Cудьбоанализ Леопольда Зонди (Сонди)

Представлена концепция судьбоанализа, показана связь судьбоанализа с основными теоретическими положениями глубинной психологии, дана характеристика основных положений судьбоанализа (генотропизм, выбор, навязанная и свободная судьба), определены сферы применения судьбоанализа на практике

Ключевые слова: глубинная психология, родовое бессознательное, генотропизм, выбор, свободная и навязанная судьба

Коренные преобразования, происходящие в стране и в мире, затрагивают сущностные характеристики человека, предъявляют к нему ряд требований, которые призывают к изменениям. Политические, социальные и мировоззренческие перевороты приносят с собой для многих миллионов людей изменения в их жизненных стратегиях, жизненной судьбе. Прежде всего, последствия последней мировой войны, глобальные катастрофы и другие значимые события подчеркивают небезопасность в мире и ставят перед каждым человеком вопросы судьбы. Внешние события побуждают людей к попыткам найти объяснение важнейшим, жизненным процессам. В этих условиях перед человеком кардинально ставится вопрос о его сущности, смысле жизни и назначении, об определении фундаментальных ценностей, влияющих на отношение к миру и самому себе.

Для человека в постиндустриальном обществе характерны ощущения нестабильности, неопределенности, отсутствия безопасности. Именно в этой ситуации неопределенности, жесткости, неустойчивости бытия возникает идея судьбы как зависимости человека от влияния различных факторов.

Тенденция к постановке и решению вопросов судьбы обусловлена не только логикой жизни и ее требованиями, а также процессами развития научной мысли. Судьба относилась и продолжает занимать этот статус к темной и обладающей неуклонностью и жесткостью силой, с которой человек должен был либо смириться или совладать. Развитие человечества заключается в том, что происходит освоение все новых сторон и аспектов человеческого бытия. Вопросы детерминации и управления человеческой жизнью становятся все более осмысленными. Проблематика судьбы становится предметом рефлексии.

Проблема судьбы человека становится определяющей в психоанализе. З.Фрейд рассматривал проблематику судьбы с различных позиций: истории культуры, отношения людей, половых различий и т.д. Он отмечает, что культура появляется как необходимость защиты человека от необузданной природы. Тогда человек может почувствовать облегчение, так как он не так уже беспомощен по отношению к этим силам. Он может применить те же средства, которыми пользуются в обществе по отношению к тайным силам и тем самым попробовать их заговорить, умиротворить, подкупить и таким влиянием отнять у них часть их мощи. Такая деятельность приносит не только облегчение, но и указывает путь к дальнейшему овладению ситуацией [1. c.492]. З.Фрейд склоняется к мысли, что растерянность и беспомощность человеческого рода перед судьбой неустранима. В этом он видит причину возникновения и существования религии и идеи Бога, так как человек всегда будет нуждаться в защите от чуждых сверхсил. Поэтому он создает себе богов, которых он боится, но которых он пытается расположить к себе и которым он поручает защиту самого себя [1. с.498].

Для З.Фрейда «Сверх Я» принимает раннюю функцию судьбы. Он отмечает, что если отец суров, жесток, то наше «Сверх-Я» перенимает от него эти качества и в его отношении к «Я» возникает пассивность, которой как раз надлежало бы быть вытесненной. Если «Сверх-Я» стало садистическим, то «Я» становится мазохистским. «В нашем «Я» возникает большая потребность в наказании, и «Я» отчасти отдает себя, как таковое, в распоряжение судьбы, отчасти же находит удовлетворение в жестоком обращении с ним «Сверх-Я» (сознание вины)».[2.с.416]. Судьба по Фрейду лишь дальнейшая проекция отца. Таким образом, в психоанализе судьба индивида обусловлена личностным конфликтом влечения «Сверх Я» и «Я».

Он подчеркивает важную роль в судьбе человека защитных функций «Я». Специальный вид притязаний влечения и функций защиты «Я» образуют вместе факторы для личностной судьбы индивида, к которым относятся: эдипов комплекс, страх кастрации и виды защит от этих травмирующих моментов [3].

Если Фрейд акцентировал внимание на конституциональных и травматических моментах в судьбе, то его последователи обратили внимание на исследовании последствий раннего детского опыта (А.Адлер, К.Юнг).

З.Фрейд объяснял поведение человека исходя из его прошлого, то А.Адлер отмечал, что жизнь человека обусловлена образом будущего, конкретными целями, которые формируются в детстве.

А.Адлер создал уникальную теорию развития личности, в которой получили развитие вопросы телеологичекой детерминации жизни человека. Индивидуальная психология рассматривает жизнь человека как целостность, а каждую единичную реакцию, каждое движение и импульс как проявление индивидуальной жизненной установки. Поэтому в анализе человеческой жизни особую актуальность приобретает понимание индивидуального контекста – цели жизни, которая определяет направление всех поступков и побуждений человека.[4.с.27].

А.Адлер подчеркивает значимость первых лет жизни человека в его дальнейшей судьбе. Он отмечает, что жизненный стиль начинает формироваться в первые годы, в младенчестве. И этот опыт накладывает отпечаток на всю последующую жизнь.

Для понимания сущности проблем, которые волнуют человека во взрослом периоде жизни необходимо обращаться к ранним воспоминаниям, которые дают представление о характере проблемы. «Когда формируется прототип – ранний вариант личности, воплощающий цель, — устанавливается направление и ориентированность жизни индивида. Все это дает нам возможность предсказывать, что случится в его жизни в дальнейшем» [5. с.30].

А.Адлер также подчеркивает значение влияния родителей на дальнейшее развитие детей. Он рассматривает влияние различных типов воспитания на судьбу человека.

Например, излишняя любовь родителей может стать основой демонстративного поведения, изоляции и антиобщественных поступков человека в будущем, а строгое воспитание ведет к формированию таких личностных качеств как эгоцентризм, чрезмерная осторожность, низкий уровень социального чувства.

Тема судьбы в творчестве К.Юнга раскрывается как проявление архетипов, заложенных в коллективном бессознательном. Он подчеркивает значимость образа жизни родителей (неконтролируемых фоновых эффектов), которые оказывают значительное влияние на детей. Чаще всего это жизни, непрожитые его родителями (его предками), которые бессознательны, но, тем не менее, обладают мощным потенциалом воздействия. К.Юнг говорит о «судьбоносном этносе», который находится за пределами сознательной компетенции. Этим судьбоносным этносом является генеология родителей (их деды, прадеды и т.д.), которая также являются важнейшим фактором в воспитании детей, определяет их индивидуальность. В основе поведения человека лежат определенные архетипы коллективной души, некие силы, которые властвуют над досознательной душой ребенка. За конкретны отцом или матерью стоят магические фигуры, вечные образы Отца и Матери.

К.Юнг подчеркивает значение личности отца и его влияния для судьбы индивида. Он отмечает, что главные линии развития, которые соответствуют родительской матрице, заканчивают свое образование в течении первых четырех лет. «Если слишком чувствительный ребенок с величайшим вчувствованием повторяет в своей душе нецелесообразные особенности своих родителей, то вина в том, что его судьба принимает роковой характер, лежит в нем самом, в особенностях его организации. Но и родители могут внести несчастье в душу ребенка, когда они пользуются его незрелостью, чтобы сделать его рабом своих собственных комплексов; к сожалению, это происходит слишком часто»[6.с.44].

В двадцатом веке вопрос о судьбе становится также центральным в генетике, в особенности в исследованиях близнецов, при изучении влияния наследственности или среды. Исследования судьбы становятся целью наук о природе. Л.Зонди называет этот раздел исследований судьбы – археананкология. Он пытается установить мост между генетикой и глубинной психологией и создает новое учение о человеческой судьбе – «судьбоанализ».

Судьба человека по Л.Зонди является генетически детерминированной. Его жизненные выборы представляют собой генные реакции и обусловлены действием, прежде всего, латентно-рецессивных генов. Генотропизм, формирующий судьбу, предполагает наличие целой группы латентно-рецессивных генов, т.е. определенной рецессивной генной среды, которой судьбоанализ отводит решающую роль в побудительной жизни индивида. Такое влияние идентичных или родственных генов судьбоанализ называет генотропическим, а индивиды, которые притягиваются друг к другу через эти гены, считаются генетическими родственниками.

Судьбоанализом является такое направление в глубинной психологии, которое делает сознательным бессознательные притязания рода (предков) личности. Это означает, что индивидуум в судьбоанализе конфронтирует со своими бессознательными возможностями судьбы и стоит перед выбором другой личностной формы существования.

Теоретическим предшественником судьбоанализа был Карл Дюркгейм, основатель инициативной терапии. К.Дюркгейм говорит о двойственном происхождении человека и поэтому основная тема человеческой жизни и смысл его внутреннего пути – это творческое разрешение этого «напряжения» между земным и небесным в человеке. «Познать же их допустить, выстрадать их противоречивость, в конце концов, осуществить их интеграцию и именно через это стать полным (завершенным) индивидуумом, в этом и заключается предназначение и смысл внутреннего пути [7. с. 15]. Таким образом, К. Дюркгейм и Л.Зонди акцентируют внимание на экзистенциональных аспектах существования человека, условиях достижения его целостности. Индивидуальная инициативная терапия К. Дюркгейма повлияла на становление теории и практики функционального вероанализа Л.Зонди, главную задачу которой он видел в «освобождении засыпанного пути к Духу», в воспитании и укреплении врожденной человеческой способности к трансценденции и партиципации с Духом, а также к личностному единобытию с высшей духовной инстанцией с Богом [8. с. 30].

По отношению к другим концепциям психологии интегрированную позицию Зонди также можно назвать целостной. Свой судьбоанализ он рассматривал в качестве дополнения к теориям психоанализа З.Фрейда и аналитической психологии К.Г.Юнга, которые признавались им как фундаментальные.

Судьбоанализ рассматривает человека, который на вершине своего становления должен осознать собственные экзистенциальные возможности и с нарциссической вершины «Самости» спуститься к человечеству. Он также говорит об «осознании судьбы», которое нужно пробудить в каждом человеке, чтобы он смог понять возможности собственной судьбы с ее гуманистическими и негуманистическими формами. С понятием «осознание судьбы» Зонди связывает надежду «приостановить рост дегуманизации современного человека и способствовать его свободному становлению и гуманизации»[9.c.48-49].

Поэтому понятие судьбы у Зонди является диалектичным. Она состоит в постоянном движении противоречий и противоположностей и не замирает в статическом состоянии.

Таким образом, судьбоанализ делает людей сознательными, чтобы они пережили бессознательное принуждение (навязывание) судьбы, кроме того, чтобы они рядом с этим навязыванием судьбы также располагали другими, лучшими возможностями существования и среди них могли выбирать. Только тогда можно говорить, что человек имеет собственную личностную судьбу. «Судьба является целостностью всех унаследованных и свободно выбранных возможностей существования» [3. s. 21].

Помимо индивидуального и коллективного бессознательного Л. Зонди определяет еще одну сферу, обуславливающую судьбу – родовое бессознательное. Эта родовая сфера с ее «фигурами предков», является наследственной основой всех вариантов судьбы.

Проявлением действия родового бессознательного являются притязания предков. «Под притязанием предков судьбоанализ понимает стремление фигуры предка полностью повториться в жизни потомка в той же самой форме экзистенции, в которой она один или несколько раз проявляла себя в истории целого рода» [3.s.24]. Даже если фигура предка «захотела» бы манифестировать в определенной форме судьбы, носитель подобного притязания все-таки имел бы различные варианты выбора своей будущей экзистенции.

Поэтому судьбоанализ не принимает фатализма, так как человек всегда имеет возможность выбора. «В случае навязанного выбора предок может проявить себя в виде болезни. Если же человек знает об этой опасности, то он может сознательно – хотя чаще всего он делает это бессознательно – выбрать такой вид профессиональной деятельности, в которой он социализирует притязания предков, вместо того чтобы «заработать» себе болезнь».

Для проведения судьбоанализа необходим анализ предков, т.е. составление генеалогического дерева, родословной пациента. Необходимо получить информацию хотя бы о двух поколениях по вертикали вверх и об одном-двух поколениях – вниз (если они есть), а также по горизонтали (т.е. о родителях, бабушках и дедушках, дядях и тетях, родных и двоюродных братьях и сестрах и о всех известных родственниках пациента). Генеалогическое дерево показывает ситуацию в семье и возможные формы экзистенции для пациента.

Л.Зонди выделяет шесть функций судьбы, которые определяют человеческую жизнь. Все многообразие функций он подразделяет на две группы: навязанная судьба (четыре функции) и свободная судьба, которой он также дает определения «Я-судьба», «Выбор – судьба», тем самым подчеркивая значимость субъектности в жизни человека. Выделенные функции должны рассматриваться не статически, а диалектически, так как они всегда между собой взаимосвязаны и взаимообуславливают друг друга. Эти две формы судьбы находятся в тесных отношениях друг с другом. Понятие судьбы теряет не только свой характер принуждения, оно граничит со свободой. Судьбу человека обуславливают стремление к свободе и навязанность. Психические противоположности и возможность управления ими образуют динамику, которая формирует судьбу.

Структура навязанной и свободной судьбы обусловливается различными факторами.

Передача по наследству «образцов и образов» (Р.М. Рильке) притязаний предков, продолжающих динамически функционально жить и действовать в родовом бессознательном человека.

Особая природа побуждений, ядро которой имеет наследственное происхождение, изменяется под воздействием бессознательной защитной деятельности «Я» (З. Фрейд) в течении жизни и выражается в качестве индивидуальных потребностей побуждений..

Социальное окружение, которое может ускорить или, напротив, затормозить развитие определенных потенций человека.

Общественное сознание того времени, в котором живет человек, равно как и его интеллектуальные способности, которые формируют и направляют его дальнейшую судьбу.

Сознательное Я, которое своей пробивной силой, своей властью, своей целенаправленностью и своим «Сверх-Я» может при благоприятных обстоятельствах, благодаря свободе выбора, взломать границы наследственности, природы побуждений, социальной и духовной среды и добиться для себя свободной судьбы Я. При неблагоприятных условиях – Я в своем бессилии, напротив, полностью обречено на вынужденную судьбу и повторяет, как правило, судьбу одного из своих предков.

Дух, с помощью которого можно достигнуть свободной судьбы [9].

Шесть жизненно важных функций, которые обуславливают и формируют судьбу, все время меняют направление своего движения. Таким образом, судьба постоянно меняет формы своего проявления. Подобно смене декораций и актеров на вращающейся сцене театра, на сцене жизни отдельной личности тоже происходят изменения.

Если судьба застывает в определенном положении, то она превращается в навязанную. Если же, напротив, «Я» с помощью Духа способно оказать энергичное сопротивление окаменевшему влиянию функций, определяющих навязанность судьбы, и снова привести в движение вращающуюся «сцену», то при благоприятных обстоятельствах может реализоваться свободный выбор судьбы, человеческое становление.

Наследственные функции судьбы проявляются при выборах индивида в пяти жизненных сферах: в любви, в дружбе, в профессии, в болезни, в смерти.

Либидо или эротогенотронизмом называется генотропическое влияние, которое оказывают латентные гены при выборе брачного партнера. Зонди обнаружил, что вступающие в брак часто не знают, что являются представителями семей, в которых встречаются одни и те же болезни. Родители, будучи совершенно здоровыми, производят на свет детей, страдающими тем или иным видом патологии. Зонди делает вывод о том, что это происходит потому, что родители латентно несут в себе эту же патологию. Он приводит пример с коммивояжером, который совершал постоянные переезды из города в город, находился в любовных отношениях с несколькими женщинами. Однако к одной из женщин он приезжал чаще и вскоре вступил с ней в брак. От этого брака родился глухонемой ребенок, хотя оба родителя были совершенно здоровы. Анализ генеалогических деревьев родителей ребенка и по вертикали и про горизонтали показал, что среди родственников отца и матери было немало глухонемых людей [10].

По данным исследований Л.Зонди следует, что дочь чаще всего походит на свою бабушку со стороны отца или на сестру отца. А сын напротив – на своего деда по материнской линии или на брата матери. Таким образом, отец является носителем динамического генофонда своей матери, который он передает дочери, мать же передает «генетическое приданое» своего отца собственному сыну. Поэтому комплекс Эдипа, открытый З.Фрейдом, получает генобиологическое объяснение и доказывается наличие сильной генной связи между матерью и сыном и соответственно между отцом и дочерью. [11.с.23]

Другой формой генотропической манифистации является выбор друзей – социогенотропизм. Действие латентных генов проявляется в том, что индивид выбирает в качестве образца для подражания или в друзья таких людей, у которых с ним имеется «генетическое родство». Идея генного родства друзей проявляется в произведениях Платона, И.Гете, Ш.Монтескье. Многие поэты и писатели бессознательно предвидели, что двое друзей связаны чем-то таким, половина чего имеется у одного, а вторая – у другого из них. Не случайно ритуал «кровного родства» друзей, осуществляемый посредством смешивания крови указывает на генную основу такого союза и устанавливают такое отношение как будто бы они являются членами одной и той же семьи или рода.[12.с.19]

Л. Зонди говорит о феномене морбитропизма, т.е. выборе определенной болезни, детерминированной латентно-рецессивными генами. Каждый индивид реагирует на патологическое воздействие той формой болезни, которая предписана его конституцией, генотипом. От него зависит выбор индивидом определенного типа заболевания, реакции на внешние соматические или психические воздействия и инфекции.

Критическими периодами, когда осуществляется манифестация генов, определяющих тип заболевания, является пубертат и климакс. Гормональные кризисы могут активизировать только те заболевания, которые заложены генной структуре индивида. Поэтому можно говорить об этих периодах в жизни человека как судьбоносных, т.к. они сопряжены с серьезными изменениями в жизни человека, ставят перед ним вопросы жизни или смерти. Так называемые пубертатные или климатерические осложнения (шизофрения, мания, сахарный диабет, наследственная гипертония и т.д) также связаны чаще всего с генными факторами. Гармональные кризисы могут активизировать только те заболевания, которые заложены в генной структуре индивида уже с момента оплодотворения и ждут манифестации.[13. c.52-53]

Л.Зонди открыл также феномен «танатогенотропизма», т.е. предрасположенности к определенному типу смерти из-за определенной болезни или самоубийства. Тип смерти, который выбирает человек, неслучаен. Родовые гены определяют, с точки зрения судьбоанализа, вид смерти и будут ожидать возможности проявления в течение всей жизни. Самоубийство как причина смерти, а также средство и способ, посредством которого он уходит из жизни являются результатом действия латентнорецессивных генов.

Отмечается, что члены шизоформных семей являются предрасположенными к смерти от туберкулеза, в циркулярно-пикнических семьях от заболеваний сердца, почек, сахарного диабета. Также выбор самоубийства зависит от принадлежности к определенному наследственному кругу. В основе самоубийства лежит не один, а два-три побудительных фактора. Представители садистского круга испытывают предпочтение к веревке, ножу, бритве, кинжалу, топору, сабле, они вешаются, пронзают себе сердце, вскрывают вены, режут живот (горло) и т.д. Эпилептоиды прибегают к падению с высоты (из окна, с башни, моста, поезда), а также самосожжению (бензин, керосин). Так, самоубийцы, которые принадлежат к гомосексуально-параноидальному кругу предпочитают в качестве орудия яд или револьвер, кататоническо-шизоформного круга – выбирают пассивную смерть (умирают от голода или холода, или ложатся перед прибытием поезда на рельсы). Самоубийцы циркулярного круга часто выбирают оральный способ: прием морфия, алкоголя, снотворных и т.д. [14]

Существует взаимосвязь между выбором профессии и наследственностью, которая получила название оперогенотропизма. Связь выбираемой профессии с латентными генами зависит, во-первых, от физических или психических способностей индивида и только потом от социально-экономических факторов.

Л.Зонди отмечает, что проявления оперогенотропизма заключается в том, что обычно выбирается профессия, в рамках которой нужно профессионально общаться с людьми, манифестирующими именно те побуждения, латентным носителем которых является сам выбирающий. Например, если здоровый человек, у которого отец или мать, сестра или брат являются манифестирующими психическими больными, становится психиатром и большую часть жизни проводит среди психически больных. Поэтому профессия пожарного лучше подходит для генотропической разрядки «пироманических» склонностей, профессия оперативного сотрудника – «криминальных» склонностей, а профессия парикмахера – для отреагирования гомосексуальных склонностей. Однако это не означает, что каждый оперативник является латентным преступником, пожарник – латентным пироманом, а каждый парикмахер –латентным гомосексуалистом. Скорее всего отмечается, что в этих профессиях для человека создаются наиболее благоприятные условия для отреагирования в социально- приемлемой форме наследственные побудительные тенденции. [15.c.11]

Л.Зонди, изучив семейные заболевания, характерологические особенности, профессии генетических и кровных родственников, приходит к выбору о биологической и генотропической взаимосвязи между выбором профессии и профессиональным побуждением.

Судьба человека по Л.Зонди постигается в его целостности на трех экзистенциальных уровнях: биопсихологическом (наследственность, побудительная и аффективная природа); социально-психологическом (социальная и ментальная среда); личностно-психологическом («Я» и Дух). Соответственно, все науки, которые изучают человека, можно классифицировать по принадлежности хотя бы к одному из этих трех уровней: медицина, генетика, биопсихология, психосоматика, этология относятся к биопсихологическому уровню; общественные науки по макро- и микроструктурам, вопросам семьи и брака, — к социально-психологическому уровню; философские и психологические теории о душе человека, а также все аспекты теологии и религии – к личностно-психологическому уровню.

Поэтому можно говорить о необходимости создания целостной теории о судьбе – судьбологии, которая будет базироваться на различных науках, причем каждая наука будет освещать свои аспекты становления и развития человека.

В последнее время намечается интерес к изучению учения Леопольда Зонди. Появляются публикации, в которых рассматриваются различные аспекты учения Зонди, осуществляется перевод его книг, а также работы его учеников, раскрывающие творчество известного швейцарского психолога.[16,17]. Идеи судьбоанализа также находят широкое применение на практике.[18]. Так идеи Зонди активно используются в деятельности правоохранительных органов, в частности для построения психологического портрета преступника, разрабатываются проективные и сюжетно-ролевые тесты диагностики криминальных склонностей [19].

Теоретические положения судьбоанализа применяются в организации и осуществлении профессиональной консультации [15,20,21]. Активно осуществляется разработка технологий профконсультирования на основе судьбоаналитической теории Л.Зонди, создаются диагностические методики на основе классификации навязанных выборов профессии. Также осуществляется освоение фототеста профессиональных склонностей М.Ахтниха (ВВТ), основанного на факторах Л.Зонди.

Идеи Л.Зонди рассматриваются также в контексте педагогических отношений. Судьба как методологический принцип педагогического взаимодействия может также занять достойное место в социальной педагогики. Из профессиональных умений социального педагога выделяют такие как умения выявлять информацию и собрать факты, необходимые для подготовки социальной истории и оценивания ситуации. Знание развития и поведения человека в конкретной среде, интересов и потребностей, условий его жизни, его социальной истории позволяет определить, как общество влияет на судьбу отдельного человека и разработать методы и формы оказания помощи в его творческой самореализации и становлении [22].

Кроме того, судьба может рассматриваться в структуре педагогический отношений, в процессе которых взрослые, воспитатели, родители, педагоги осознанно или неосознанно формируют жизненные траектории и судьбы детей и подростков. Судьбу можно рассматривать как цель, средство и результат педагогического взаимодействия [23,24].

Научный подход к изучению феномена судьбы начинает оформляться как самостоятельное направление только в последнее время. Существующие подходы представляет собой лишь совокупность различных знаний, не объединенных в систему. В этих условиях возрастает необходимость в разработке целостной теории судьбы, одним из вариантов которого является учение Леопольда Зонди.

Список литературы

1. Фрейд З. Я и Оно. Труды разных лет. Тбилиси. Мерани, 1991. кн.1.

2. Фрейд З. Я и Оно. Труды разных лет. Тбилиси. Мерани, 1991. кн. 2.

3. Szondi L. Freicheit und Zwang im Schicksal des Einzelnen. – 3 Aufl.., Bern. Huber, 1995.

4. Адлер А. Наука жить. Киев.: Port-Royal, 1997.

5. Адлер А. Понять природу человека /Пер. Е.А.Цыпина – СПб.: Академический проект, 1997.

6. Юнг К.Г. Собрание сочинений. Конфликты детской души. М.: Канон, 1994.

7. Дюркгейм К. О двойственном происхождении человека. СПб., 1992. с.15.

8. Бюрги-Майер К. Функциональный вероанализ – инициативная терапия: Леопольд Зонди – Карлфрид

9. Дюркгейм// Психология судьбы. Екатеринбург. Вып.2. 1995.

10. Зонди Л. Путь человеческого становления (Пер. с нем. А.В.Тихомирова) // Персонал-Profi. Выпуск 7. Екатеринбург, 2002. с.24-51.

11. Берешкей Т. Биологическая эволюция, генотропизм, психопатология: новая интерпретация психоаналитической теории// Персонал-Profi. Выпуск 7. Екатеринбург, 2002. с.30-57.

12. Зонди Л. Выбор супруга как судьба. (Пер. с нем. А.В.Тихомирова) // Персонал-Profi. Выпуск 11. Екатеринбург, 2003. с.20-43.

13. Зонди Л. Социотропизм: выбор дружбы как судьба /\ Персонал-Profi. Выпуск Екатеринбург, 2003. с.16-32.

14. Зонди Л. Выбор болезни как судьба. (Пер. с нем. А.В.Тихомирова) // Персонал-Profi. Выпуск 7. Екатеринбург, 2002. с.51-65.

15. Зонди Л. Выбор смерти как судьба. Танатотропизм (Пер. с нем. А.В.Тихомирова) /\ Персонал-Profi. Выпуск 8-9. Екатеринбург, 2002. с.20-32.

16. Тихомиров А.В. Судьбоаналитическое профконсультирование. Екатеринбург. 2004. 115 с.

17. Юттнер Ф. Судьбоанализ в выводах /Пер. с нем. А.В.Тихомирова. – Екатеринбург.: изд-во Урал.ун-та, 2002.-262 с.

18. Хут В. Судьбоанализ Леопольда Зонди //Энциклопедия глубинной психологии. Т.4. Индивидуальная психология. Аналитическая психология. Пер. с нем. / Общ.ред. А.М.Боковикова. – М., Когито-Центр, МГМ, 2004. с.464-504.

19. Смирнов А.В. К вопросу о валидности и надежности теста Зонди //Пасхи. Научный психологический журнал. Екатеринбург, 2002. №1. с.46-71.

20. Ложкин А.И. Использование «криминалистических следов» побуждений для построения психологического портрета преступника // Персонал-Profi. Выпуск 5. Екатеринбург, 2001. с.87-98.

21. Ахтних М. Введение в фототест профессиональных склонностей (Пер. с нем. А.В. Тихомирова).// Персонал-Profi. Выпуск 8-9. Екатеринбург, 2002. с.4974.

22. Ермолоев В.А. Судьбоаналитический подход и практика применения теста Зонди в профконсультировании и профотборе// Персонал-Profi. Выпуск 11. Екатеринбург, 2003. с.98-111.

23. Соловьев Г.Е. Судьба как методологический принцип социальной педагогики /Cовременные проблемы подготовки специалистов по социальной работе и социальной педагогике. Материалы международной третьей научно-практической конференции. Вып. 1. РГППУ. Екатеринбург, 2003. с. 118-120.

24. Соловьев Г.Е. Воспитание к Судьбе//Судьба философии в современном мире (тематический сборник). Уфа. Уфимск. Гос. Ин-т сервиса. 2003. с.134-142.

25. Соловьев Г.Е. Судьба человека как антропологическая проблема. Очерки по педагогической антропологии. Ижевск. Издательский дом «Удмуртский университет»., 2003.