Взаимосвязи психосоматических феноменов с восприятием социального окружения

Зотова Р.А., Прокофьева Н.С., Цветков А.В. ВЗАИМОСВЯЗИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНОВ С ВОСПРИЯТИЕМ СОЦИАЛЬНОГО ОКРУЖЕНИЯ// Международный научный журнал «Символ науки». – Уфа: Омега Сайнс, 2017. — №1, Ч.2 – сс.212-216.

Аннотация
в данной статье на теоретико-эмпирическом материале рассматриваются механизмы социального контроля с развитием телесного компонента Я-образа в юношеском возрасте как ключевом для становления личности.
Ключевые слова
телесность, психосоматическое развитие, социализация
Помимо очевидных физиологических свойств, которые каждый человек может увидеть, ощутить и понять, тело наделено психическим измерением, роль которого часто недооценивается. В структуре телесности выделяют внутренние и внешние компоненты, при этом существенная доля психологических исследований посвящена видимому, иначе говоря «объективно воспринимаемому», телу к компоненту Я-образа [19].
Т.С. Леви говорила о важности разделения двух понятий «тело» и «телесность». Телесность — одухотворенное тело, которое проявляется в движении и форме, и имеет внутреннюю и внешнюю составляющие. Телесность является результатом онтогенетического процесса и личностного развития, которое выражает культурную, индивидуально-психологическую и смысловую составляющие уникального человеческого существа [10].
Проблемы, связанные с человеческим телом разрабатывались в различных сферах: анатомии, физиологии, психологии и накопили огромный материал о теле, как о биологическом феномене, так и природном фундаменте человеческого существования. А развитие медицины связано с телом, как объектом лечения. В психологии же стоит вопрос о соотношении тела и духа.
Говоря о теоретическом направлении изучения телесности можно выделить четыре подхода. Первый подход представлен в трудах 3. Фрейда и его последователей [20] и связан с представлением о первичности тела по отношению к душе, т.е. тело — фундамент человеческой психики. Вторая группа исследователей (в частности, М. Шелер [24]) утверждает: тело – лишь вместилище духа, который отличает человека от животных. Третий подход к проблеме телесности связан с представлением о дуализме души и тела, который наиболее ярко прослеживается в трудах Спинозы [17]. Последний подход утверждает взаимно-реципрокные влияния тела и души.
Анализируя сущность человеческого тела, М. Мерло-Понти рассматривает его не как объективную вещь и внешнюю реальность, а как особый чувственно-смысловой феномен – плоть. Исходя из этого, тело определяется, как реальность внешнего и внутреннего миров, в которой происходит осмысление сосуществование [13].
В.А. Подорога писал: «субъективность, или то, что мы иногда называем суверенностью человеческой личности, появляется из множества следов, оставленных на человеческих телах» [15]. Поэтому можно, предположить, что человеческое тело – это особый феномен – основа нашего опыта, которая формирует наше отношение к миру, к самому себе и другим.
В отечественной психологии научная работа велась, в основном, в направлении изучения «образа физического Я» как части образа «Я», аспекта самосознания, включающего аффективные и когнитивные компоненты. (Зейгарник Б.В. [8], Столин В.В. [16], Соколова Е.Т. [18], Дорожевец А.Н. [7]). В наше время в отечественной психологии «телесность» понимают как ядро – собственно тело, а также его временное измерение и пространство вокруг ядра, которое включает в себя различные явления сознания [19].
Как отмечает А. Ш. Тхостов, исследования телесности человека приобрели очень большое значение и стали центральной проблемой междисциплинарных исследований. Телесность способна обнаружить себя в
любой момент нашей жизнедеятельности, проявляясь в виде «слабости», «усталости» или «силе» и «возбуждении» или болезни [19].
Исходя из этого, большим потенциалом для анализа психологии телесности обладает культурно-исторический подход к психологии телесности. Центральным понятием данного подхода является понятие психосоматического развития, которое определяется как «процесс закономерного становления механизмов психологической регуляции телесных функций, действий и феноменов». Психосоматическое развитие включает в себя закономерное становление в онтогенезе механизмов психологической регуляции телесных функций, действий и феноменов. В процессе социализации телесных феноменов человек осваивает знаково-символические формы регуляции, естественные потребности в пище, питье и т.д., телесные функции – дыхание, боль, а так же психосоматические феномены – образ тела, самочувствие [5].
Николаева В.В. и Арина А.Г. отмечают, что восприятие собственного тела и система представлений о нѐм зависят от возраста, уровня вербального интеллекта, пола и опыта болезни [1].
Необходимо отметить, что в юношеском возрасте образ телесного «Я» характеризуется хрупкостью, нестабильностью; он легко изменяется под воздействием мотивационных конфликтов и аффективных состояний, «проницаем» для внешней оценки и переживаний успеха-неудачи [14].
Таким образом, формирование телесности можно рассматривать не только с позиции заболевания, но также с точки зрения ее формирования под воздействием других психологических и социальных явлений.
В настоящем исследовании осуществлена попытка рассмотреть формирование телесного «Я» у юношей и девушек под воздействием социальных факторов – воспринимаемой «атмосфере в коллективе» и уровнем субъективной социальной фрустрации. Гипотеза состоит в том, что в период ранней юности (15-17 лет), являющийся ключевым для социализации (по Э.Эриксону [26] и Д.И. Фельдштейну) фрустраторы могут оказать наиболее
выраженное влияние на формирование личности и телесного образа в частности.
С целью исследования образа телесного «Я» и социализации использовались следующие методики: опросник саморефлексии телесного потенциала Ложкин Г. В., Рождественский А. Ю.; гомункулус Семенович А.В.; методика диагностики уровня социальной фрустрированности Л. И. Вассермана (модификация Бойко В.В.); опросник Фидлера А.Ф.
В исследовании приняли участие юноши (50 человек) и девушки (50 человек) в возрасте от 16 до 19 лет, средний возраст которых составлял 17,5±1,2 лет, среднегрупповой возраст как у юношей, так и у девушек (17,5±1,2). Выборка респондентов является однородной по возрасту и полу.
Судя по усредненным по выборке показателям, психологическую атмосферу в коллективе респонденты оценивают как удовлетворительную (34,2±10,4), однако юноши оценивают атмосферу в коллективе более позитивно (25,9±4,7), нежели девушки (42,4±7,6), причем данное различие статистически значимо.
Немаловажно и то, что средний балл по социальной фрустрированности находится в пределах пониженного уровня (1,5±1,04), однако среди юношей данная методика диагностирует очень низкий показатель социальной фрустрированности (0,6±0,2), а у девушек – умеренный уровень (2,5±0,5). И это различие статистически значимое (при р<0,0001).
Парадоксально, но для девушек, чем ниже уровень социальной фрустрации, тем хуже оценки психологического климата в своем учебном коллективе. То есть определенный уровень фрустрации полагается ими как «необходимый» для социализации.
В связи с такими результатами, было принято решение проверить, существует ли влияние испытываемого уровня социальной фрустрации на восприятие психологической атмосферы в коллективе учащихся, как у юношей, так и у девушек. Для того чтобы, проверить данное предположение был использован простой регрессионный анализ.

Выявлено (таблица 1), что уровень испытываемой социальной фрустрированности оказывает влияние на восприятие психологической атмосферы в учебном коллективе только у девушек (F=12,06 при р=0,001). Далее нами были рассмотрены и проанализированы результаты, полученные по методикам, направленных на диагностику социальной саморефлексии телесного потенциала и восприятия своего физического Я.

В ходе дескриптивного анализа было выявлено (таблица 2), что у респондентов более выражен личностный тип репрезентации телесного потенциала (84,1±16,2 или 8 стайнанов). Если рассматривать полученные данные по половому признаку, то несмотря на то, что у юношей общий показатель несколько ниже (80,8±13,1 или 7 стайнанов), чем у девушек (87,4±18,3 или 8 станайнов), все же, среднегрупповые показатели для обоих
полов находятся на уровне личностного типа репрезентации телесного потенциала.
У исследуемых респондентов наблюдается преобладание личностного типа репрезентации телесного потенциала (75%), над просоциальным (24%), а витальный тип (1%) практически не представлен в данной выборке. Причем личностный тип репрезентации телесного потенциала значимо чаще встречается, чем просоциальный тип (χ2=52,03 при р<0,0001). В группе как юношей (68%), так и девушек (82%), также преобладает личностный тип репрезентации телесного потенциала. К тому же как у юношей (χ2=12,96 при р<0,001), так и у девушек (χ2=43,58 при р<0,0001), личностный тип репрезентации значимо чаще встречается, чем просоциальный тип. Между юношами и девушками существует только тенденция (р=0,08) к преобладанию личностного типа репрезентации телесного потенциала у девушек, по сравнению с юношами, т.е. у девушек чаще, чем у юношей телесный потенциал непосредственно интегрируется в Я-структуру, становится его имманентной характеристикой, которая ни при каких условиях не может быть отделена от Я как целостного психотелесного существа.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в раннем юношеском возрасте (15-17 лет) для девушек существует, пусть и опосредованная, но связь социализации в рамках учебного коллектива, определенного уровня фрустрации в этом коллективе и кооптирования телесности в личность. Для юношей же таковая связь не обнаруживается, что может трактоваться двояко: как наличие иных сред и факторов социализации, которые влияют на телесность, либо же наличествует «временной лаг» в созревании (известно, что в течение длительного времени девушки созревают опережающими темпами как физически, так и психически). Существенно менее вероятным представляется коренное межполовое различие в механизмах социального контроля психосоматического развития.

Литература:
1. Арина Г.А., Николаева В.В. Психология телесности: методологические принципы и этапы клинико-психологического анализа // Междисциплинарные проблемы психологии телесности. Материалы межведомственной научно-практической конференции, М. 2004.
2. Бергсон А. Собр. соч.: В 4 т., Т.1. М., 1991. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.
3. Бернштейн Н.А. Физиология движений и активность. 1990.
4. Бескова Д.А. Клинико-психологические характеристики внешней и внутренней границ телесности. Диссертация., М., 2005
5. Выготский Л.С. Детская психология. / Под ред. Д.Б. Эльконина. М., 1984.
6. Газарова Е.Э. Тело и телесность: психологический анализ. – М., 2005.
7. Дорожевец А.Н., Соколова Е.Т. Исследования образа физического Я. 1999.
8. Зейгарник Б.В. Патопсихология. 1976.
9. Зинченко В.П. Проблемы психологии развития // Вопросы психологии. № 3-4, 1992.
10. Леви Т.С. — Психология телесности в ракурсе личного развития. М., 1999.
11. Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. — М., 1973.
12. Леви Т. С. Курс «Психология телесности» в профессионально-личностной подготовке психологов // Знание. Понимание. Умение. 2004. №1.
13. Мерло-Понти М. Феноменология восприятия. 1945.
14. Мотовилин О.Г. Развитие представлений о собственном теле у детей в условиях семьи и интерната. Диссертация. М., 2001.
15. Подорога В.А. Феноменология тела. М., 1995.
16. Столин Т.В. Самосознание личности. М., 1983.
17. Спиноза Б. Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье. 1990.
18. Соколова Е.Т. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. 1995
19. Тхостов А.Ш. Психология телесности. М., 2002.
20. Фрейд З. Психология бессознательного: Сборник произведений/сост. М.Г.Ярошевский. — М., 1990.
21. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.
22. Хэд Г. Исследования неврологии. 1990Шелер М. Избранные произведения. М., 1994.
23. Цветков А.В. Образ Я: структура, функции, развитие. – М.: Издательство «Спорт и Культура – 2000»,2012. – 176с.
24. Шелер М. Избранные произведения. М., 1994
25. Шильдер П. Образ и внешний вид человеческого тела. 1935.
26. Эриксон Э. Детство и общество. — СПб.: ООО «Речь», 2000. — 416 с.
© Зотова Р.А., Прокофьева Н.С., Цветков А.В., 2017.