Изучение уровня согласованности установок и…

ЖУРНАЛ

 «ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ /PROBLEMS OF MODERN SCIENCE AND EDUCATION»

 ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРОБЛЕМЫ НАУКИ»

 Статья принята в номер «9» (39) 2015 года

Изучение уровня согласованности установок и ролевой адекватности супругов в современных семьях, проживающих в условиях мегаполиса

 Зотова Р.А.,  Кондратюк О.Е.,  Цветкова Н.А.

Зотова Раиса Анатольевна / Zotova Raisa Anatolievna – директор, Институт Повышения квалификации и Профессиональной Переподготовки «Высшая Школа Практической Психологии и Бизнеса», Москва;

Кондратюк Оксана Евгеньевна / Kondratyuk Oksana Evgenievna –  генеральный директор,  ООО «ОЕК-Холдинг», Москва;

Цветкова Наталья Афанасьевна / Tsvetkova Natalia Afanasievna – кандидат психологических наук, доцент, кафедра развития личности, факультет педагогики и психологии, Московский Педагогический Государственный  Университет, Москва.

 

Аннотация: Актуальность темы исследования обуславливается наличием кризисных тенденций в современном состоянии института семьи и поисками методических инструментов для практической помощи семьям в вопросах, связанных со стабилизацией брака. В статье описаны особенности установок мужей и жен в таких областях супружеского взаимодействия, как межполовые отношения, личностная идентификация, хозяйственно-бытовое и родительско-воспитательное взаимодействие. Приведена иерархии семейных ценностей у мужчин и женщин, описаны их различия.

Abstract: The relevance of the topic chosen is due to the crisis tendency in the modern condition of the family institute as well as to search of the methodical instruments for practical assistance to the families with the purpose of  marriage stabilization.  The characteristics of spouse aims are described in the article in the different areas of family interactions such as sex, personal identification, house-keeping and parenting. The family values systems and their differences for men and women are described.

Ключевые слова: семейные установки, ролевая адекватность, иерархия ценностей.

Keywords: family aim, role adequace, values system.

 

Современные исследователи семьи указывают, что характер супружеских отношений во многом зависит от степени согласованности семейных ценностей мужа и жены и ролевых представлений о том, кто и в какой степени отвечает за реализацию определенной семейной сферы [1].

Несмотря на активный интерес исследователей к изучению проблемы согласованности установок мужа и жены, как важного фактора успешности функционирования брака и повышения удовлетворенности браком, ряд важных вопросов остаются не раскрытыми. К их числу относится, например, проблема ролевой адекватности супругов, которая определяется соответствием ролевых ожиданий супруга и ролевых притязаний партнера. Поскольку именно трансформация ролевой структуры семейной системы является одной тенденций развития современной семьи, наиболее явно выраженной в городских семьях, изучение таких характеристик ролевой структуры, как ее адекватность и уровень согласованности супружеских установок является важным и актуальным. Это и определило цель и направление проведенного нами исследования.

Общее количество испытуемых составило 90 человек (45  семейных пар); возраст испытуемых варьировался в пределах от 20 до 35 лет. Все респонденты проживают в Москве. В качестве методики исследования была использована методика «Определение согласованности семейных ценностей и ролевых установок в супружеской паре» А.Н. Волковой [2]. Полученные с ее помощью результаты приведены в таблице 1.

Таблица 1. Среднегрупповые показатели ролевых ожиданий и притязаний в браке

Семейные ценности Супруг Супруга
  σ   σ
Межполовые отношения ожидания 5,51 1,87 4,98 1,7
Личностная идентификация ожидания 6,07 2,25 6,32 1,83
Хозяйственно-бытовая ожидания 6,64 1,71 5,59 1,47
притязания 4,47 2,2 6,05 1,88
Родительско-воспитательная ожидания 7,42 1,41 7,07 1,15
притязания 7,02 2,15 6,23 1,6
Социальная активность ожидания 5,24 2,25 6,95 1,61
притязания 7,93 1,66 7,09 1,74
Эмоционально-психотерапевтическая ожидания 7,44 1,32 7,39 1,37
притязания 5,62 2,14 6,98 1,68
Внешняя привлекательность ожидания 7 1,85 7,27 1,5
притязания 4,8 2,55 6,89 1,82

 

Исходя из среднегрупповых оценок (таблица 1), видно, что имеют средневыраженные значения имеют такие семейные ценности, как межполовые отношения (5,51±1,87 у мужчин и 4,98±1,7 у женщин), личностная идентификация (6,07±2,25 у мужчин и 6,32±1,83 у женщин), ожидания (6,64±1,71 у мужчин и 5,59±1,47 у женщин) и притязания (4,47±2,2 у мужчин и 6,05±1,88 у женщин) в хозяйственно-бытовой сфере, ожидания в сфере социальной активности (5,24±2,25 у мужчин и 6,95±1,61 у женщин), притязания в эмоционально-психотерапевтической сфере (5,62±2,14 у мужчин и 6,98±1,68 у женщин), притязания в сфере внешней привлекательности (4,8±2,55 у мужчин и 6,89±1,82 у женщин), а также у женщин притязания в родительско-воспитательной сфере (6,23±1,6).

Это означает, что супруги считают данные сферы семейной жизни достаточно значимыми для себя, но в то же самое время они не настолько важны, чтобы постоянно ожидать от своих партнеров или требовать от самих себя активного участия в данных сферах семейной жизни.

Выше средне групповых значений имеют такие величины, как: ожидания в родительско-воспитательной сфере (7,42±1,41 у мужчин и 7,07±1,15 у женщин), притязаний у мужчин в родительско-воспитательной сфере (7,02±2,15), притязаний в сфере социальной активности (7,93±1,66 у мужчин и 7,09±1,74 у женщин), ожидания в эмоционально-психотерапевтической сфере (7,44±1,32 у мужчин и 7,39±1,37 у женщин), ожидания в сфере внешней привлекательности (7±1,85 у мужчин и 7,27±1,5 у женщин) имеют высокие значения.

Из этого можно сделать вывод, что как мужчины, так и женщины, от своих партнеров ожидают активной родительской позиции, ожидают от брачного партнера исполнения роли эмоционального лидера семьи в вопросах коррекции психологического климата, оказания моральной и эмоциональной поддержки, повышенные требования к внешности своего партнера. Для самих себя мужчины и женщины считают очень важной активную социальную позицию, которая означает, что они сами стремятся иметь серьезные профессиональные интересы, играть активную общественную роль. Кроме того, из приведенных результатов следует, что мужчины считают для себя важным активно участвовать в процессе воспитания детей.

Результаты частотного анализа по уровням значимости семейных ценностей приведены в таблице 2.

Таблица 2. Частотный анализ уровней выраженности семейных ценностей, /%/

Семейные ценности Низкий Средний Высокий
супруг супруга супруг супруга супруг супруга
1 ожидания 13 20 60 60 27 20
2 ожидания 9 7 55 52 36 41
3 ожидания 4 9 44 66 52 25
притязания 24 11 60 43 16 46
4 ожидания 0 0 29 32 71 68
притязания 11 4 16 50 73 46
5 ожидания 27 2 49 41 24 57
притязания 4 2 18 39 78 59
6 ожидания 0 0 31 23 69 77
притязания 13 5 53 34 34 61
7 ожидания 9 0 27 32 64 68
притязания 33 7 31 32 36 61

Примечание: 1 – межполовые отношения; 2 – личностная идентификация;

3 – хозяйственно-бытовая; 4 – родительско-воспитательная; 5 – социальная активность; 6 – эмоционально-психотерапевтическая; 7 – внешняя привлекательность.

 

Из результатов частотного анализа видно, что реже всего в выборке встречается низкий уровень значимости семейных ценностей, а по таким ценностям, как ожидания в родительско-воспитательной сфере и ожидания в эмоционально-психотерапевтической сфере случаев низкого уровня значимости, как у мужчин, так и у женщин вообще не встречается. Отсюда можно сделать вывод, что сферы воспитания и эмоционально-психологического климата в семье для всех респондентов – и мужчин, и женщин – достаточно важны.

Также выявлено, что у мужчин чаще всего встречаются случаи высокого уровня значимости ожиданий (71%) и притязаний (73%) в родительско-воспитательной сфере, а также притязаний в сфере социальной активности (78%).

В отличие от мужчин, у женщин чаще всего встречаются случаи высокого уровня значимости ожиданий в эмоционально-психотерапевтической сфере (77%), что указывает на установку мужчин на активную воспитательную позицию не только своих партнеров, но и самих себя, при этом мужчины стремятся иметь серьезные профессиональные интересы, играть активную общественную роль. В отличие от мужчин, у женщин чаще всего встречаются случаи высокого уровня значимости ожиданий в эмоционально-психотерапевтической сфере (77%), что свидетельствует о желании женщин, чтобы их партнеры выполняли активную роль эмоционального лидера в семье.

Для выявления различий по частоте встречаемости уровней значимости семейных ценностей среди мужчин и женщин был использован χ2 Пирсона. В результате проведенного исследования, было выявлено, что ожидания и притязания супругов различаются по частоте встречаемости:

  • высокого уровня значимости ожиданий (χ2=6,42 при р=0,01) и притязаний (χ2=9,41 при р=0,002) в хозяйственно-бытовой сфере;
  • среднего (χ2=12,02 при р=0,001) и высокого (χ2=7,18 при р=0,007) уровня значимости притязаний в родительско-воспитательной сфере;
  • низкого (χ2=10,61 при р=0,001) и высокого (χ2=9,68 при р=0,002) уровня значимости ожидания в сфере социальной активности;
  • среднего уровня значимости (χ2=4,49 при р=0,03) притязаний в сфере социальной активности;
  • высокого уровня притязаний (χ2=7,01 при р=0,008) в эмоционально-психотерапевтической сфере;
  • низкого (χ2=9,69 при р=0,002) и высокого (χ2=5,93 при р=0,02) уровней значимости в сфере внешней привлекательности.

Таким образом, обнаружены следующие различия в установках мужа и жены относительно хозяйственно-бытовой сферы семейного взаимодействия: у мужчин, по сравнению с женщинами, преобладает высокая значимость ожиданий в хозяйственно-бытовой сфере, а у женщин – высокая значимость притязаний в хозяйственно-бытовой сфере, т.е. в такой сфере семейных отношений, как организация быта и ведение домашнего  хозяйства, мужчины в большей степени, чем женщины, ожидают, что их партнер (жена) будет активно решать бытовые вопросы, а женщин не ждут активного участия мужей в хозяйственно-бытовых заботах, а сами готовы взять эти заботы на себя, у них превалирует  установка на собственное активное участие в ведении домашнего хозяйства.

Это означает, что в сфере хозяйственно-бытового взаимодействия установки мужа и жены являются комплементарными (взаимодополняющими друг друга). На практике, в семейной жизни, такая взаимодополняемость сплачивает пару, поскольку исключает причины для конфликтов в этой области супружеского взаимодействия.

Другим обнаруженным половым различием является то, что в родительско-воспитательной сфере у женщин значимо чаще встречается средневыраженная значимость притязаний, а у мужчин – высокая значимость притязаний.

Это означает, что женщины-мамы, считая, по-видимому, роль матери своим естественным долгом, рассматривают участие в воспитании детей и выполнение материнских обязанностей чем-то само собой разумеющимся и не придают этому особого значения, тогда как мужчинам свойственно в большей степени придавать выполнению отцовских обязанностей достаточно большое значение. Возможно, это связано с тем, что женщины в роли матери имеют хорошие образцы для подражания – своих матерей и бабушек, тогда как современные отцы стремятся преодолеть те негативные стереотипы отцовского поведения, которые были присущи предыдущим поколениям – эмоциональная отстраненность, большая погруженность в свои профессиональные и карьерные заботы, которая оправдывалась мужчинами предыдущих поколений стремлением как можно лучше обеспечить семью в материально-финансовом плане, делегирование ответственности за воспитание детей своим женам. Чтобы освоить новые стереотипы поведения, современные мужчины-отцы ставят свою роль отца в фокус внимания, о чем и свидетельствует высокая выраженность их притязаний в родительско-воспитательной сфере.

В отношении ожиданий по данной шкале не было выявлено значимых различий между мужчинами женщинами. Это означает, что супруги в одинаковой степени ожидают от своих  партнеров активного участия в воспитании детей.

Что касается установок супругов относительно значимости внешней социальной активности (профессиональной, общественной), то мужчины чаще женщин придают низкую значимость ожиданиям в данной сфере, а женщины, наоборот, – высокую. То есть у большинства женщин есть установка на то, чтобы у мужа были серьезные профессиональные интересы и высокая социальная активность, тогда как для большинства мужчин социальная активность жены не имеет большого значения.

Что же касается притязаний в сфере социальной активности, то у женщин, по сравнению с мужчинами, преобладает средневыраженный уровень значимости. Это означает, что потребности в собственной социальной активности, профессиональной успешности у женщин несколько более выражены, чем у мужчин.

Этот результат находится в полном соответствии с данными других исследователей о возрастающем количестве женщин, которые не хотят ограничивать себя рамками семейной жизни и стремятся быть профессионально востребованными, заниматься общественно значимым делом и достигать в этой своей деятельности значительных  успехов [3].

Установки супругов относительно значимости эмоционально-психотерапевтической функции брака таковы: высокую значимость притязаниям придают чаще всего женщины, т.е. для них, в отличие от мужчин, стремление быть семейным «психотерапевтом» имеет очень большое значение. Женщины готовы взять на себя роль эмоционального лидера семьи, заботиться о создании и поддержании комфортного психологического климата, оказывать моральную и эмоциональную поддержку своему супругу. Мужья роль «семейного психотерапевта» готовы выполнять в гораздо меньшей степени. В отношении ожиданий по данной шкале не было выявлено значимых различий между мужчинами женщинами. Это означает, что супруги в одинаковой степени ожидают от своих  партнера активной эмоциональной поддержки.

Установки мужа/жены относительно значимости внешнего облика, его соответствия стандартам современной моды таковы: притязания в сфере внешней привлекательности имеют низкий уровень значимости чаще всего у мужчин, а высокую значимость – у женщин. Следовательно, большинство мужчин не считает нужным уделять серьезное внимание своей внешности, тогда как женщинам свойственная установка на поддержание собственной привлекательности, им присуще стремление модно и красиво одеваться и соответствовать тенденциям моды. В отношении ожиданий по данной шкале не было выявлено значимых различий между мужчинами женщинами. Это означает, что супруги в одинаковой степени ожидают от своих  партнеров достаточно пристального внимания к своего внешнему виду и следования тенденциям современной моды.

Что касается установки на значимость межполовых отношений в семье, то в большинстве случаев, как у мужчин, так и у женщин, наблюдается средний уровень выраженности. Это означает, что для большинства респондентов, и мужчин, и женщин, данная сфера семейной жизни не является ведущей.

Установки мужа/жены на личностную идентификацию с брачным партнером имеют средневыраженные значения. Значит, несмотря на отсутствие у каждого из супругов установки на личную автономию, тем не менее стремление к общности интересов, потребностей, ценностных ориентации, способов времяпрепровождения у обоих супругов не стоит на первом месте по значимости. Это результат, на наш взгляд, отражает тенденцию, отмечаемую многими исследователями: в современную семью все увереннее входит принцип автономии личности – то есть супруги больше ориентированы не на развитие семьи в целом, а на развитие самих себя за пределами семьи – в бизнесе, профессии, общественной деятельности. Причем в этой области семейных отношений притязания каждого супруга совпадают с ожиданиями от партнера.

Методика А.Н. Волковой позволила нам, помимо выявления ролевых ожиданий и притязаний супругов, произвести ранжирование показателей шкал семейных ценностей (сумма ожиданий и притязаний) – ранжирование ценности разных функций семьи для мужчин и женщин. Мужчины на первое место ставят ценность родительско-воспитательной функции семьи, а ценность такой функции семьи, как обеспечение гармонии в сексуальных отношениях в браке, для них занимает последнее, седьмое место.

У женщин иерархия семейных ценностей совпадает с мужской иерархией только в тех ценностях, которые представляются и мужьям, и женам наименее значимыми. Это ценности, занимающие шестое и седьмое место (соответственно, значимость хозяйственно-бытовой функции семьи и функции сексуального взаимодействия).

Совпадает и такая высокая по расположению ценность (третье место в иерархии), как социальная активность. Что касается сферы внешней привлекательности и родительско-воспитательной сферы, то у женщин сфера внешней привлекательности стоит ближе к началу списка, а родительско-воспитательная – ближе к середине списка, у мужчин, наоборот, родительско-воспитательная сфера стоит вначале списка, а сфера внешней привлекательности– ближе к середине списка.

Но, несмотря на такое различие, у женщин различие между показателями шкал семейных ценностей не такие выраженные, как у мужчин. В таком интервале значений, который у мужчин разделяет первое и второе места в иерархии семейных ценностей, у женщин в таком же интервале показателей шкалы семейных ценностей выявлены 4 ступени в иерархии. Исходя из этого, можно утверждать, что для женщин, несмотря на выделенные ступени в иерархии, семейные ценности с 1 по 4 ступень являются достаточно важными, как и для мужчин.

Результаты, полученные с помощью методики А.Н. Волковой по уровню согласованности и  конфликтности семейных установок супругов, приведены в таблице 3. Из таблицы 3 видно, что показатель по уровня согласованности согласованности семейных установок по всем шкалам семейных ценностей находится в допустимых пределах (до 3 баллов).

 

Таблица 3. Среднегрупповые показатели согласованности семейных установок

Семейные ценности   σ
Межполовые отношения 1,98 1,65
Личностная идентификация 1,66 1,72
Хозяйственно-бытовая 1,38 1,10
Родительско-воспитательная 1,31 0,98
Социальная активность 1,39 1,08
Эмоционально-психотерапевтическая 1,30 1,25
Внешняя привлекательность 1,89 1,46

 

Однако, если рассматривать индивидуальные оценки согласованности, то были выявлены некоторые особенности согласованности супругов по определенным семейным ценностям, а именно: наиболее конфликтной сферой жизни супругов являются межполовые отношения, несмотря на приведенные выше результаты о наименьшей значимости этой сферы супружеского взаимодействия и для мужей, и для жен.

На первый взгляд, эти результаты противоречат друг другу. Однако высокую конфликтность сферы сексуальных отношений в современных российских семьях подтверждают данные Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), который в 2013 году провел опрос в 130 населенных пунктах 42 областей. В ответ на вопрос, что толкает супругов к разводу, 24% (1-ое место) опрошенных высказали мнение, что это – измена. В качестве других распространенных причин оказались :бедность 21% (2-ое место); 19% (3-е место) – неумение идти на компромиссы, уступать друг другу,  непонимание, эгоизм и ссоры, 16% (4-ое место) – алкоголизм и наркомания [4].

Указанное выше противоречие объясняется, вероятно, влиянием стереотипов семей патриархального типа, в которых тема сексуальных отношений считалась закрытой для обсуждения. Неумение обсудить возникшую неудовлетворенность во взаимно уважительном тоне, высказать пожелание, а не претензию, приводит к тому, что супруги либо замалчивают проблемы, пытаясь решить их «на стороне», либо обсуждают их в обидном вызывающем тоне, порождая супружеский конфликт.

Самой неконфликтной семейной установкой является установка в родительско-воспитательной сфере взаимодействия супругов: в ней наблюдается всего 2% случаев конфликтности в супружеских парах.

Далее мы определили ролевую адекватность супругов, которая обуславливается соответствием ролевых ожиданий супруга и ролевых притязаний партнера и вычисляется как разность соответствующих показателей. Оказалось, что оценки ролевой адекватности по всем областям супружеского взаимодействия находятся в пределах низких значений (до 3 баллов).

Максимальное значение – наибольшая ролевая неадекватность –  наблюдается по шкале внешней привлекательности у женщин, что свидетельствует о несколько более выраженном расхождении ролевых ожиданий супруги с ролевыми притязаниями супруга, чем в других областях супружеского взаимодействия. То есть женщины в большей степени ожидают от мужчин стремление выглядеть привлекательно и следовать моде, в то время как сами мужчины к этому сильно не стремятся.

Здесь, на первый взгляд, наблюдается противоречие с установленной и описанной выше иерархией семейных ценностей у мужчин: сфера внешней привлекательности находится в ней на высоком пятом месте. Противоречие, по-видимому, вызвано тем, что мужчины хотят следовать своим собственным представлениям о мужской привлекательности, а женщины стремятся навязать мужчинам свое видение того, как им следует выглядеть, что быть привлекательным и модным. Тем не менее, поскольку пятое место внешней привлекательности в иерархии ценностей высокое, но не входит в тройку важнейших, то, даже будучи не согласным с супругой, мужчина на конфликты в этих вопросах не идет (14% конфликтности в установках).

Таким образом, полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

1. Самыми согласованными являются установки мужа и жены в следующих сферах супружеского взаимодействия: хозяйственно-бытовой, родительско-воспитательной, сфере социальной активности. Самыми несогласованными являются установки – в сферах межполовых отношений, личностной идентификации, эмоционально-психотерапевтической и в сфере внешней привлекательности. Таким образом, супруги чаще всего находят общий язык при оценке значимости бытовой организации семьи, значимости родительской функции и значимости внесемейных интересов, являющихся основными ценностями в процессе межличностного взаимодействия супругов. А больше всего конфликтов наблюдается при оценке значимости сексуальных отношений в супружеской паре, значимости общности интересов, потребностей, ценностных ориентации, способов времяпрепровождения, значимости взаимной моральной и эмоциональной поддержки членов семьи, ориентация на брак как среду, способствующую психологической разрядке и стабилизации, и значимости внешнего облика.

2. В иерархии семейных ценностей сферы семейной жизни занимают у мужчин следующие места: 1 место – родительско-воспитательная  сфера; 2 место – эмоционально-психотерапевтическая; 3 место – социальная активность; 4 место – личностная идентификация; 5 место – внешняя привлекательность; 6 место – хозяйственно-бытовая; 7 место – межполовые отношения. Таким образом, у мужчин первые места в иерархии занимают собственная активная родительская позиция и понимание необходимости взаимной моральной и эмоциональной поддержки членов семьи. А на последних местах находятся значимость бытовой организации семьи и значимости сексуальных отношений в семье.

3. У женщин в иерархии семейных ценностей эти сферы занимают следующие места: 1 место – эмоционально-психотерапевтическая; 2 место – внешняя привлекательность; 3 место – социальная активность; 4 место – родительско-воспитательная  сфера; 5 место – личностная идентификация; 6 место – хозяйственно-бытовая; 7 место – межполовые отношения. Таким образом, у женщин первые места в иерархии занимают понимание необходимости взаимной моральной и эмоциональной поддержки членов семьи и значимость своего внешнего вида. А на последних местах, как и у мужчин, находятся значимость бытовой организации семьи и значимости сексуальных отношений в семье.

Но, несмотря на видимое расхождение в иерархии семейных установок между мужчинами и женщинами, у женщин различие между показателями значимости шкал семейных ценностей не такие выраженные, как у мужчин и поэтому, можно утверждать, что для женщин, несмотря на выделенные ступени в иерархии, семейные ценности с 1 по 4 место в иерархии являются достаточно важными, как и для мужчин.

 

Список литературы:

1. Богданов Г.Т., Богданович Л.А., Полев А.М. и др. Супружеская жизнь: гармония и конфликты. – М.: Просвещение, 2003, 85 с.

2. Волкова А.Н. Методические приемы диагностики супружеских затруднений // Вопросы психологии. – 1985. – №5, 37 – 45 с.

3. Берн Ш. Гендерная психология. Законы мужского и женского поведения. / Пер. с англ. С. Рысев, Л. Царук, М. Моисеев, О. Боголюбова. – СПб., 2007, 320 с.

4. Мониторинг основных показателей социальных настроений жителей стран постсоветского пространства. – ВЦИОМ, 2013.

 

 

Особенности стилей родительского воспитания в семьях, проживающих в различных условиях

 Зотова Р.А.,  Кондратюк О.Е.,  Цветкова Н.А.

 

Зотова Раиса Анатольевна / Zotova Raisa Anatolievna – директор, Институт Повышения квалификации и Профессиональной Переподготовки «Высшая Школа Практической Психологии и Бизнеса», Москва;

Кондратюк Оксана Евгеньевна / Kondratyuk Oksana Evgenievna –  генеральный директор,  ООО «ОЕК-Холдинг», Москва;

Цветкова Наталья Афанасьевна / Tsvetkova Natalia Afanasievna – кандидат психологических наук, доцент, кафедра развития личности, факультет педагогики и психологии, Московский Педагогический Государственный  Университет, Москва.

Аннотация: Актуальность темы исследования определяется возрастанием роли эффективного взаимодействия школьных психологов и педагогов с родителями учащихся с целью повышения педагогической компетентности родителей, усиления воспитательного потенциала семьи. Выявленные особенности родительских стилей могут быть использованы при разработке тренинговых занятий c родителями учащихся.

Abstract: The relevance of the topic chosen is due to the increasing role of the effective cooperation between the school psychologists and tutors with the pupils’ parents for the purpose to empowered the parents’ pedagogical competence and to force parenting possibilities of the family. Those characteristics of parenting styles that are described in the article may be used to work out the training programs  for pupils’ parents.

Ключевые слова: семейное воспитание; характеристики воспитательного стиля; эмоциональная близость с родителями; контроль родителями ребенка.

Key words: family parenting; features of parenting style; emotional closeness with parents; parents’ control

 

Семейное воспитание, оказывая значительное влияние на формирование личности ребенка, наиболее эффективно в ситуации, когда воспитательные стили отца и матери являются адекватными, гибкими и прогностичными [1]. Воспитательный стиль, согласно определению И.М. Марковской, представляет собой целостную систему разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, которые практикуются в общении с ребенком, особенностей восприятия и понимания характера ребенка, его поступков [2].

Чтобы провести подробный анализ воспитательного стиля родителей с позиции ребенка-старшего школьника, в данной работе нами использовался опросник «Стили семейного воспитания: взаимодействие родитель – ребенок» И.М.Марковской, в котором автор интегрировала десять характеристик воспитательного стиля, разработанных ранее отечественными и зарубежными авторами. Опросник позволяет исследовать такие характеристики родительского стиля, 1) нетребовательность – требовательность; 2) мягкость – строгость; 3) автономность – контроль; 4) эмоциональная дистанция – близость; 5) отвержение – принятие; 6) отсутствие сотрудничества – сотрудничество; 7) несогласие – согласие; 8) непоследовательность – последовательность; 9) авторитетность родителя; 10)  удовлетворенность отношениями с ребенком (родителем).

Выборку эмпирического исследования составили учащиеся 9-10-11 классов двух муниципальных образовательных учреждений – средних общеобразовательных школ из крупнейшего российского мегаполиса г. Москве с более чем 12 млн. жителей (65 учеников) и г. Старая Русса Новгородской области (90 учеников) – типичного представителя малых городов России с населением 40 тыс. человек. Всего в исследовании приняли участие 155 школьников, из них мальчиков — 73, девочек — 82, из полных (113 ученика) и неполных семей (42 ученика).

Выявлены статистически значимые различия стилей родительского воспитания в семьях, проживающих в различных условиях (мегаполис – провинция и полная семья – неполная семья).

Доказано, что в мегаполисе у матерей, по сравнению с отцами, наблюдается более выраженная эмоциональная близость с ребенком, а у отцов в большей степени, чем у матерей, выражены последовательность воспитания детей.

В провинции у матерей более выражена эмоциональная близость с ребенком, направленность на сотрудничество с ним, а также матери в большей степени испытывают удовлетворенность от отношений с ребенком. У отцов в семьях из провинции, в большей степени, чем у матерей проявляется строгость в воспитании.

Выявлено, что у матерей из г. Москвы, в сравнении с матерями из г. Старая Русса, значимо более выражена мягкость, а у матерей из г. Старая Русса, в большей степени преобладают принятие ребенка и удовлетворенность отношениями с ребенком.

Выявлены статистически значимые различия в воспитательных стилях относительно полноты семьи.

Также были рассмотрены особенности воспитания детей в полных и неполных семьях.

В связи с тем, что в неполных семьях отсутствует оценка отца, были проанализированы только показатели матери. Выявлено, что к мальчикам матери относятся одинаково, вне зависимости от полноты семьи, а к девочкам, меняется отношение. Так к девочкам из неполной семьи матери относятся с более выраженной требовательность и строгостью, эмоциональной дистанцией, большим отвержением их личности, отсутствием сотрудничества в отношениях, отсутствием согласия, непоследовательностью в воспитании, сниженным авторитетом матери и более низкой удовлетворенностью отношениями с ребенком (рисунок 1).

Обнаружено, что в мегаполисе матери к мальчикам относятся одинаково, вне зависимости от полноты семьи, а к девочкам отношение матерей меняется в зависимости от полноты семьи. Так, к девочкам из неполной семьи, проживающим в мегаполисе, матери относятся с более выраженной требовательность и строгостью, эмоциональной дистанцией, большим отвержением их личности, отсутствием сотрудничества в отношениях, отсутствием согласия, непоследовательностью в воспитании, сниженным авторитетом матери и более низкой удовлетворенностью отношениями с ребенком.

Однако если сравнивать отношение матерей к детям, проживающих в провинции, то оказалось, что вне зависимости от степени полноты семьи, матери к своим детям относятся одинаково. Однако в отношениях с мальчиками в неполных семьях, несколько повышается сотрудничество матерей с детьми. Сотрудничество лучше всего проявляется у матерей из полных семей, проживающих в г. Москва, и матерей из неполных семей, проживающих в г. Старая Русса.