Социальная фрустрация как фактор развития телесности в юношеском возрасте

Прокофьева Н.С. СОЦИАЛЬНАЯ ФРУСТРАЦИЯ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ТЕЛЕСНОСТИ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ// сб. «Образование в современном мире: международная on-line конференция». Дата публикации: 14.03.2017. Регистрация СМИ: Эл№ФC77-49690 от 26.04.2012. URL доступа: http://pedagog.eee-science.ru/listing/sotsialnaya-frustratsiya-kak-faktor-razvitiya-telesnosti-v-yunosheskom-vozraste/

Для клинической психологии, как формы «верификации общепсихологических построений» по А.Н. Леонтьеву, крайне важным представляется вопрос соотношения интрапсихического и социального (интерпсихического) взаимодействия в формировании психосоматических феноменов. Множество работ, посвященных данной феноменологии рассматривают единство и взаимодействие телесного и психического с точки зрения патологических феноменов (клинических моделей) (Николаева В.В., Арина Г.А., 2003). Однако данная феноменология с позиции нормы может быть рассмотрена в психологии телесности.
В нашем исследовании мы совершим попытку рассмотрения феноменологии единства и взаимодействия через призму различных психических состояний, которым может быть подвержена личность человека в повседневной жизни, а именно, обратимся к фактору социальной фрустрации, и ее воздействию в юношеском возрасте.
В юношеском возрасте проблема фрустрации является особенно острой, так как в этот период молодым людям предстоит решить много задач: планирование жизненного пути, выбор профессии, дальнейшее обучение, обретение независимости. Наиболее часто фрустрация проявляется в раннем юношеском возрасте (15-17 лет). Это находит свое объяснение в психологических особенностях данного периода. Мы предполагаем, что стойкая социальная фрустрация в данный возрастной период может
приводить к выраженной реакции дезадаптации (неврозу), что в свою очередь увеличивает риск возникновения психосоматических заболеваний.
Таким образом, психосоматический симптом оказывается напрямую связан с процессом развития личности.
В таком преломлении психосоматическая проблема содержит многие важнейшие предпосылки культурно-исторического подхода к телесности: симптомогенез связан с процессом социализации человека, имеет знаково-символический характер, вписан в контекст межличностных отношений, Поэтому наше исследование будет сфокусировано на особенностях психосоматического статуса у лиц с разным уровнем социальной фрустрации (Арина Г.А., 1991).
Цель нашего исследования — психосоматические особенности лиц юношеского возраста с различным уровнем социальной фрустрации.
Задачи исследования:
1. Подобрать методы диагностики восприятия телесности, уровней способностей саморегуляции, социальной фрустрированности.
2. Проанализировать основные особенности проявления телесности и саморегуляции у юношей и девушек при различном уровне социальной фрустрированности.
3. Выявить влияние социальной фрустрированности на восприятие своей телесности, своего учебного коллектива и развитость саморегуляции.
Гипотезы исследования:
1. Существуют половые особенности уровня развитости регуляторных процессов и регуляторно-личностных свойств.
2. Существуют половые особенности восприятия своего физического Я.
3. Социальная фрустрированность будет оказывать влияние на регуляторные процессы, регуляторно-личностные свойства, восприятие коллектива и телесный потенциал личности.
С целью исследования образа телесного «Я» использовались следующие методики:
— опросник саморефлексии телесного потенциала Ложкин Г. В., Рождественский А. Ю.;
— гомункулус Семенович А.В.
с целью исследования социальной фрустрации:
— опросник ССП – 98 Моросанова В. И.
— методика диагностики уровня социальной фрустрированности Л. И. Вассермана (модификация Бойко В.В.)
— опросник Фидлера А.Ф.
В исследовании приняли участие юноши (50 человек) и девушки (50 человек) в возрасте от 16 до 19 лет, средний возраст которых составлял 17,5±1,2 лет, среднегрупповой возраст как у юношей так и у девушек (17,5±1,2). Выборка респондентов является однородной по возрасту и полу.
В результате дескриптивной статистики было выявлено, что у исследуемых респондентов среднегрупповые показатели планирования (5,59±1,93), программирования (5,08±1,8), гибкости (5,08±1,68) и самостоятельности (5,07±1,83) находятся в пределах среднего уровня развития, а такие шкалы, как моделирование (3,62±1,47) и оценивание результатов (3,8±1,56) развиты плохо. Однако такую закономерность можно проследить только у юношей, у девушек среднегрупповые показатели по всем исследуемым шкалам саморегуляции имеют практически одинаковые значения. Если рассматривать с точки зрения половых различий в уровне выраженности саморегуляции, то видно, что у юношей по шкалам планирования, программирования, гибкости и самостоятельности среднегрупповые значения выше и находятся на уровне выше среднего развития саморегуляции, в то время как у девушек, все исследуемые шкалы находятся в пределах ниже среднего уровня развития саморегуляции.
Приведенный непараметрический U-критерий Манна-Уитни, который был использован в связи с тем, что практически все исследуемые данные не
подчиняются закону нормального распределения, на выявления половых различий показал, что по таким шкалам, как планирование (U=657,5, Z=-4,08 при р<0,001), программирования (U=851,5, Z=-2,75 при р=0,006), гибкости (U=606,5, Z=-4,44 при р<0,001) и самостоятельности (U=486,5, Z=-5,26 при р<0,001) у юношей наблюдаются значимо более высокие значения, а у девушек по сравнению с юношами, значимо более высокие значения наблюдаются по шкалам моделирования (U=707, Z=3,74 при р<0,001) и оценивания результатов (U=776, Z=3,27 при р<0,001). К тому же, сравнивая общий уровень саморегуляции, у юношей этот показатель также значимо выше, чем у девушек (U=724, Z=-3,63 при р<0,001).
Судя по среднегрупповым показателям, психологическую атмосферу в коллективе респонденты оценивают как удовлетворительную (34,2±10,4), однако юноши оценивают атмосферу в коллективе более положительно (25,9±4,7), чем девушки (42,4±7,6), и данное различие статистически значимо (U=79, Z=8,07 при р<0,0001).
Также было выявлено, что среднегрупповой показатель социальной фрустрированности находится в пределах пониженного уровня фрустрированности (1,5±1,04), причем у юношей среднегрупповой показатель находится на очень низком уровне социальной фрустрированности (0,6±0,2), а у девушек этот показатель достигает умеренного уровня выраженности (2,5±0,5). Данное различие между юношами и девушками по уровню выраженности социальной фрустрированности статистически значимое (U=1, Z=8,6 при р<0,0001).
В ходе дескриптивного анализа было выявлено, что у респондентов более выражен личностный тип репрезентации телесного потенциала (84,1±16,2 или 8 стайнанов). Если рассматривать полученные данные по половому признаку, то несмотря на то, что у юношей общий показатель несколько ниже (80,8±13,1 или 7 стайнанов), чем у девушек (87,4±18,3 или 8 стайнанов), все же, среднегрупповые показатели для обоих полов находятся на уровне личностного типа репрезентации телесного потенциала.
Проведенный U-критерий Манна-Уитни показал, что у девушек значения по витальному (U=888,5, Z=2,49 при р=0,01), просоциальному типам (U=851, Z=2,75 при р=0,006) и общему баллу (U=958, Z=2,17 при р=0,03) значимо выше, чем у юношей. что может говорить о том, что в группе девушек, вероятно, будет наблюдаться большее количество случаев доминирования личностного типа репрезентации телесного потенциала.
Также необходимо рассмотреть восприятие своего физического Я, исследованного через методику «Гомункулус».
Основываясь на полученных результатах, можно сделать вывод, что у девушек, образ своего физического Я (4,38±1,24) приближен к значениям, свойственных здоровым людям с неизмененным отношением к своему физическому Я, в то время, как у юношей наблюдаются более низкие показатели (3,94±1,45), причем это различие между юношами и девушками статистически значимое (U=851, Z=2,75 при р=0,006).
Для того, чтобы увидеть общую картину взаимосвязей особенностей саморегуляции респондентов, их восприятия того коллектива, где они учатся, их эмоционального состояния и «телесности», был проведен корреляционный анализ Спирмена отдельно для юношей и девушек.
В ходе анализа было выявлено, что у юношей прямопропорциональные (положительные) связи между: оцениванием психологической атмосферы в коллективе и оцениванием результатов (r=0,28 при р<0,05); образом физического Я и самостоятельностью (r=0,48 при р<0,05); образом физического Я и общим уровнем саморегуляции (r=0,29 при р<0,05).
И обратнопропорциональные (отрицательные) связи между: витальным типом телесной репрезентации и образом физического Я (r=-0,4 при р<0,05); просоциальным типом телесной репрезентации и моделированием (r=-0,41 при р<0,05); просоциальным типом телесной репрезентации и общим уровнем саморегуляции (r=-0,3 при р<0,05); личностным типом телесной репрезентации и оцениванием результатов (r=-0,29 при р<0,05); общим баллом телесной репрезентации и оцениванием результатов (r=-0,35 при
р<0,05); общим баллом телесной репрезентации и общим уровнем саморегуляции (r=-0,29 при р<0,05); общим баллом телесной репрезентации и образом физического Я (r=-0,31 при р<0,05).
У девушек были выявлены прямопропорциональные (положительные) связи между: уровнем социальной фрустрированности и программированием (r=0,39 при р<0,05); уровнем социальной фрустрированности и общим уровнем саморегуляции (r=0,34 при р<0,05).
И обратнопропорциональные (отрицательные) связи между: оцениванием психологической атмосферы в коллективе и программированием (r=0,31 при р<0,05); уровнем социальной фрустрированности и оцениванием психологической атмосферы в коллективе (r=-0,41 при р<0,05); личностным типом телесной репрезентации и планированием (r=-0,29 при р<0,05); личностным типом телесной репрезентации и оцениванием результатов (r=-0,35 при р<0,05).
Таким образом, можно сделать следующие выводы: существуют половые особенности уровня развитости регуляторных процессов и регуляторно-личностных свойств и половые особенности восприятия своего телесного Я. Половые особенности стали первоочередными, а уровень социальной фрустрированности — вторичным фактором, влияющим на исследуемые особенности личности. Девушки в большей степени умеют выделять значимые явления для достижения целей на текущий момент времени и на будущее время. Им свойственно адекватно оценивать результаты, как общей цели, так и всей деятельности на пути к цели. Юноши склонны к положительной оценке атмосферы в коллективе по сравнению с девушками. У юношей выявлен низкий уровень социальной фрустрации по сравнению с девушками.

Литература:
1. Арина Г.А. Психосоматический симптом как феномен культуры // Телесность человека: междисциплинарные исследования. — М., 1991. — С. 45-53.
2. Арина Г.А., Николаева В.В. Психология телесности: методологические принципы и этапы клинико-психологического анализа // Междисциплинарные проблемы психологии телесности. Материалы межведомственной научно-практической конференции, Москва, 20-21 октября 2004.
3. Николаева В.В., Арина Г.А. Клинико-психологические проблемы психологии телесности // Психологический журнал. 2003. № 1. Т. 24. С. 119-126.
4. Тхостов А.Ш. Психология телесности. — М.: Смысл, 2002. — 287 с.