Гендерные особенности саморегуляции поведения лиц с разным уровнем религиозности

опубликовано: Проблемы современной науки и образования. №10 (92), 2017. – сс.109-111.

УДК 159.94

Масловский С.И.¹, Цветков А.В.² E-mail: ats1981@gmail.com
¹Масловский Сергей Иванович, директор, Высшая школа психологии и бизнеса, Москва;
²Цветков Андрей Владимирович, доктор психологических наук, заместитель директора по науке Центра нейропсихологии «Изюминка», Москва

Аннотация: показано, что на всех уровнях религиозности мужчины опережают женщин или по отдельным параметрам саморегуляции, или по общему показателю. Доминирования женщин ни в одном параметре ни на одном из оцениваемых уровней религиозной веры не прослеживается. Более того, эта разница является наиболее значимых в группах неверующих и глубоко верующих респондентов. Данные результаты трактуются авторами как влияние гендерных стереотипов, диктующих женщинам обращение к религиозным ритуалам как источнику «спокойствия» и стабильности личности в кризисных ситуациях.


Ключевые слова: религиозность, саморегуляция, гендер.

GENDER SELF-REGULATION PECULARITIES IN PERSONS WITH DIFFERENT RELIGIOSITY LEVELS

Maslovskii S.¹, Tsvetkov A.² E-mail: ats1981@gmail.com
¹Maslovskii Sergei, Director, Higher school of psychology and business, Moscow;
²Tsvetkov Andrey, doctor of Psychology, Deputy Director for science, Center of neuropsychology » Izyuminka «, Moscow

Abstract: it is shown that at all levels of religiosity men have higher levels than women or in certain aspects of self-regulation, or at general value. There’s nj dominance of women in any parameter of regulation, at any assessed religiosity levels. Moreover, this difference is most significant in non-believers and deeply religious respondents groups. These results are interpreted by the authors as the influence of gender stereotypes that dictate women to turn to religious rituals as a source of «peace» and stability of personality in crisis situations.
Keywords: religiosity, self-control, gender.

Религия является одной из форм общественного сознания (общественной жизни) социальных групп и личностей, с помощью которой люди общаются или пытаются общаться с реальностью, но не с той, с которой мы сталкиваемся в повседневной действительности, а с другой, лежащей за пределами обыденного опыта. Во все времена религиозность мужчин и женщин разделялась, рассматриваясь как две отдельные, взаимодополняющие роли [1]. Мужская религиозность разительно отличается от женской, всегда проявляясь в глубинном познании себя и окружающего мироустройства. Для мужчины от религии требуется нечто иное, чем для женщины, ему нужно делать свои непосредственные дела, решать необходимые задачи, исследовать мир, созидать и творить. Мужская религиозность деятельная и активная. Если от женщины требуется чистота души и тела, то от мужчины, прежде всего, чистота ума и трезвость восприятия.
На сегодняшний день уже существуют научные данные о взаимосвязи личностных качеств и религиозности. Так, в исследовании И.Ф. Мягкова, Ю.В. Щербатых и М.С. Кравцовой выявлено, что нет корреляции между общим уровнем религиозности личности и отдельными факторами по опроснику Кеттелла [2]. Вместе с тем, этими авторами была
выявлена относительная корреляция между степенью религиозности и уровнем фрустрации личности.
Есть исследования религиозности с учетом психологических особенностей в разные возрастные периоды. Так, Н. Усовой и А. Кашповой выявлено, что у представителей среднего возраста (от 30 до 40 лет) в отличие от респондентов более юного возраста (до 18 лет) сильнее выражена вера в Бога и его могущество, в большей степени выражен морально-нравственный религиозный компонент, внешняя религиозная активности (ритуалы) и религиозная самоидентификация [4]. В целом, по уровню общей религиозности средний возраст опережает юношеский. По всем этим показателям пожилой возраст (старше 60 лет) находится где-то посередине: между зрелым и юношеским. Н. Усова и А. Кашапова связывают это в том числе и с разной степенью включенности личности в тот или иной возрастной период в социальные процессы.
Таким образом, качественные показатели религиозности намного больше связаны с характерологическими особенностями личности, чем количественные.
Подходы к исследованию личностной саморегуляции можно условно расположить в рамках континуума «личность–деятельность» [5]. На крайних полюсах будут находиться концепции, которые рассматривают личностную регуляцию, вне деятельностного контекста, как работу с собой по изменению собственных ценностей и т.д., и концепции, которые представляют лишь операциональный подход к произвольным процессам, игнорирующие индивидуальную специфику в их реализации [3]. В данной работе будем придерживаться именно операционального подхода в рамках модели саморегуляции В.И. Моросановой, которая под саморегуляцией понимает целостную систему выдвижения и управления достижением целей поведения и деятельности.
Данное исследование направлено на изучение не только половых особенностей саморегуляции, но и выявление способностей к саморегуляции у лиц с разным уровнем религиозности.
В исследовании приняли участие 58 респондентов, средний возраст которых составил 30,7±10,1. В данную выборку вошли 2 группы: 1) 16 мужчин в возрасте 26±4,5; 2) 39 женщин в возрасте 32,6±11,1.
Методики исследования. 1) Анкета на выявление степени религиозности. Респондентам предлагается ответить на вопрос о том, относят ли они себя к одной из традиционных религий, опираясь на такой набор вариантов: 1. нет; 2. да, но не соблюдаю религиозных ритуалов (например: пост, молитва перед едой и т.д.) повседневно; 3. да, и соблюдаю ритуалы повседневно. Также необходимо оценить степень религиозности, отметив на визуальной шкале, градуированной от 1 до 7 баллов.
2) Методика В.И. Моросановой, направленная на диагностику стилевых особенностей постановки и достижения цели. Опросник ССП-98 состоит из 46 утверждений, входящих в состав шести шкал, выделяемых в соответствии с основными регуляторными процессами (планирования, моделирования, программирования, оценки результатов) и регуляторно-личностными свойствами (гибкости и самостоятельности). В состав каждой шкалы входят по девять утверждений. Структура опросника такова, что ряд утверждений входят в состав сразу двух шкал в связи с тем, что их можно отнести к характеристике как регуляторного процесса, так и свойства регуляции.
Результаты исследования. Было выявлено по среднегрупповым показателям, что уровень планирования, самостоятельности и общего уровня саморегуляции выше у неверующих респондентов. Уровень моделирования и оценивания результатов выше у умеренно верующих, а
значения гибкости больше у высоко религиозных респондентов. Исходя из среднегрупповых показателей можно предположить, что неверующие респонденты в большей степени, чем остальные, проявляют потребность в осознанном планировании деятельности, при этом у них лучше проявляется самостоятельность, они гибко и адекватно реагируют на изменение условий, выдвижение и достижение цели у них в значительной степени осознанно. У умеренно верующих респондентов лучше, чем остальные способны выделять значимые условия достижения целей, как в текущей ситуации, так и в перспективном будущем, а также у них наблюдается сформированность и устойчивость субъективных критериев оценки результатов. Верующие респонденты, исполняющие ритуалы, лучше остальных проявляют пластичность всех регуляторных процессов.
Однако если рассматривать результаты в зависимости от пола, то видно, что у неверующих мужчин наблюдается более высокий уровень развития только планирования, у умеренно религиозных – несколько более выражено оценивание результатов, а у верующих и исполняющих каждодневные ритуалы, лучше всего развиты моделирование, программирование и гибкость.
В группе женщин выявлено, что у неверующих женщин наблюдается более высокий уровень развития только самостоятельности, у умеренно религиозных – лучше всего развиты моделирование, программирование, оценивание результатов и общий уровень саморегуляции, а у верующих и исполняющих каждодневные ритуалы, лучше всего развита гибкость.
Проведенное сравнение между мужчинами и женщинами показало, что в группе неверующих у мужчин значимо выше (р<0,05), чем у женщин уровень планирования, моделирования, программирования и общий уровень саморегуляции. В группе умеренно верующих обнаружено, что у мужчин уровень оценивания результатов также значимо выше (р<0,05), чем у женщин, а у глубоко верующих мужчин значимо выше, чем у
женщин, уровень моделирования, самостоятельности и общий уровень саморегуляции.
Таким образом, выявлено, что уровень развития саморегуляции у мужчин выше, чем у женщин, особенно, если это касается неверующих или глубоко верующих респондентов. В группе умеренно верующих респондентов различия наблюдаются только по уровню оценивания результатов, которое указывает на то, что мужчины лучше проявляют сформированность и устойчивость субъективных критериев оценки результатов.
В результате проведенного сравнения было выявлено, что у нерелигиозных респондентов степень религиозности значительно ниже (р<0,05), чем у умеренно религиозных респондентов, однако, уровень самостоятельности – значительно выше. Если сравнивать нерелигиозных респондентов с глубоко верующими, то у них также, степень религиозности значительно ниже (р<0,05), а уровень самостоятельности и планирования значимо выше (р<0,05). Если сравнивать респондентов с умеренным уровнем религиозности и с глубоко верующими респондентами, то у них степень религиозности имеет более низкие значения (р<0,05), а уровень оценивания результатов – значимо выше (р<0,05).
Таким образом, было выявлено, что с нарастанием уровня религиозности будет снижаться и уровень саморегуляции, однако, как было выявлено в ходе сравнений по половому признаку, данная тенденция наблюдается именно у женщин, а у мужичин, наоборот, с увеличением уровня религиозности, возрастают характеристики саморегуляции поведения.

Список литературы / References
1. Гусева Е.С. Гендерные аспекты индивидуальной религиозности // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2014. – т. 16. – №2(2). – С. 329-332.
2. Мягков И.Ф., Щербатых Ю.В., Кравцова М.С. Психологический анализ уровня индивидуальной религиозности. // Психологический журнал. – 1996. –Т.17. – №6. – С. 119-122.
3. Моросанова В.И., Аронова Е.А. Самосознание и саморегуляция поведения. – М.: Институт психологии РАН, 2007. – 213 с.
4. Усова Н.В., Кашапова А.Ф. Возрастные особенности персональной религиозности и усвоение норм религии в процессе социализации // Психология, социология и педагогика. – 2013. – № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2013/08/2376 (дата обращения: 19.12.2016).
5. Сафонова Т.О., Морозова И.С. Уровневые характеристики саморегуляции личности // Вестник КемГУ. – 2010. – №3. – С.100-106.