у мальчика 6 лет.Во втором случае девочке 5 лет часто снился волк, агрессивное поведение которого напоминало ей отца, злоупотреблявшего алкоголем.

На повторный прием девочка принесла рисунок, где просто изобразила волка. Тем не менее она перестала бояться его во сне. Одновременно мать отметила у дочери более спокойный сон. Но днем она стала более возбудимой и агрессивной. В последующей игре с куклами девочка взяла роль зайца (т. е. косвенно себя) и назначила на роль волка врача.

В игре заяц не только оказывал сопротивление волку, но и сам нападал на него. В итоге волк перестал сниться девочке. На этом примере видно, что кошмарные сновидения — это вытесненные в подсознание дневные переживания, своеобразная форма их отреагирования. Устранение психотравмирующего, агрессивного содержания сновидений сопровождается повышением возбудимости и агрессивности днем. Агрессивность не направляется в силу разных причин на отца, который является ее источником, но может быть в символической форме отреагирована на враче, исполняющем ассоциированную с образом отца роль волка. В третьем случае мальчик 6 лет после просмотра соответствующего кинофильма панически боялся динозавра, который, с его точки зрения, мог проникнуть в дом, проломив стены. Отец мальчика действительно мог это сделать, находясь в состоянии аффекта.

Вечером мальчик напряженно прислушивался к разным шорохам, не мог долго заснуть, спал с открытыми глазами, просыпаясь при малейшем шорохе. Он смог нарисовать только одного динозавра, но после двух посещений врача стал быстрее засыпать, несмотря на еще продолжающееся появление чудовища во сне. Полностью страх перед ним и сами кошмарные сновидения были устранены после игры, в которой мальчик изображал динозавра, поочередно сражавшегося с врачом и отцом, выступавшими в роли боящихся. В последующем динозавр стал объектом шуток и насмешек ребенка.

В четвертом случае девочка 5 лет боялась Бабы-Яги. Ее мать с тревожно-мнительными чертами характера, как она сама пишет в дневнике, «всю жизнь искала выход из-под ига родительской любви». Тяготясь семейными обязанностями, она не хотела в свое время появления ребенка и, по существу, проявляла в отношении дочери не столько любовь, сколько чувство долга и тревоги, выражаемое внешне гиперопекой. Создавая тревогой невротическую привязанность у дочери, мать спала с ней вместе, и дочь при этом всю ночь в напряжении держала ее за руку. Сама же мать была излишне строгой, стремилась педантично соблюдать режим дня, без конца читала дочери мораль и пугала ее всяческими последствиями непослушания.

Отец девочки, твердый и решительный по характеру, постоянно был в командировках и не мог уделять ей соответствующего внимания. В 2,5 года мать впервые ушла от спящей дочери к соседям. Вернувшись, она застала дочь с перекошенным от ужаса лицом, мечущейся по комнате, с криком «мама, мама». После того как мать снова легла с ней, дочь заснула. Но в течение последующих месяцев девочка подолгу не могла заснуть, беспокойно спала, плакала во сне и многократно проверяла присутствие рядом матери. Резко ухудшился аппетит, появились истерики, капризность, упрямство и негативизм. Перестала отпускать мать от себя и днем, ревновала ее к отцу, на которого была похожа внешне, стала неуправляемой в присутствии обоих родителей (синдром «третьего лишнего»). На этом фоне появились заикание, отказы от игр со сверстниками, непроизвольное использование заикания как средства смягчения излишне строгих и временами деспотичных требований матери. В 5 лет отчетливо проявился тревожно-депримированный фон настроения, страх смерти.

Заострились и страхи сказочных персонажей с ведущим страхом Бабы-Яги. (Заметим, что в народном эпосе Баба-Яга представляется как противоположный красоте, любви и искренности уродливый, бездушный и коварный образ, олицетворяющий собой в конечном итоге смерть. В некоторых сказках Баба-Яга выступает и в роли людоедки, похищающей детей.) При игре с врачом девочка предпочитала агрессивное поведение своих персонажей, в частности зайца, который нападал на волка (врача). При игре с матерью девочка изображала ее, в то время как мать должна была играть непослушного сына, т. е. дочь подобной расстановкой ролей перестраивала отношение матери. Последняя действительно хотела иметь сына, а не дочь, и относилась к ней так, как если бы она была мальчиком. Дополнительно матери и дочери было рекомендовано проигрывать дома возникающие между ними конфликты, чтобы в известной мере разрядить аффективный заряд их отношений.

Однако существенное улучшение в состоянии девочки наступило после того, как она дома спонтанно вылепила Бабу-Ягу, крадущую ребенка из коляски у спящей матери. Описывая эту сцену на приеме, девочка, сильно заикаясь, добавила, что Баба- Яга, украв девочку, проглотила ее, а мать так и не проснулась. Когда мать спросила дома, почему же она не проснулась, то услышала в ответ, что Баба-Яга сильнее матери. Больная, вероятно, не помнила кошмарного сновидения в два года, в котором Баба-Яга крадет беззащитного ребенка у спящей матери. В последующем пережитый ужас все время держался в подсознании, подкрепляясь ассоциированным с образом Бабы-Яги излишне принципиальным и недостаточно эмоционально включенным отношением матери. После того как больная воспроизвела и отреагировала раннее шоковое переживание, в ее состоянии наступило существенное улучшение, подобно эффекту катарсиса. Уменьшились эмоциональная напряженность и капризность, улучшилась речь, на лице появилась улыбка.

Ослабла, как сказала мать, «неуловимая пуповина тревоги и страха», связывавшая их, в результате чего дочь впервые стала отпускать мать от себя. Параллельно девочка по собственной инициативе стала рисовать свои страхи, испытывая при этом значительное облегчение. На большинстве рисунков в различных ситуациях изображалась Баба-Яга. На одном из них она сняла со своей избушки курьи ножки, чтобы дети не догадались, что это ее дом. Затем Баба-Яга влетела в окно и унесла одну девочку, которая плохо ест, вместе с кроватью. Изображено лицо девочки в избушке, на которой написано «мама» и «лапа». На другом рисунке Баба-Яга соединила переходом свой дом с домом девочки и по нему унесла ее в свой дом, где их уже поджидал Змей Горыныч. Вдвоем они съели девочку. Кроме этого, Баба-Яга изображена в полете, в котором она «крутит» всех детей детского сада на качелях и хочет унести «грязную», т. е. плохую, девочку к себе.

На рисунках в конце игровой терапии образ Бабы-Яги отсутствует, вместо нее изображены фантастическая машина, которая «всех врагов режет», и образ «врага», напоминающий Кота в сапогах. После серии рисунков заикание девочки практически прекратилось, но потребовался еще многомесячный курс групповой психотерапии, чтобы преодолеть ее болезненную застенчивость и неуверенность в себе. На первых групповых занятиях она с удовольствием делала страшные маски, испытывая при этом, как и при рисовании, значительное облегчение. Перестройка отношения матери позволила добиться полной нормализации состояния больной. В пятом случае мальчик 11 лет боялся кошмарных снов: «Плохой дядька с мешком гоняется за мной в коридоре». Иногда он вскакивал ночью и бегал по комнате.

На электроэнцефалограмме имелись признаки пароксизмальной активности. Вечером боялся чудовищ, поэтому тщательно закрывал дверь и укрывался с головой. Мальчик был нежеланным для родителей, которые имели еще одного сына. Рос тихим, застенчивым, впечатлительным, привязанным к матери. У него конфликт с отцом, которого он боялся из-за излишне строгого и принуждающего отношения. Не проявляясь днем, конфликт переходил в область сновидений.

По совету врача мальчик принес рисунки кошмарных снов, после чего перестал их бояться, вскакивать ночью и закрывать дверь. Поскольку он боялся отвечать перед строгим учителем математики, ассоциируемым с отцом, была проведена игра с участием последнего. Мальчик изображал строгого учителя, а отец и врач — учеников, в том числе и его самого. В дальнейшем он стал более уверенно отвечать в школе. В шестом случае девочка 8 лет боялась во сне зверей в клетке, а днем замкнутых пространств: лифта, вагона, небольшой комнаты, в чем отражался ее страх смерти. Нарисовав зверей в клетке, она перестала бояться снов, но дневные страхи остались без изменений, так как были основаны на абстрактном понятии — страхе смерти. Устранить их удалось только в процессе групповой психотерапии и корригирующей работы с родителями.

В седьмом случае у мальчика 6 лет наблюдалась фобия пожара. На каждый из еженедельных приемов он приносил нарисованные им страхи. Как и в остальных случаях, ему прямо не указывалось, что поможет избавиться от страха, но подчеркивалось улучшение в его состоянии. На первых рисунках было изображено горящее здание, которое различалось с трудом, так как было затушевано красным цветом. В дальнейшем употребление красного цвета уменьшалось по мере снижения интенсивности страхов. Параллельно увеличивалась доля черного цвета, которым обозначались дым и все более проглядывающие контуры здания. Постепенно больной закрасил весь дом черным цветом («погасил страх») и перестал бояться пожара. Себя мальчик идентифицировал на некоторых рисунках с пожарным.

Рисование страхов помогает и в психотерапии длительно протекающих навязчивых состояний Например, больная 7 лет с защитным ритуалом навязчивого мытья рук боялась умереть от заражения. Она рисовала ядовитую траву, отравленную еду, грязь, микробы и т. д. В течение 2 мес. девочка «оздоровляла» тематику своих рисунков, что говорило об улучшении ее состояния и о прекращении страхов. Хороший эффект устранения страхов отмечается в психотерапевтической группе, когда дети приносят для обсуждения нарисованные дома на больших листах страхи (рис. 10). Рис. 10. Тематика страхов у девочки 9 лет с неврозом страхаНекоторые из них проигрываются всеми участниками группы. Роли распределяет автор рисунка.

То же относится к маскам страшных персонажей. Активное обсуждение страхов в группе и их проигрывание в обстановке жизнерадостной атмосферы группы содействует устранению ранее терапевтически резистентных страхов и значительно уменьшает общую тревожность больных. Рисуночная терапия может применяться и при невротических проблемах одевания, когда ребенок последовательно рисует себя все более одетым, снимая напряжение в связи с новой одеждой, а также при невротических проблемах переодевания (психогенно мотивированного трансвестизма), когда в рисунках реализуются фантазии автора. Рисунки могут служить индикатором происходящих в процессе психотерапии изменений.

В первую очередь это относится к динамике игровой терапии, после которой страшные персонажи выглядят уже не так угрожающе, палитра красок становится более разнообразной, на рисунках начинают чаще фигурировать люди, которые, к тому же, не находятся, как раньше, в конфликтно- разобщенной (удаленной) позиции по отношению к больному.Игровая терапияИгровая терапия основана на естественной для детей потребности в игре, являющейся важнейшим условием правильного, гармоничного развития ребенка, в том числе воображения, самостоятельности, навыков адаптированного взаимодействия с людьми. Игровая терапия подразумевает организацию игры как терапевтического процесса и требует эмоциональной вовлеченности врача, его гибкости и способности к игровому перевоплощению.

Игровая терапия и внушение являются основой психотерапии у детей, ее движущей силой. Игровая терапия находит свое успешное применение как самостоятельная методика психотерапии, так и в сочетании с другими методиками. Выше уже говорилось о ее возможностях как завершающей стадии семейной и рисуночной психотерапии.

При комбинации разъясняющей, игровой и суггестивной психотерапии прием проходит в следующей последовательности: беседа — спонтанная игра — направленная игра — внушение. Спонтанная игра как неформальная часть приема снимает напряжение, возникающее при беседе, повышает интерес к лечению и представляет своеобразную разминку перед направленными играми. У дошкольников на приеме преобладает игровой компонент, у младших школьников время беседы и игры приблизительно одинаково, в подростковом возрасте значительно возрастает доля обсуждений. Игра проводится в кабинете врача, где имеются коврик и стеллажи с игрушками. Набор игрушек включает неподвижных кукол для детей первых лет жизни, для более старших — кукол-петрушек, надеваемых на пальцы или на руку (кукольный театр), маски, кегли, бубны и небольшой барабан, детскую посуду, разборные конструкции и т. д. В кабинете находится большое горизонтальное зеркало, в котором дети могут видеть себя во время игры.

С помощью небольшого количества кукол можно воспроизвести практически неограниченное число игровых ситуаций. В качестве тем для игры используются сказки, стихи, рассказы, придуманные истории, фантазии детей, содержание сновидений или реальные события. Продолжительность игрового сеанса обычно не превышает 30 мин. Этого времени достаточно для поддержания интереса к игре и удовлетворения потребности в ней. Меньшее время вызывает чувство незавершенности и желание детей продолжать игру. В этом случае недопустимо ее резкое прекращение, так как это отрицательно сказывается на эмоциональном контакте больного с врачом. Большая продолжительность игры может вызвать снижение интереса к ней и чувство пресыщения. Относительно постоянная длительность игрового сеанса является для больного организующим моментом, незримым предписанием.

То же относится к запрету повреждения игрушек и их уборке после окончания игры. Частота игровых сеансов зависит от задач психотерапии и возможностей врача. В остром периоде невроза они проводятся 2—3 раза, при хроническом течении — 1 раз в неделю. Соответственно определяется продолжительность курса игровой терапии — от нескольких дней до нескольких месяцев. Диагностические, терапевтические и обучающие задачи игровой психотерапии тесно связаны между собой. Они реализуются в спонтанной, проводимой без определенного врачебного сценария, игре или в направленной игре по заранее составленному плану. Как правило, последняя не содержит жесткого предписания ролей и допускает значительную долю импровизации. Исключением являются игры в «кегли» и «колобок» со стандартизированной диагностической процедурой. В игре «кегли» больной бросает шар поочередно с врачом с одного места, проигравший собирает кегли.

Врач может «проигрывать» или «выигрывать», создавая преимущества для больного или для себя, усложнять или упрощать игровую задачу, расставляя кегли на большем или меньшем расстоянии друг от друга и т. д. Такая игра выявляет развитие координации, уровень притязаний, стремление к доминированию, реакцию на успех и неудачу. Впечатление можно составить и о внушаемости больного, если он, не задумываясь, повторяет ряд действий врача, например нарочито подчеркнутое непопадание в цель или его нерациональные попытки сбить отдельно стоявшую кеглю вместо нескольких расположенных рядом. С помощью игры в кегли можно повышать толерантность к стрессу и корригировать неблагоприятные черты характера. В игре «колобок» по мотивам известной сказки роль Колобка исполняет больной, который убегает из дома и встречается с различными персонажами, изображаемыми врачом.

На своем пути Колобок должен преодолеть ряд препятствий, например найти дорогу в лесу, укрыться от грозы, перейти речку, защитить себя от угрозы нападения и т. д. Здесь, кроме выявления страхов, имеет значение и то, насколько далеко может уйти ребенок в своей фантазии. У зависимых и тревожных детей Колобок проявляет все больше беспокойства и желания вернуться по мере удаления от дома. У детей с тенденцией к независимости и протестными реакциями Колобок совершает более дальний «побег». Диагностическая функция игры заключается в раскрытии переживаний больного, особенностей его характера и отношений. Игра как естественный эксперимент выявляет некоторые скрытые симптомы и тенденции, защитные установки, конфликты и способы их разрешения.

Терапевтическая функция спонтанной игры состоит в предоставлении больному возможности для эмоционального и моторного самовыражения, осознания и отреагирования напряжений, страхов и фантазий. Посредством направленной игры укрепляются и тренируются психические процессы, повышается фрустрационная толерантность и создаются более приемлемые формы психического реагирования.

Игровая терапия с ее жизнерадостным, оптимистическим настроем активизирует жизненные силы детей, повышает их тонус. Перестройка отношений больных, коррекция неблагоприятных черт характера, наряду с расширением жизненного кругозора и диапазона общения, формированием навыков адаптивного взаимодействия, позволяют говорить об обучающей функции игровой терапии. Игра также способствует развитию многих психических функций, в том числе сенсорных и моторных компонентов поведения. При игре соблюдается ряд правил, способствующих лучшей организации психотерапевтического процесса: 1) игра используется как средство диагностики, терапии и обучения; 2) выбор игровых тем отражает их значимость для врача и интерес для больного; 3) руководство игрой строится так, чтобы способствовать развитию самостоятельности и инициативы детей; 4) спонтанные и направляемые врачом игры представляют две взаимодополняющие фазы единого игрового процесса, в котором главное — возможность импровизации; 5) соотношение спонтанных и направленных компонентов игры зависит не столько от возраста детей, сколько от клинических и личностных особенностей.

При острых невротических реакциях преобладает спонтанный компонент игры, при невротических развитиях делается акцент на направленном восстановлении нарушенных отношений. Невротические состояния требуют индивидуально подбираемой композиции игры; 6) игра не комментируется врачом; 7) направленное воздействие на больного осуществляется посредством характера воспроизводимых им и врачом персонажей и психотерапевтически моделируемой игровой ситуации. Рассмотрим построение игрового сеанса. Игра понимается как желательный, но не обязательный вид деятельности.

Вначале ребенку предоставляется возможность для самостоятельной деятельности в кабинете врача или в специальной игровой комнате. В последнем случае она вначале может проводиться вместе с одним из родителей, особенно у дошкольников. Затем некоторое время ребенок играет один или в присутствии «занятого своим делом» врача. При затруднениях с началом игры врач предлагает другую деятельность, например рисование, или знакомит больных с игрушками и постепенно вовлекает их в игру. В дальнейшем дети действуют самостоятельно. Не является обязательным и условие непрерывности игры. Она может быть прекращена по собственной инициативе больного, но он должен дать этому объяснение. Обычно прекращение игры связано с потерей к ней интереса или боязнью некоторых ситуаций.

Отсутствие вмешательства врача не означает, что он не оказывает влияния. Ребенок видит врача, «занятого своим делом», но не может предсказать его поведение. Возникающая ситуация неопределенности, недосказанности и неизвестности создает определенное психологическое напряжение, которое ребенок должен преодолеть и выполнить поставленную перед ним задачу — действовать самостоятельно.

По мере того как он начинает играть сам, у него проходит чувство настороженности и скованности. Увлекаясь, дети начинают все смелее выражать свои эмоции, бурно жестикулировать, говорить и т. д. Обычно эмоциональное оживление больше выражено у детей строгих, ограничивающих родителей. Отреагирование эмоций — не единственный терапевтический механизм спонтанных игр. Имеет значение и возможность выразить себя в безопасной игровой ситуации, где ребенок находится в согласии с самим собой и своими чувствами. Принятие врачом его чувств и отсутствие осуждения действуют успокаивающе, развивают доверие к себе и способность к принятию решения.

Взаимопонимание с врачом представляет для ребенка желаемую модель общения, улучшает его самочувствие и восприятие себя, выполняя, таким образом, положительную регулирующую роль в системе его ценностных ориентации. Некоторые дети, особенно дошкольники, сопровождают спонтанную игру репликами игровых персонажей, что еще больше способствует ослаблению эмоционального напряжения. Незаметное (невключенное) наблюдение врача за поведением и репликами игровых персонажей дает ценную информацию об особенностях темперамента, характера и отношений детей, включая отношения в семье. Так, в игре «дочки-матери» девочки в роли матери могут насильно заставлять куклу есть, спать, кричать на нее, наказывать и читать нравоучения. Если дети изображают мир зверей, то в нем царит атмосфера доброжелательности, понимания и спокойствия или проявляются доминирующие и агрессивные тенденции. В этом нетрудно увидеть отражение желаний детей или воспроизведение реальных жизненных коллизий.

Например, мальчик 6 лет часто изображал в игре Бармалея, который набрасывался на зверей со словами: «Нужно раздавить каблуком». Его агрессивность была откликом на частые физические наказания, исходящие от матери, крепко державшей его (сдавливающей) при этом. В ряде случаев в спонтанных играх участвует и врач в роли, назначаемой детьми. Оставаясь в ее границах, он уступает во всем главному действующему лицу, проявляя у него отрицательные тенденции (чрезмерную обидчивость, настороженность, страхи, избегание или доминирование, агрессивность). Обнажение этих тенденций до степени гротеска ведет к осознанию больным их нежелательного характера. Возможности других игровых персонажей позволяют в непрямой форме воспроизвести некоторые черты характера и поведения больного. Это зеркальное отражение также помогает осознанию неадекватных реакций.

При направляемых врачом играх для каждого больного подбирается индивидуальный темп посредством постепенного увеличения длительности, разной продолжительности игровых пауз и чередования игровых сюжетов. Оптимальный темп устраняет монотонность игры и штамп. В то же время нецелесообразна частая смена сюжетов, так как они требуют определенного времени для разыгрывания и получения терапевтических результатов. Создание в игре направления означает не только руководство ею со стороны врача, но и принятие им переживаний больного как условия совместной игры. В ней действуют правила игровой реальности и игрового равенства. Последнее подразумевает разделение ответственности за принятие решений и исполнение главных и подчиненных ролей как врачом, так и больным.

Паритетное участие врача повышает игровую инициативу детей, которым предлагается выбрать любую из действующих ролей. Цель игры не объясняется, а характер роли определяется ее общепринятым значением в сказках, например, роль волка подразумевает агрессивность и жадность, зайца — непосредственность и страх, лисы — хитрость и коварство, медведя — силу и глупость, петуха — воинственность, кота — бескорыстную дружбу и т. д.

В импровизационной игре создаются специальные стрессовые ситуации испуга, обвинения, спора, и ребенку предоставляется возможность их самостоятельного разрешения. Если он не может сделать это приемлемым образом, ему подсказываются пути разрешения конфликта, но не прямо, а через соответствующее поведение персонажа, изображаемого врачом. Подобное поведение подразумевает уверенность, кооперацию, ролевую гибкость, отсутствие страха и агрессивности. Воспроизведение врачом терапевтически направленных моделей воспринимается больным не как специальный показ требуемого поведения, а как наиболее приемлемый способ игрового общения и решения возникающих трудностей. Во время игры больному не говорится о том, как нужно играть, что именно он должен изображать в каждый конкретный момент и какие реплики произносят игровые персонажи.

Отсутствие жесткого режиссерского контроля и обязательств объяснять поведение персонажей игры позволяет сохранить принцип игровой реальности и облегчает вживание в роль. В противном случае ребенок обязан контролировать свою игру, что затрудняет перевоплощение и импровизацию. Кроме показа моделей решения конфликтных ситуаций, в направленной игре устраняются некоторые страхи и корригируются неблагоприятные черты характера и поведения больного. Вначале рассмотрим игровую методику устранения страхов. Страхи перед реальными и сказочными животными (собакой, медведем, волком и т. д.) обычно устраняются в течение одного сеанса, состоящего из трех фаз игрового взаимодействия. В первой фазе устанавливают характер страха и тип реагирования больного в виде избегания пугающего объекта, показываемого врачом. По существу, это означает воспроизведение ситуации, вызывающей страх.

Во второй фазе проводится десенсибилизация к страху посредством перемены ролей. Врач поведением своего персонажа (например, зайца) изображает страх больного, последний воспроизводит угрожающий образ (изображая, например, волка). При этом дети проявляют агрессивность, обычно выраженную в такой же степени, в какой они испытывают чувство страха. Терапевтический эффект обусловлен глубиной вживания в угрожающий образ, его эмоциональным отреагированием и десенсибилизацией в сознании больного. В третьей фазе используются обучающие модели поведения посредством повторной перемены ролей. Изображение врачом угрожающего образа уже не сопровождается реакциями страха у больного.

Таким образом, боязнь животных устраняется в течение трех фаз игрового действия: актуализации страха, его отреагирования и закрепления достигнутых результатов. На дальнейших приемах детям предоставляются роли бесстрашного командира, летчика, моряка, пожарного и т. д., развивающие уверенность в себе и способность к принятию решения. Краткой иллюстрацией игровой методики устранения страха может служить игровая терапия девочки 2,5 лет, у которой появились заикание и боязнь темноты после ночного испуга, причину которого она не могла объяснить. Прием проходил спустя несколько дней после ночного эпизода. В спонтанной игре с куклами было заметно избегание «волка».

В то же время больная охотно играла с другими игрушками. Мы обратили на это внимание родителей, которые вспомнили, что незадолго до заболевания они читали дочери сказку «Красная Шапочка». Возникло предположение об отражении сказки в кошмарном сновидении. По ее сюжету была проведена игра, в которой мать изображала посредством управляемой куклы доброго волка. При этом девочка уже не обнаруживала прежней остроты страха, что явилось результатом совмещения угрожающего образа с эмоционально близким для нее лицом. В дальнейшем роль волка исполнял врач, постепенно наделяя его соответствующими атрибутами поведения. Как и в игре с матерью, у девочки отмечалась лишь незначительная ответная реакция страха. При перемене ролей, когда больная изображала волка, надев на руку тряпичную куклу, она кричала и угрожала Красной Шапочке, роль которой исполнял врач. При обратном изменении ролей у девочки отсутствовали реакции страха.

Она стала лучше засыпать дома, прекратились страхи темноты, в течение недели полностью нормализовалась речь. Рецидива не было, по данным десятилетнего катамнеза. Показательна и игровая терапия страхов у мальчика 3 лет с невротическим заиканием. На приеме он боялся волка, который, по его словам, «всех бьет». Видел его во сне, при рассказе об этом сильно заикался. Жесткий по характеру и импульсивный отец мальчика крайне непоследовательно относился к сыну и часто наказывал его физически. В противовес отцу мать была мягкой по характеру, но ограничивала подвижность сына. Мальчик боялся не только волка, но и отчасти лисы: «У нее зубы острые». На приеме сам взял роль волка, надев тряпичную куклу на руку, мать сделал лисичкой. Волк вел себя агрессивно и нападал на лису.

Страх был снят и перестал звучать в дальнейшем. Одновременно удалось быстро купировать заикание. У других детей в случае страха темноты, обусловленного страхом одиночества, хорошо себя зарекомендовала игра «в прятки» и «жмурки» в постепенно затемняемом кабинете, вначале в присутствии родителей и врача, затем при участии только врача и больного. У стеничных детей страх темноты может быть также устранен с помощью игры «кошки-мышки». Врач и больной поочередно прячутся в постепенно затемняемом кабинете. При эмоциональном вовлечении в игру дети обычно полностью «изживают» свой страх. Нередко страхи темноты мотивированы страхом неожиданного воздействия, нападения, что находит свое отражение в кошмарных сновидениях.

В этом случае терапевтически эффективным является следующее построение игрового сеанса. Вначале больной прячется в кабинете без света, и его, надев маски, поочередно ищут мать, отец, врач и незнакомые взрослые, которые сопровождают свои действия соответствующими «агрессивными» репликами, что, однако, не увеличивает, а уменьшает страх детей. Затем роли меняются, и в кабинете поочередно прячутся взрослые. Больной в «страшной» маске находит их, проявляя при этом больше интереса и игрового азарта, чем скованности и страха. Этот прием устранения страхов обычно не требует обратной перемены ролей при условии выраженного эмоционального отреагирования страха. Если ребенок по собственному желанию сразу изображает объект своего страха, это указывает на его большую решимость преодолеть этот страх. Страх темноты, особенно если он носит конкретный характер, является одним из выражений страха изменения «я», осложняющим принятие новых ролей, развитие эмпатии и адекватной социальной отзывчивости.

При наличии выраженного страха изменения, обычно коррелирующего с общей тревожностью, показана игровая терапия, направленная на улучшение самого процесса принятия и играния ролей. Подобным коммуникативным тренингом удается устранить страх изменения «я» вне зависимости от конкретной формы его выражения. Тогда описанные выше психотерапевтические приемы устранения страхов могут выступать в качестве его предварительного этапа. На следующем этапе совместно с родителями проигрываются несложные истории, сочиненные больным дома. Здесь главными являются импровизация и изображение не себя, а других, т. е. вхождение в их образ.

Само по себе ролевое перевоплощение по ходу инсценировок — желательное, но не обязательное условие игры. Не менее существенны изображение других по принципу «если бы…» и весь эмоциональный настрой игры, ее жизнеутверждающая, созидательная активность. В дальнейшем используются сюжеты некоторых сказок, где происходят волшебные превращения, например: «Красная Шапочка», «Сказка о потерянном времени», сказка о «Василисе Премудрой», которая умеет оборачиваться в птиц и творить чудеса, делая человека необыкновенно сильным, сказка о «Царевне-лягушке», которой также все покорно в области чудесных превращений. Разыгрывание этих сказок ребенком, врачом и родителем уменьшает страх изменения «я» при постепенном усложнении сюжетов, импровизации и чередовании ролей, т. е. изменения игры, придания ей каждый раз элементов новизны.

На последних занятиях моделируется общение в экстремальных жизненных ситуациях. Ребенок при этом изображает себя как уверенного в своих силах и возможностях, в то время как врач и родители подкрепляют это изображением других. В итоге достигается ролевая гибкость поведения, подразумевающая безболезненное и полностью контролируемое вхождение в тот или иной образ, проигрывание его при условиях сохранения цельности «я» и уверенности в себе, т. е. без страха изменения «я». Участие родителей в игровой терапии и перестройка их отношений закрепляют полученные результаты. Если же речь идет о необходимости дальнейшего изменения отношений больного и его неблагоприятно сложившихся черт характера, то показана ролевая коррекция поведения. В своей элементарной форме она состоит из трех игровых этапов, осуществляемых на одном или нескольких сеансах. На первом этапе больному назначаются роли, отображающие неблагоприятные черты его характера.

Дается их краткая характеристика, например плаксивый ежик, капризный мишка, боязливый зайчик и т. д. Врач изображает персонажей с противоположными, положительными чертами характера, показывая тем самым модель приемлемого поведения. На вторым этапе роли меняются. Больной показывает желательную модель поведения, в то время как врач контрастно отражает особенности его поведения. На третьем этапе они оба воспроизводят адекватную модель игрового взаимодействия. Описываемая игровая методика применима не только к младшим школьникам и старшим дошкольникам, но и к детям 2,5—4 лет, у которых практически невозможны другие методики психотерапии. В последнем случае не требуется вхождения в игровой образ, а используется выраженная в этом возрасте тенденция к подражанию, т. е. больший акцент делается на процессе обучения посредством имитации и внушения.

Ролевую коррекцию поведения можно проиллюстрировать на примере девочки 5,5 лет с невротическим заиканием. Будучи активной, энергичной и самостоятельной, она находилась в условиях чрезмерной опеки, излишне строгого, принципиального отношения родителей и полностью разрешающего отношения двух бабушек. Поэтому она становилась все более упрямой и в то же время эмоционально неустойчивой и капризной. К этому следует добавить частые наказания со стороны отца-педагога за проявление упрямства и своеволия у дочери. Ее младший брат сосредоточивал на себе все внимание родителей, что вызывало у нее чувство обиды и обращенные к родителям навязчивые вопросы: «Вы меня любите?» Эти вопросы указывали на появление сомнений в искренности родительских чувств и связанное с этим чувство беспокойства.

Психическое состояние девочки улучшилось после того, как родители, по советы врача, стали дома поочередно играть с ней, позволяя выразить в игре фантазии, обиды и раздражения, в том числе и в отношении к ним. На приеме девочка, подготовившись дома, рассказывала содержание сказки и сама распределяла роли. В дальнейшем темы для игры выбирали поочередно девочка, родители и врач. Игра начиналась в поликлинике и продолжалась дома. В своих инсценировках больная была храбрым зайцем, который нападал на волка, изображаемого поочередно родителями и врачом, и одерживал над ним победу. Так в символической форме были отреагированы недовольство и обида. При перемене ролей волк был миролюбивым. Дальнейшее улучшение в состоянии больной, включая ее речь, произошло после использования регрессивной игровой тактики.

Родителям было рекомендовано относиться к дочери, как к маленькому ребенку, подобно годовалому брату сажать ее на колени, качать, петь песни, дать возможность пользоваться рожком, соской и т. д. Девочка с восторгом приняла смягчение отношения родителей, компенсирующее недостаток душевной отзывчивости и тепла с их стороны. Кроме того, она таким образом уравнивалась в правах с братом, что устраняло ее обиду на родителей. Через некоторое время девочка и ее родители стали лучше осознавать крайности своих отношений, что способствовало их перестройке и сделало ненужным продолжение регрессивной игровой тактики. Конфликт между сибсами, начиная с 5—6 лет, может быть устранен не только изменением отношений родителей, но и их проигрыванием совместно с врачом. Детям рекомендуется запоминать или записывать возникающие между ними конфликтные ситуации, с тем чтобы вместе обсудить и проиграть на приеме.

При ревности к одному из родителей он изображается поочередно каждым из участников конфликта, а врач представляет отсутствующего родителя. Сбалансированного отношения между сибсами удается достичь и посредством проигрывания сказочных сюжетов, где драматизированы отношения между персонажами. Приведем еще ряд примеров ролевой коррекции поведения. В первом случае речь шла о мальчике 3 лет с невротическим заиканием, возникшим в результате перенапряжения возможностей развития (раннее интенсивное обучение) и блокирования эмоционального самовыражения (гиперопека в сочетании с излишне строгим и морализующим отношением родителей и двух бабушек). Потребность в эмоциональной разрядке у стеничного по природе мальчика была настолько велика, что временами он сам непроизвольно создавал поводы для плача, после чего заметно успокаивался, т. е. плач являлся средством разрядки эмоций. Мальчик осознавал затруднения в речи и переживал их. После корригирующих бесед с родителями было проведено несколько игровых сеансов.

На первом сеансе врач был слоненком, который, минуя все препятствия, пробирался в Африку к доктору Айболиту, изображаемому больным, как и врачом, соответствующей игрушкой. Представ перед Айболитом, слоненок, заикаясь, сказал, что ему мешает говорить заноза во рту и если она будет удалена, то он сможет говорить легко и чисто (косвенное внушение со стороны врача). Айболит согласился с этим и удалил занозу — маленькую палочку, которую слоненок (врач) держал во рту. Слоненок поблагодарил доктора и, сказав (с внушающим акцентам), что теперь ему ничто не мешает говорить, продемонстрировал свою чистую речь, постоянно восклицая, какой сильный доктор Айболит, он все может. Айболит воспринял все это очень эмоционально и стал, радостно жестикулируя, кричать вместе со слоненком, что ему теперь ничто не мешает говорить, слова идут сами, легко и свободно. После приема мальчик торжественно выбросил «занозу» в мусорное ведро.

Его речь значительно улучшилась, но, как это часто бывает при невротическом заикании, он стал более возбудимым, капризным, упрямым и агрессивным, поскольку заикание как психомоторная форма разрядки в какой-то мере предотвращало эти реакции. По совету врача родители не стали противиться шумным играм мальчика, в которых он хотя и перевозбуждался, но активно выражал свои чувства и настроение. После уменьшения возбудимости заострилось беспокойство, т. е. обнажился базальный уровень невротического реагирования. На очередном сеансе врач вместе с больным ползал по игровой комнате, имитируя опасность и ее активное преодоление с громогласными утверждениями: «Нам не страшен серый волк, прогоним все плохое». После игры мальчик стал заметно спокойнее. В последующих игровых сеансах он, как и раньше, выступал в роли всемогущего доктора Айболита, который успешно лечил всякие болезни у зверят, представляемых врачом.

Звери постоянно подчеркивали чистую речь «доктора» и его уверенность, как пример для них (суггестивное закрепление достигнутых результатов у мальчика). В приведенном случае мы видим успешное сочетание игры с косвенным внушением врача и перестройкой отношений родителей. Во втором случае мы наблюдали девочку 4 лет с невротическими тиками, возникшими несколько месяцев назад на юге во время летнего отдыха.

Девочка с трудом перенесла перемену обстановки и не ела так, как хотели родители, несмотря на насильное кормление с их стороны. Еще на юге она стала капризной и раздражительной, на что родители отреагировали резким усилением строгости и наказаниями. В ответ на это девочка стала плаксивой, и вскоре у нее появились разнообразные чередующиеся тики. Основным было «зевание» — непроизвольное открывание рта, которое напоминало гримасу отвращения. Так девочка бессознательно выражала протест против насильного кормления. По мере нарастания тиков у нее уменьшилась эмоциональная напряженность. Это говорит о том, что тики как психомоторная форма разрядки выполняют в некотором роде защитную функцию для организма. Одновременно они указывают на конституциональную дефицитарность психомоторной сферы (у отца девочки глазной тик). На первом приеме больная с трудом входила в контакт с врачом, оставаясь эмоционально напряженной и скованной.

Она предпочитала разрушать сделанные ею же постройки, эмоционально бурно реагируя при этом. На втором приеме заявила, что хочет накормить всех зверюшек, но, в отличие от матери, при осуществлении этого была терпеливой, никого не уговаривала и не принуждала. Полностью вошла в контакт с врачом. На третьем приеме попросила мать выйти из кабинета и стала играть с врачом «в гости».

Пригласив его к себе, стала угощать, но без уговоров и давления. Затем она стала звонить врачу по игрушечному телефону. При этом врач выступал от имени ежика (просунув руку в тряпичную куклу), а девочка — от имени различных зверюшек, которых она, как и врач, поочередно держала в руках. Ежику сообщалось, что зверюшки все делают быстро, едят без уговоров, слушаются родителей и не дергаются. Ежик все это внимательно выслушивал, радовался вместе с девочкой и хвалил ее, сообщая новость всем сидящим рядом куклам. Мотивом таких заверений были положительный эмоциональный контакт с врачом и его авторитет в глазах девочки. Она дорожила этим и старалась понравиться врачу, оправдывая его ожидания в отношении изменения своего поведения.

В следующий раз к игре была подключена мать, которую дочь, поменявшись с ней ролями, кормила без уговоров и, главное, хвалила ее. Вместе с перестройкой отношений родителей состояние девочки постепенно пришло в норму. В третьем случае стеничная и внешне похожая на отца девочка 6 лет из неполной семьи конфликтовала с гиперсоциализированной и истеричной матерью, испытывавшей много собственных проблем и живущей в своем, закрытом от дочери, внутреннем мире. Мать пунктуально заставляла дочь учить стихи, два раза в день чистить зубы, делать зарядку, делала ей бесчисленные замечания, постоянно одергивая и физически жестоко наказывая при непослушании. В первые годы жизни девочки мать воевала с ней из- за плохого, с ее точки зрения, аппетита и нежелания спать днем. В результате дочь, будучи упрямой и негативной к матери, постоянно «закатывала» истерики и неоднократно обмачивалась в течение дня. На первом сеансе мать и дочь долго не могли наладить контакт в игре, в то время как при участии в ней врача девочка была полностью контактной и некапризной.

Она выбрала роль зайчика, назначила на роль волка врача и сделала мать лисой, что вполне соответствовало ее льстиво-вкрадчивому голосу. Волк и лиса гонялись за зайцем и не могли его поймать, т. е. дочь хотела, чтобы мать не настигла ее хотя бы в игре. Затем девочка превратила себя в медведя, а мать в косулю, которую медведь сразу же загрыз. Так в символической форме она выразила ответную агрессию к матери. Далее дочь стала охотником, а мать снова сделала лисой. Агрессивного волка (врача) охотник сразу подстрелил, лиса же спряталась и, когда охотник сел отдохнуть, незаметно подкралась сзади и пыталась схватить ружье, но была сразу же застрелена. Подобным действием девочка как бы устраняла травмирующий образ «не матери», как символ неискренности, обмана и коварства. После этого драматического эпизода она захотела поиграть с матерью сама. Врач вышел из кабинета. Игра происходила без ссор. Поведение девочки отличалось мягкостью и уступчивостью. В последующие дни мать отметила, что дочь была как никогда спокойной, без капризов, истерик и упрямства. Прекратилось дневное недержание мочи, девочка стала более внимательной и критичной к себе.

На следующем приеме мать впервые опустилась на коврик и стала играть с дочерью «лицом к лицу». Пришедшего врача девочка сделала папой, а себя мамой. Дочерью она обозначила куклу, сказав про нее, что она не только капризничает, писается, но и какается. Отстранив таким образом от себя все плохое, девочка в роли матери и врач в роли реабилитированного отца начали воспитывать дочь. «Мать» доминировала в игре, ставила «дочь» в угол, шлепала, читала нравоучения и утверждала, что она ни на что не способна, что она плохая, грязная, никого не любит и т. д. Мать не принимала непосредственного участия в игре, но видела и слышала, как дочь, увлекшись игрой, изображала ее отношение. Наконец, «неисправимую дочь» девочка в роли матери повела в больницу, где их принял доктор — мать девочки.

Доктор дал советы по воспитанию и выписал различные лекарства. В отличие от поведения дома мать в роли доктора давала уже более адекватные советы, в том числе предлагала играть с дочерью. Затем снова мать и дочь дружно играли вместе без врача. Между приемами девочка была спокойной. Мать и дочь стали лучше понимать друг друга и дорожить этим. На третьем приеме через неделю девочка опять выступала в роли матери, а мать в роли дочери. В отличие от предыдущей игры в их взаимодействии были большая гибкость и спонтанность. У девочки по-прежнему не было случаев недержания мочи. В последующем она хорошо адаптировалась в школе.

Следует сказать и о мальчике 5 лет из неполной семьи, имеющем чрезмерно его опекающую авторитарную бабушку и эмоционально- неустойчивую мать с истерическими чертами характера. Мать практически не занималась сыном, отдавая все время работе. В то же время она была подчеркнуто строгой и принципиальной и не допускала его встреч с отцом. Неудовлетворенная потребность соответствующей по полу идентификации оборачивалась страхами, капризами, упрямством и одновременно тревожной зависимостью от матери, протестом против посещения детского сада. При первом визите мать и ребенок были оставлены в игровой комнате с предложением начать игру. Возвратившись, врач увидел, что мать вместо игры с ребенком читала ему нравоучения. В ее присутствии врач начал игру с мальчиком, косвенно отражая поведением персонажей его проблемы общения в детском саду. Мать по совету врача незаметно вышла, чтобы не сковывать игровую инициативу сына.

После совместной игры врач предложил мальчику поиграть в кегли и вышел к матери, чтобы прокомментировать игру. При втором визите через 10 дней мать отметила отсутствие плача и капризов при посещении детского сада. Как и в первый раз, она не смогла играть с сыном. Он же по собственной инициативе изобразил различные проблемные ситуации в детском саду, сказав, что это относится не к нему, а к другому мальчику. По секрету признался врачу, что он солдат, т. е. утвердил себя в соответствующей полу роли. При третьем визите через 10 дней рассказал придуманное им стихотворение: «Небо синее, море сильное, папа сильный, мама красивая». На рисунке «семья» включил отца в состав семьи. В детский сад ходил с желанием. Прекратились конфликты с ребятами, стал участвовать в игре, а не стоять, как раньше, в стороне. Дома после просмотра телефильма на военную тему впервые все воспроизвел в лицах. Готовился с нетерпением к празднику в детском саду, сам сделал костюм «Чиполлино». По этому поводу возник конфликт с матерью, которой не понравился выбор сына. Было решено проигрывать возникающие конфликты с матерью на приеме, после чего они полностью прекратились дома, так как мать стала сдерживать себя. На приеме врач и мальчик без матери воспроизводили сцены различных сражений.

Они прятались за стулья, кидая друг в друга «гранаты» и считая число попаданий. Затем проводился поединок на «саблях». Заметим, что подобные игры, в которые часто играют здоровые дети, естественным образом предотвращают страх прикосновения и изменения «я» и могут быть с успехом использованы в психотерапевтической практике. На этом же приеме в коридоре поликлиники проводилась игра в прятки. Вначале прятался мальчик, а врач и мать искали его, затем наоборот. Отмечались с похвалой ловкость и сообразительность мальчика, его выдержка и терпение. В качестве награды были вручены спортивные значки. При четвертом визите через 10 дней состояние мальчика было полностью нормализовано. Прекратились конфликты с матерью, которая перестала препятствовать игре сына. Ведущей деятельностью на приеме была экскурсия по поликлинике с посещением кабинетов врачей, которые одобрительно отзывались о мальчике. После приема мать впервые повезла сына в городок аттракционов.

На этом примере видно, как своевременное удовлетворение возрастной потребности мальчика в ролевой игре и соответствующей полу потребности в идентификации помогает ему чувствовать себя более уверенным и способным к общению со сверстниками. Как видно из примеров, главное в игровой терапии — отреагирование эмоционального напряжения и ролевое моделирование разнообразных путей решения проблем общения в совместном с врачом и родителями творческом поиске, сущностью которого являются раскрытие неиспользованных возможностей развития, укрепление единства «я», чувства собственного достоинства и веры в себя как человека.

Мы привели лишь сравнительно простые случаи игровой терапии как составной части психотерапевтического процесса. Важно подчеркнуть, что нет двух одинаковых игровых сеансов, как и двух одинаковых больных, и что игровые решения проблемных ситуаций основаны в большей мере на творческой импровизации врача, чем на подгонке больного под заранее составленный и не допускающий исключений сценарий.

Важно и то, что используемая по показаниям игровая терапия предотвращает излишне частое применение психофармакологических средств. Игровая терапия (инсценировки) наиболее успешна в возрасте 4—7 лет, когда происходит интенсивный процесс ролевого развития личности. Целесообразно ее использование и в более младшем (подвижные, предметные игры) и старшем возрасте (драматизация). У подростков игра проводится без кукол и игрушечного реквизита, в той или иной воображаемой обстановке. В совместных с врачом проигрываниях существенным является обучение подростка принятию адекватных решений в стрессовых ситуациях общения, т. е. коммуникативный тренинг.

Для этого исключительное значение имеет образ действий врача и его авторитет в глазах подростка. Большее значение по сравнению с другим возрастом придается организации обсуждений и дискуссий. Помогают драматизациям сделанные подростком маски людей с различными чертами характера и диалоги в масках с врачом. В целом ролевая психотерапия у подростков более успешна в группе, отражающей их возрастную потребность в общении.