Гендерные различия телесного я-образа в юношеском возрасте

Прокофьева Н.С., Цветков А.В. ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ ТЕЛЕСНОГО Я-ОБРАЗА В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ// Теория и практика современной науки. Электронный научный журнал, № 3(21), 2017.

Аннотация: В данной статье описывается исследование, направленное на выявление особенностей формирования телесного образа в юношеском возрасте под воздействием социально-психологических факторов атмосферы в коллективе и социальной фрустрации. Показано, что наибольшее влияние оказывают регуляторно-личностные свойства, имеющие различия по полу, при этом для девушек свойственна парадоксальная связь высокой оценки атмосферы в коллективе с высокой фрустрацией.
Ключевые слова: атмосфера в коллективе, телесный образ, юношеский возраст

Prokofieva N.S.,
post-graduate student, Higher school of psychology and business,
Moscow
Tsvetkov A.V., doctor of Psychology, Deputy Director for science, Center of neuropsychology » Izyuminka «, Moscow

GENDER DIFFERENCES IN BODILY SELF-IMAGE IN YOUTH

Abstract: this article describes the research aimed at identifying the features of bodily image formation in youth under the influence of socio-psychological factors in student group and social frustration. It is shown that the greatest impact of regulator-personal properties, with differences by gender,
with girls having paradoxical relationship of high team atmosphere evaluation with high social frustration.
Key words: team environment, body image, youth

Психологический анализ телесности касается не только патологических аспектов (внутренняя картина болезни), но и механизмов формирования телесного опыта, его смысловых аспектов телесного опыта, его связи с субъективной картиной мира личности, обращают внимание В.В. Николаева[7,8], О.Г. Мотовилин[6], В.Е. Каган[3], С.А. Кулаков[4].
Современные исследования личности человека, в области клинической психологии касаются, увы, в основном, только вопросов отношени к болезни (Соколова Е.Т.[8], Николаева В.В.[7], Тхостов А.Ш.[9]).
Однако представляется возможным посмотреть на данную проблему с несколько иного ракурса, формирования телесного Я-образа с точки зрения различных психических состояний, которым оно может быть подвержено.
В качестве модели психического состояния нами предложена социальная фрустрация: крайняя неудовлетворенность, блокада стремления, возникающая в условиях отрицательной социальной оценки, вызывающая стойкое отрицательное эмоциональное переживание, может стать дезорганизации сознания и деятельности[3].
Влияние фрустрации на телесный опыт почти не рассматривается, хотя проблемами фрустрации как отдельно взятым явлением занимались: В.П. Зинченко[2], Р.М. Грановская[1], Н.Д. Левитов [5].
Можно предположить, что в период ранней юности (15-17 лет), фрустраторы могут оказать наиболее выраженное влияние на формирование личности и телесного образа в частности.
В работе использовались следующие методы: опросник саморефлексии телесного потенциала Ложкин Г. В., Рождественский А.
Ю.; гомункулус Семенович А.В.; опросник ССП – 98 Моросанова В. И.; методика диагностики уровня социальной фрустрированности Л. И. Вассермана (модификация Бойко В.В.); опросник Фидлера А.Ф.
В исследовании приняли участие юноши (50 человек) и девушки (50 человек) в возрасте от 16 до 19 лет, средний возраст которых составлял 17,5±1,2 лет, среднегрупповой возраст как у юношей так и у девушек (17,5±1,2). Выборка респондентов является однородной по возрасту и полу.
В результате дескриптивной статистики данных по ССП-98 выявлено, что у исследуемых респондентов среднегрупповые показатели планирования (5,59±1,93), программирования (5,08±1,8), гибкости (5,08±1,68) и самостоятельности (5,07±1,83) находятся в пределах среднего уровня развития, а такие шкалы, как моделирование (3,62±1,47) и оценивание результатов (3,8±1,56) развиты плохо. Однако такую закономерность можно проследить только у юношей, у девушек среднегрупповые показатели по всем исследуемым шкалам саморегуляции имеют практически одинаковые значения. У юношей по шкалам планирования, программирования, гибкости и самостоятельности среднегрупповые значения выше средних значений развития саморегуляции, в то время как у девушек, все исследуемые шкалы находятся в пределах ниже среднего уровня развития саморегуляции. К тому же, общий уровень саморегуляции у юношей также значимо выше.
Приведенный непараметрический U-критерий Манна-Уитни, который был использован в связи с тем, что практически все исследуемые данные не подчиняются закону нормального распределения, подвтердил установленные половые различия с уровнем значимости p от 0,001 до 0,01.
Судя по среднегрупповым показателям теста Фидлера, психологическую атмосферу в коллективе респонденты оценивают как удовлетворительную (34,2±10,4), однако юноши оценивают атмосферу в
коллективе более положительно (25,9±4,7), чем девушки (42,4±7,6), данное различие статистически значимо.
Средние по выборке данные по тесту Вассермана-Бойко находятся в пределах пониженного уровня фрустрированности (1,5±1,04), причем у юношей очень низкий уровень (0,6±0,2), а у девушек скорее умеренный (2,5±0,5). Данное различие статистически значимо.
Также было показано, что у девушек, чем ниже уровень социальной фрустрированности они испытывают, тем хуже они оценивают психологический климат в своем учебном коллективе. У юношей взаимосвязи данных показателей не прослеживаются.
В ходе дескриптивного анализа саморефлексии телесного потенциала (опросник Ложкина и Рождественского) выявлено, что у респондентов более выражен личностный тип репрезентации телесного потенциала (84,1±16,2). При делении группы по половому признаку, видны более низкие показатели у юношей (80,8±13,1 против 87,4±18,3 у девушек), эти различия статистически значимы, но оба находятся на уровне личностного типа репрезентации телесного потенциала.
Также необходимо рассмотреть восприятие своего физического Я, исследованного через методику «Гомункулус».
Основываясь на полученных результатах, можно сделать вывод, что у девушек, образ своего физического Я (4,38±1,24) приближен к значениям, свойственных здоровым людям с неизмененным отношением к своему физическому Я (Цветков А.В.[10]), в то время, как у юношей наблюдаются более низкие показатели (3,94±1,45), причем это различие между юношами и девушками статистически значимое.
Таким образом показано, что существующие половые особенности развития регуляторных процессов являются первоочередными, а уровень социальной фрустрированности вторичным фактором, влияющим на развитие собственного телесного Я-Образа. Кроме того, восприятие своего телесного «Я» более адекватно возрастным нормам у девушек.

Список литературы:
1. Грановская Р.М. Психологическая защита. — СПб.: Речь, 2007
2. Зинченко В.П. От генезиса ощущений к образу мира // А.Н. Леонтьев и современная психология. — М.: Наука, 1983. — С. 140-149
3. Каган В. Е. Внутренняя картина здоровья и психосоматический потенциал индивида // Психогенные и психосоматические расстройства: Тезисы научной конференции 24-25. XI. 1988. Тарту, 1988. Т. 1. С. 201-204.
4. Кулаков С.А. Основы психосоматики. — СПб. :Речь , 2003 . —288с,илл.
5. Левитов Н.Д. Фрустрация как один из видов психических состояний // Вопросы психологии. — 1967. — № 6. — С.118-129.
6. Мотовилин О.Г. Развитие представлений о собственном теле у детей в условиях семьи и интерната: диссертация … кандидата психологических наук : 19.00.04. — Москва, 2001. — 188 с.
7. Николаева В.В., Арина Г.А. Клинико-психологические проблемы психологии телесности // Психологический журнал. 2003. № 1. Т. 24. С. 119-126.
8. Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях [Учеб. пособие]. — М. SvR-Аргус 1995. — 359 с.
9. Тхостов А.Ш., Степанович Д.А. Влияние кризисной жизненной ситуации на структуру самооценки // Вопросы психологии. — 1987. — № 2. — С.128-134.
10. Цветков А.В. Образ Я: структура, функции, развитие. – М.: Издательство «Спорт и Культура – 2000»,2012. – 176с.
© Прокофьева Н.С., Цветков А.В., 2017. Цветков Андрей Владимирович, +7916-674-79-64, ats1981@gmail.com