Особенности саморегуляции у лиц с разным уровнем религиозности

опубликовано: Международный научный журнал «Инновационное развитие». – Пермь: Центр социально-экономических исследований, 2017, №1, сс.7-9.

Аннотация

В данной статье описывается пилотажное исследование, выполненное с использованием авторской анкеты на приверженность религиозной вере, опросника В.И. Моросановой ССП-98 на самоконтроль и шкалы созависимости Никоновой. Показано, что наиболее психологически благополучными, т.е. имеющими развитую саморегуляцию и низкий уровень созависимости, являются «умеренно религиозные» лица. У тех, кто практически не привержен религиозной модели мира, ниже уровень саморегуляции, а у истово религиозных лиц высокая гибкость поведения сочетается со столь же высоким уровнем созависимых моделей поведения.


Ключевые слова: религиозность, саморегуляция психики, созависимость

На протяжении столетий отношения науки и религиозной традиции были сложными и противоречивыми, и лишь в XX в. утвердилась гносеологическая концепция исследования веры как феномена не столько метафизического, сколько психического. Вопросы места и роли веры в процессе познания мира, типы веры рассматривались в работах Э. Гуссерля, У. Джеймса, В. А. Лекторского, Б. Рассела и других выдающихся философов.
Последние 20-25 лет в отечественной психологии завоевывает популярность т.н. «христиански ориентированная психология», связанная с именами Б.С. Братуся, В.И. Слободчикова, Ф.Е. Василюка [1]. Данный подход относится к религиозности как характеристике становления личности, связанной с переживаниями, самоутверждением, поступками, мировосприятием человека. Проблемой, однако, является малое число операционализированных исследований в данном русле.
Таким образом, цель исследования формулируется как выявление особенностей саморегуляции как конституирующей характеристики развития личности у людей с разной степенью религиозности.
В исследовании приняли участие 58 респондентов, средний возраст которых составил 30,7±10,1 лет, из них 16 мужчин в возрасте 26±4,5 лет и 39 женщин в возрасте 32,6±11,1 лет.
Были использованы следующие методы:
1. Анкета на выявление степени религиозности. Респондентам предлагалось ответить на вопрос о том, относят ли они себя к одной из традиционных религий, опираясь на такой набор вариантов: 1. нет; 2. да, но не соблюдаю религиозных ритуалов (например: пост, молитва перед едой и т.д.) повседневно; 3. да, и соблюдаю ритуалы повседневно. Также
необходимо было оценить степень религиозности, отметив на визуальной шкале, градуированной от 1 до 7 баллов.
2. Опросник на выявление уровня созависимости [3].
3. Методика В.И. Моросановой ССП-98 [2], состоящая из 46 утверждений, входящих в состав шести шкал, выделяемых в соответствии с основными регуляторными процессами (планирования, моделирования, программирования, оценки результатов) и регуляторно-личностными свойствами (гибкости и самостоятельности). В состав каждой шкалы входят по девять утверждений. Структура опросника такова, что ряд утверждений входят в состав сразу двух шкал в связи с тем, что их можно отнести к характеристике как регуляторного процесса, так и свойства регуляции.
Для сравнения результатов использовался U-критерий Манна-Уитни. Все описанные далее феномены выявлены при уровне значимости p от 0,001 до 0,05.
В результате частотного анализа показано, что чаще всего и у мужчин (65%), и у женщин (70%) встречается наличие религиозности без соблюдения ритуалов. При этом процент атеистов выше среди мужчин, 24% против 15% у женщин. Представительницы прекрасного пола чаще религиозны с повседневным соблюдением ритуалов (15%), чем мужчины (11%). Однако уровня статистической достоверности данные различия не достигают, оставаясь «тенденцией (p=0,07), что говорит о достаточной однородности исследованной выборки.
Анализ методики исследования созависимости показал, что у респондентов с разным уровнем религиозности наблюдается средняя степень созависимых моделей поведения. При этом в самой многочисленной группе респондентов (религиозность без соблюдения ритуалов), наблюдается меньше всего созависимых моделей поведения (25,9±6,1 балла), а больше всего – у группы религиозных с практикой ритуалов лиц (29,3±5,9 балла).
По среднегрупповым показателям опросника ССП-98 выявлено, что уровень планирования (6,3±1,7 балла), самостоятельности (7±1,8 баллов) и общего уровня саморегуляции (31,8±4,6 балла) выше у неверующих респондентов. Зато уровень моделирования (6,8±1,8 балла) и оценивания результатов (6,3±1,4 балла) выше у умеренно верующих, а значения гибкости (7,3±1,8) больше у высоко религиозных респондентов.
Таким образом, результаты разнонаправленные: с одной стороны, высокий уровень индивидуальной религиозности повышает способность субъекта к гибкому выбору способов действия, с другой – определяет вектор усилий, направленный на субъективно понимаемое благо других лиц в ущерб себе. Немаловажным является тот факт, что наибольшее психологическое благополучие демонстрирует группа «умеренно верующих», что согласуется с известным психологическим феноменом дезадаптивности «крайних» групп.

Литература:
1. Братусь Б.С. Христианская психология как научное направление: к истории вопроса// Национальный психологический журнал. – М.: МГУ, 2015. — №9. – сс. 4-14.
2. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции: феномен, структура и функции в произвольной активности человека. – М.: ИП РАН, 1998.
3. Никонова О.Ю. Диагностика созависимости в работе психолога-практика// Вестник Харьковского национального педагогического университета. Серия Психология. – Харьков: ХНПУ, 2011. – Т. 38 — №9. – сс.112-123.
© Зотова Р.А., Масловский С.И., Цветков А.В., 2017.